Северо-Кавказский военный суд. Фото http://kavtoday.ru/18730

11 апреля 2017, 02:21

Кантемир Желдашев рассказал о пытках после задержания

На процессе по делу о попытке создания халифата в Кабардино-Балкарии обвиняемый Кантемир Желдашев рассказал, что подвергся пыткам после допроса, а под записанными  показаниями он подписался, их не читая. Включенные в дело признательные показания Желдашева являются "литературным произведением" и не имеют отношения к действительности, заявили адвокаты подсудимых.

Как сообщал "Кавказский узел", рассмотрение дела в отношении уроженцев Кабардино-Балкарии началось в суде в Ростове-на-Дону в августе 2016 года. На скамье подсудимых находятся Олег Мисхожев, Ахмед Балкаров, Ислам Шогенов, Руслан Кипшиев, Кантемир Желдашев, Артур Каров, Заур Текужев и Руслан Жугов. По делу также проходят обвиняемыми умерший во время следствия Залимхан Тхамоков и убитый при попытке задержания Ибрагим Гугов. В ходе процесса подсудимые заявили что подверглись пыткам после задержания. Суд обязал прокуратуру проверить эти заявления.

Слушание дела в отношении 10 жителей Кабардино-Балкарии, которых обвиняют в попытке свержения конституционного строя в республике и установления в ней халифата, продолжилось  в Северо-Кавказском военном суде 10 апреля.

В этот день подсудимые продолжили давать показания. Перед допросом Кантемира Желдашева судья огласил ответ на свой запрос о наличии у подсудимых телесных повреждений, который поступил ему из СИЗО.

В ответе сообщается, что путем проверки личных дел и медицинской документации, сведений о наличии телесных повреждений у подсудимых не установлено. Суд приобщил девять листов этого документа к делу.

Затем Кантемир Желдашев начал отвечать на вопросы своего адвоката Сергея Логинова. Он пояснил, что в 2009 году закончил школу и поступил в экономический колледж, где в 2013 году получил специальность «программист-технолог». В том же 2009 году Желдашев стал исповедовать традиционный ислам и ходить в мечеть. Радикальный ислам Желдашев не поддерживает, поскольку радикалы «стреляют», «взрывают» и осуждают тех, кто ходит без бороды, а, значит, и его самого.

Из подсудимых, с которыми, по версии следствия, подсудимый вместе строил халифат, Желдашев хорошо знал только Ахмеда Балкарова, с которым они дружили в детстве. Остальных он знал только как соседей по району и просто с ними здоровался. О существовании погибших Ибрагима Гугова и Залимхана Тхамокова Желдашев вообще, по его словам, не догадывался.

16 апреля 2014 года Кантемир Желдашев прогуливался со своей знакомой по проспекту Ленина в Нальчике. В 21.20 ему позвонила мама и попросила взять такси и приехать домой. Разговор Желдашева с матерью его знакомая (он назвал ее имя), по словам подсудимого, хорошо слышала. Желдашев попрощался с девушкой и пошел в сторону улицы Толстого. Около магазина «Незнайка» рядом с ним резко затормозил ВАЗ-2114 из которого, по его словам, «как дикие варвары» высыпались неизвестные люди в масках, которые с криками уронили его на землю, надели на голову капюшон и замотали ее скотчем.

У силовиков он находился до 4.00. Люди в масках положили его «ласточкой», несколько раз ударили в копчик и надели на пальцы кольца. Один из силовиков пообещал молодому человеку, что тот «увидит сады Фирдауса (один из уровней рая в исламе, - прим. «Кавказский узел») и включил электрический ток. Мучители требовали, чтобы Желдашев признал, что при нем была граната, а также подписал какие-то бумаги, что он вскоре и сделал, не выдержав боли.

Затем Желдашева повезли в парк на улице Осетинской, где «кинули под елку» и, через некоторое время, провели формальную процедуру по изъятию у него гранаты и пакета с другими предметами.

После этого Желдашева отвезли в отделение полиции. Здесь, в присутствии адвоката по назначению Елены Кеженкуловой и дознавателя Аскера Абубекирова молодой человек подписал распечатанные следователем с флешки признательные показания в том, что он участвовал в НВФ и хотел свергнуть конституционный строй в Кабардино-Балкарии.

«Я вообще не давал показаний». - заявил Желдашев, которому в момент ареста было 19 лет. «Подписал, лишь бы они быстрее отстали от меня», - добавил подсудимый.

По словам Желдашева, он находился «в шоке» после того, что с ним произошло, и был морально подавлен безразличием окружавших его полицейских. Адвокат Кеженкулова, по его словам, пообещала за подписание протокола допроса условный срок.

Адвокат Алексей Мельдер представил суду график дежурств адвокатов по назначению, заверенный адвокатской палатой КБР, согласно которому Кеженкулова не должна была дежурить в день ареста Желдашева. Он отметил, что мать Кантемира не заключала с ней соглашения и Кеженкулова не может считаться адвокатом Желдашева. А защитник Юрий Бачурин назвал Кеженкулову типичным «ментовским адвокатом», который сделает все, что ей скажут.

В отделение полиции к Желдашеву приходил отчим, которому он показывал распухшие от пыток мизинцы с полосками черно-желтого цвета. На всю жизнь остались шрамы на пальцах.

Гособвинитель Фатимат Молов заявила о существенных противоречиях в показаниях подсудимого на стадии предварительного следствия си его показаниях в суде.

В течение 20 минут она зачитывала протокол, согласно которому Желдашев признавался, что будто имел дружеские отношения с Александром Поповым, Биталом Шеретлоковым и Спартаком Канаковым. После очередной беседы с Поповым последний убедил Желдашева, что тот должен войти в «джамаат» и «исполнять его указания». Попов, в свою очередь, подчинялся Анзору Хабекову. По месту жительства Хабекова в селе Дейское тот показывал Желдашеву и другим членам НВФ, как мастерить взрывные устройства. Также Хабеков передал Желдашеву полимерный пакет, в котором находился моток проволоки, алюминиевая пудра, пачка патронов и граната со взрывателем. Хабеков, согласно зачитанному прокурором, приказал спрятать пакет в надежном месте, чтобы потом отдать его обратно. Затем Желдашев узнал, что Хабеков, Попов, Шеретлоков и Канаков погибли.

По версии следствия, житель селения Дейское Терского района Анзор Хабеков создал вооруженную группу, целями которой были дестабилизация общественно-политической обстановки в Кабардино-Балкарии и свержение республиканского строя. В марте 2013 года Хабеков присоединил к группе других радикально настроенных жителей Нальчика – в частности Попова, сделав его своим заместителем. Балкаров обучался у Хабекова взрывному делу, считает следствие. Группа Хабекова структурно входила в "Объединенный вилаят Кабарды, Балкарии и Карачая" (организация признана террористической, запрещена в России по решению суда). 8 июня 2013 года силовиками был убит Хабеков, а 12 июля 2013 был убит Попов.

После их гибели Желдашев в одной из мечетей Кабардино-Балкарии услышал от верующих, что в республике «идет джихад - священная война с неверными». Во время прогулок по Нальчику Желдашев видел как «женщины ходят в откровенных одеждах, а мужчины злоупотребляют спиртным». Расстроенный этим обстоятельством, Желдашев сделал вывод, «что существующий конституционный режим в республике противоречит догмам и канонам ислама». «В ходе размышлений… Желдашев решил, что на территории КБР должен быть изменен конституционный строй и установлен халифат во главе с халифом, который будет править справедливо по шариату», - зачитал прокурор показания подсудимого. 

Из показаний следует, что Желдашев понимал, что сотрудники полиции не дадут «без боя» произвести изменение конституционного строя на шариат, и вступил в «джамаат» теперь уже к Мисхожеву, который представился ему «амиром легальной разведывательно-диверсионной группы». Желдашев, зачитал прокурор, дал ему клятву верности - «баяд». Со слов Балкарова и Мисхожева Желдашеву стало известно о покушении на сотрудника МВД, которому те подложили не сработавшую бомбу под днище автомобиля.

Оглашение протокола вызвало смех и улыбки подсудимых. «Честно говоря, мне смешно с этого. То, что нам приписывают, - нереально!», - отметил Желдашев. Он в очередной раз повторил, что не давал «такие сложные показания», которые зачитал прокурор и не был очевидцем описываемых протоколом событий. «Все появилось из головы следователя», - резюмировал обвиняемый.

Адвокат Логинов отметил, что протокол допроса подразумевает вопрос-ответ, а обвинитель зачитала свободный рассказ. Кроме того, адвокат призвал обратить внимание на то, что предметом допроса являлось обвинение в незаконном обороте оружия, а Желдашев зачем-то признавался в связях с НВФ.

Алексей Мельдер подчеркнул, что подсудимый не мог за полтора часа, как указано в протоколе, создать представленное прокуратурой литературное произведение на шести листах, выразив уверенность, что для этого потребовалось бы гораздо больше времени - около четырех-шести часов.

«Этот допрос создала программа Microsoft Word», - заявил Мельдер

«Признательные показания подсудимых - это версия, изложенная одним человеком, вероятно, следователем, которая переходит из протокола в протокол, для подтверждения и чтобы усилить другие показания. Показания дают разные люди, а по стилистике они говорят одно и то же - такого просто не может быть», - заявил «Кавказскому узлу» после заседания адвокат Сергей Логинов.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями обвинения в связи с ходом процесса.

Новости о влиянии событий на Ближнем Востоке на ситуацию на Кавказе собраны "Кавказским узлом" на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата".

Автор: Валерий Люгаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

17 декабря 2017, 09:53

17 декабря 2017, 09:18

17 декабря 2017, 08:39

17 декабря 2017, 07:58

17 декабря 2017, 07:53

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей