Мехман Алиев. Фото http://minval.az

25 августа 2017, 04:15

Директор Turan Мехман Алиев: Всё сделано, чтобы парализовать нашу работу

24 августа директор азербайджанского информационного агентства Turan Мехман Алиев был задержан в Баку по делу о злоупотреблении должностными полномочиями и уклонении от уплаты налогов. За два часа до задержания он успел побеседовать с корреспондентом "Кавказского узла". Это последнее интервью, которое руководитель одного из старейших независимых информагентств на пространстве бывшего СССР дал, находясь на свободе.

В разговоре Алиев заявил, что считает возбужденное против него уголовное дело политическим. По его словам, власти в очередной раз нанесли удар по ИА Turan из-за нервозной обстановки в преддверии выборов. В финансовом отношении агентство сегодня практически парализовано. Все это идет к тому, что Turan вынужден будет приостановить свою деятельность.

«За месяц до уголовного дела министерство налогов подтвердило, что никакого долга у нас нет»

«Кавказский узел» (К.У.): Министерство налогов Азербайджана начало уголовное расследование против агентства Turan. Насколько обоснованы претензии о неуплате агентством налогов?

Мехман Алиев (М.А.): Было возбуждено уголовное дело на основании камеральной проверки Департамента местных налогов города Баку. Однако эта структура не обращалась к нам за разъяснениями о предъявленных обвинениях относительно неуплаты налогов. Согласно законодательству, они должны были сделать это. Они должны были провести расследование, прояснить с нами вызывающие у них сомнения вопросы. Но они этого не сделали и просто предъявили обвинения. В связи с этим мы выразили протест – написали министру налогов письмо, но никакого ответа не последовало.

Они решили проверить нашу деятельность за период с 2010 года. И в обвинении указали суммы якобы не уплаченных налогов за период 2014-2016 гг. в размере 27 тыс. манатов (16 тыс. долларов). И плюс 10 тысяч манатов (6 тыс. долларов) они нарисовали нам как «набежавшие» штрафы. 

Интересно, что за месяц до начала уголовного расследования министерство налогов подтвердило, что никакого долга у нас за 2016 год нет. Дело в том, что еще весной этого года тот же самый департамент местных налогов предъявил нам претензии о не уплате сборов на сумму 3 тысяч манатов (1800 долларов). Но мы обжаловали это решение, и вышестоящая инстанция, министерство налогов, отменило это необоснованное решение. Теперь же нам за тот же 2016 год предъявляют обвинение о не уплате налогов на 9 тысяч манатов (5300 долларов), то есть в три раза больше.

Это само является показателем нездоровой подоплеки уголовного расследования против нас. То есть это необоснованное и предвзятое дело.

Они начали проверку – мы предоставили документы. Но поняв, что уклонения от уплаты налогов в той сумме, которой они заявили, найти не удастся, вот тогда налоговики приняли решение о проверке деятельности уже за период с 2010 года.

К.У.: Какова цель начавшегося в отношении вас преследования?

М.А.: С учетом практики, которая применялась против других организаций [гражданского общества] все будет делаться для того, чтобы показать высокую сумму уклонения от уплаты налогов. Чтобы парализовать нашу работу и практически вывести нас из информационного поля.

Вопрос о закрытии агентства уже стоит на повестке дня

Все эти действия необоснованны. Прежде всего, проверка должна была проводиться здесь (в офисе агентства – прим. «Кавказского узла»), они должны были на месте знакомиться с документами. Но они заставляют нас вывозить документы из офиса туда (в Департамент предварительного расследования налоговых преступлений министерства налогов – прим. «Кавказского узла»). При этом, если за первые три года (2014-2016 годы) мы представили копии, то за период с 2010 по 2014 год они практически не дали нам время сделать копии. Они требуют немедленного представления документов. А это означает, что какие-то документы могут исчезнуть, пропасть, и в таком случае будет трудно доказывать были у нас те или иные документы или нет.

Сегодня незаконно изымаются все средства, которые поступают на наш счет. Таким образом, мы становимся перед тем фактом, что буквально через какое-то время мы не сможем выполнять свои финансовые обязательства. Практически мы уже в таком положении. В этом случае технически уже вопрос о закрытии агентства стоит на повестке дня.

На самом деле из-за отсутствия финансовых средств мы не сможем просто дальше работать: надо платить за связь, за Интернет, за электричество, налоги, вносить платежи в фонд социального обязательного страхования, выдавать зарплаты, платить за аренду помещения и т.д. Мы практически сегодня в финансовом отношении парализованы. Все это ведет к тому, что мы вынуждены будем приостановить свою деятельность.

К.У.: Кого Вы считаете инициатором расследования? Министерство налогов? Или за этим стоит иная структура?

М.А.: Я считаю, что министерство налогов за этим не стоит. Ведь, как я уже сказал, до этого случая оно к нам не имело каких-либо претензий. Решение от 7 августа о возбуждении уголовного дела – чисто политическое. То есть кто-то дал указание — возбудите это уголовное дело. При этом решение принималось стремительно – и это тоже показатель того, что дело политическое. Министерство налогов в такой грубой форме не смогло бы делать все это.

В Азербайджане, кроме агентства Turan, больше независимых СМИ нет

К.У.: А кто это мог быть?

М.А.: Это трудно сказать. В любом случае, я считаю, что все, что происходит в политической сфере, тем более в том, что связано с медиа, происходит под контролем администрации президента. Администрация президента до сих пор не выразила своего отношения. При этом подконтрольные ей структуры, такие как Совет прессы, говорят, что «это чисто налоговое дело, никакой иной подоплеки нет…». Это также дает основания полагать, что решение об уголовном деле против нас как раз принято на уровне политической власти.

«Надеяться на решение, соответствующее закону, не приходится»

К.У.: В ходе обыска в офисе агентства наряду с финансовой документации был изъят ряд документов с личными данными журналистов. Может ли изъятая информация быть использована против них? 

М.А.: Во время обыска были изъяты финансовые документы за период с 31 июля 2014 года по 31 июля 2017 года,  некоторые документы, касающиеся делопроизводства. Был изъят компьютер бухгалтера. Что касается документов, связанных с журналистами, то это были в основном их «бейджики» с разных мероприятий, и их вернули. Но само расследование в дальнейшем может быть использовано и против журналистов.

К.У.: Какие шаги предпринимает агентство для защиты своих прав? 

М.А.: Мы сразу же обратились в суд с просьбой признать неправомерность уголовного расследования, но пока судебное разбирательство не назначено. Мы пытаемся в правовом поле что-то как-то делать. Однако учитывая то, что суды в Азербайджане также не являются независимыми, то есть они зависят от исполнительной власти, надеяться на то, что будет решение, соответствующее закону, не приходится.

Тем не менее мы со своей стороны ведем работу в правовой плоскости. Другой системы защиты, к сожалению, в стране нет. И общество, и политические деятели, и общественные деятели, и СМИ – практически беззащитны в таких ситуациях. Мы не наивны и не питаем иллюзий на сей счет.

К.У.: Агентство Turan было создано в мае 1990 года и стало одним из первых независимых информагентств в бывшем СССР. Сталкивалось ли агентство ранее с подобным давлением?

М.А.: Мы периодически сталкивались с такими проблемами. Такая длительная проверка была в 1990-х годах. В 2008-м была похожая ситуация в нашей тогда существовавшей дочерней компании "Turan-сервис", и в 2013-м тоже. Что характерно, это происходило в сложные для Азербайджана периоды, когда власть бывает нервозной, больно реагирующей на какие-то действия оппозиции, СМИ, общественных организаций.

Загрузили все имущество, компьютеры в грузовые автомобили и высыпали у заброшенного производственного участка

Например, 2008-й был годом президентских выборов, 2013-й – тоже год президентских выборов. Сейчас мы тоже находимся в переходном периоде – идет подготовка к президентским выборам 2018 года, формирование новых институтов вице-президентства, переформатирование внутри команды. Эти моменты показывают, что подобные формы давления не носят случайный характер.

«Финансово мы слабые, но смогли сохранить независимую позицию»

К.У.: Предыдущие налоговые проверки чем заканчивались?

М.А.: В 2008 году мы подали в суд, и в последующем выиграли дело. Но к тому времени выборы уже прошли, как бы все устаканилось, и дело касалось тогда дочерней структуры агентства. В 2013 году все тянулось-тянулось, пока выборы не закончились. Тогда уголовного дела не было, однако проводилась налоговая проверка, которая использовалась как инструмент давления. Сейчас то же самое повторяется.

В 2006 году нас выселили из здания в центре Баку, по улице Хагани, 33. Это было сделано в очень грубой форме. Загрузили все имущество, компьютеры в грузовые автомобили и высыпали у заброшенного производственного участка, где не было ни окон, ни полов. Нас принудительно хотели поселить в это непригодное место.

К.У.: И это отразилось на экономическом положении агентства?

М.А.: Экономический ущерб, не только нам, но и всем СМИ был нанесен ранее. Власти с 1998 года, после отмены цензуры, стали подавлять свободу слова, в том числе и экономически, подрывая ее экономические основы. Мы, как и другие, лишились возможности нормально зарабатывать деньги, развиваться. Ограничение общих свобод, в том числе предпринимательства, способствовало постепенному сужению и потом практически полному исчезновение рекламы со свободных СМИ.

На сегодняшний день не осталось ни одного независимого СМИ в стране. Я даже могу пример привести. По нашему поводу были заявления различных международных организаций. Они однозначно заявляли, что Turan является единственным независимым информационным агентством и вызывающим доверие СМИ в Азербайджане. Это оценка очень интересная. Получается, что они признают, что в Азербайджане, кроме агентства Turan, больше независимых СМИ нет. Для нас это очень важно.

Может быть, финансово мы слабые, но мы смогли сохранить свою независимую позицию, мы остались верны своим профессиональным обязательствам, нашему журналистскому кодексу.

«Медиа все больше уходят в подполье»

К.У.: Как бы в целом Вы охарактеризовали бы ситуацию со свободой медиа в Азербайджане?

М.А.: Ситуация со свободой медиа в Азербайджане очень плохая. Накануне очередного дня Национальной прессы в Азербайджане, который отмечается 22 июля, я написал статью, в которой затронул разные аспекты, касающиеся свободы слова, и экономического положения СМИ, и политической ситуации и доступа к информации.

Идет постоянная охота на журналистов, блогеров, активистов социальных сетей

Идет постоянная охота на журналистов, блогеров, активистов социальных сетей. Сегодня более 14 репортеров и блогеров под арестом. 

Экономическое положение СМИ удручающее. Рекламный рынок печатных и онлайн медиа — всего 1,5 млн долларов. Речь идет о 300 органах СМИ, и такой рекламный рынок для такого количества — практически ничто. Ситуация все дальше и дальше ухудшается.

Доступ к информации очень ограничен. Приходится получать данные, обжалуя в судебных органах отказы [предоставить информацию]. На это уходит время. Дело агентства Turan как раз пример такого отношения к СМИ в Азербайджане. Ситуация все более ухудшается. Оценки международных организаций адекватны ситуации.

К.У.: Есть ли выход из ситуации?

М.А.: Выход из ситуации один — это решение должно быть на уровне власти. Она сама должна отказаться от подобной политики. Но она добровольно от подобной политики отказываться не будет. Но я считаю, что в современных условиях, в эпоху интернета, власть не сможет полностью контролировать информационное поле. События и процессы показывают, что медиа все больше уходят в подполье, в интернете появляются какие-то неизвестные информационные площадки, усиливается запуск и использование фейковых новостей, информационное поле превращается в арену борьбы, усиливается конфронтация разных сил. Так что я думаю, что дальше ситуация будет все хуже и хуже. И не в пользу властей. Альтернативой этому как раз является создание условий для развития свободных медиа, приверженных принципам демократической журналистики, ответственных, профессиональных, качественных, вызывающих доверие у общества. 

К.У.: Ощущаете ли Вы поддержку со стороны коллег, гражданского общества, международных организаций? 

М.А.: Есть группа лиц в различных сферах – в политической и в информационной, в гражданском обществе, в международных организациях, - которые выражают поддержку. Мы это видим. Те, кто хотят поддержать, они что-то делают, говорят, распространяют заявления. Мы говорим им спасибо.

Беседовал Фаик Меджид, корреспондент «Кавказского узла».

24 августа 2017 года.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

20 ноября 2017, 00:12

19 ноября 2017, 23:12

19 ноября 2017, 22:22

19 ноября 2017, 21:14

19 ноября 2017, 20:16

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей