Жалауди Гериев. Фото с личной страницы в Facebook https://www.facebook.com/profile.php?id=100003823334397&sk=photos

05 сентября 2016, 17:23

Гериев: показания давал под давлением

На своей невиновности настаивает осужденный в Чечне журналист Жалауди Гериев, сотрудничающий с "Кавказским узлом" и заявивший о том, что показания в ходе предварительного следствия он дал под давлением. Уголовное преследование Гериева связано с его профессиональной деятельностью, считают родственники журналиста.

Как сообщал “Кавказский узел”, журналист Жалауди Гериев приговорен Шалинским райсудом Чечни к трем годам колонии по обвинению в незаконном хранении наркотиков. Версия обвинения не нашла в суде подтверждения, считает защита журналиста.

“Уголовное преследование Гериева связано с его профессиональной деятельностью”

Как рассказали в беседе с корреспондентом “Кавказского узла” родные и близкие Гериева, он был задержан 16 апреля. Гериев был снят с маршрутки по дороге в Грозный, откуда планировал уехать в Москву на семинар, организованный Институтом права и публичной политики "СМИ и Конституционный суд", рассказали родственники журналиста.

По словам родственников Гериева, они "долго не хотели сообщать о задержании, опасаясь за его жизнь". Родные журналиста, по их утверждению, также надеялись на “высокопоставленных чеченских полицейских, пообещавших, что недоразумение должно разрешиться”. “Нам сказали, чтобы мы подождали две недели, что его оформят по делу о мелком хулиганстве и отпустят”, - сказал корреспонденту «Кавказского узла» близкий родственник журналиста.

При этом он добавил, что родные Гериева “спустя две недели после его задержания продолжали сохранять молчание, опасаясь за его жизнь”. Уголовное преследование Гериева связано с его профессиональной деятельностью, также считают родственники и знакомые журналиста.

“Я разговаривал с Жалауди, когда он находился в СИЗО. У него побывали представители Общественной наблюдательной комиссии Чечни. Гериев заявил, что уголовное преследование связывает только со своей профессиональной деятельностью. Никаких иных причин для преследования, а также врагов в Чечне, у него не было. Он с первого дня настаивал на том, чтобы его дело получило огласку, но его родители были настроены категорично. Они опасались, что в результате огласки ситуация лишь усугубится, потому что озлобит его преследователей”, - сказал корреспонденту “Кавказского узла” один из друзей Жалауди Гериева.

В свою очередь представитель одной из местных неправительственных организаций в беседе с корреспондентом “Кавказского узла” заявил о том, что он “также считает, что Гериеву были подброшены наркотики в связи с его работой на “Кавказском узле”".

“Гособвинение оказывало давление на свидетелей”

В отношении Гериева было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ, предусматривающей наказание до десяти лет лишения свободы, рассказал его адвокат Алауди Мусаев. “Речь о том, что якобы были изъяты наркотические средства в крупном размере - 160 грамм марихуаны. Судебный процесс начался 14 июня”, - сказал корреспонденту «Кавказского узла» Мусаев.

В ходе судебного заседания, состоявшегося 31 августа, гособвинитель в прениях запросила для обвиняемого пять лет лишения свободы и один год ограничения свободы. Также прокурор заявила ходатайство о допросе свидетелей защиты, в связи с тем, что они намерены изменить показания. В свою очередь сторона защиты заявила о том, что гособвинение оказывает давление на свидетелей, заметил адвокат Мусаев.

“Перед началом судебных прений прокурор заявил ходатайство о возобновлении судебного следствия и повторном допросе свидетелей защиты в связи с тем, что они готовы поменять показания”, - сказал адвокат.

“Но мы задали суду вопрос - откуда гособвинителю известно то, что свидетели защиты готовы поменять показания? Также мы спросили, для чего на допрос вызваны свидетели защиты. Гособвинитель Байтаева не смогла ответить на эти вопросы. И тогда мы напомнили суду, что неделей ранее мы сообщали о совершении преступления. В частности, мы отмечали, что на свидетелей защиты оказывается давление, что от них требуют поменять показания. Получается, что своим ходатайством гособвинитель подтвердила информацию о давлении на свидетелей”, - заявил Мусаев, также отметивший, что в итоге суд "отказал прокурору в удовлетворении ходатайства о допросе свидетелей защиты".

Следствие считает, что Гериев хранил марихуану без цели сбыта

По версии следствия, в августе 2015 года Гериев "собрал с кустов дикорастущих растений конопли неустановленное количество верхушечных частей соцветий и листьев, перенес их по месту своего жительства, где высушил и хранил для личного употребления без цели сбыта".

"16 апреля в 8.00 утра Гериев, имея намерение употребить марихуану, поместил полимерный пакет с наркотическим веществом в свой рюкзак, после чего приехал на окраину с. Курчалой, в район расположения сельского кладбища", - говорится в обвинительном заключении, копия которого имеется в распоряжении «Кавказского узла».

“В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками ОМВД по Курчалоевскому району 16 апреля в 9:20 в районе сельского кладбища на юго-западной окраине с. Курчалой был остановлен Гериев, в ходе личного досмотра у которого было обнаружено вещество растительного происхождения, согласно экспертизе № 357/С от 19 апреля, являющееся наркотическим средством "каннабис" (марихуана), массой в сухом виде 167,07 грамма”, - также следует из материалов обвинительного заключения.

В обвинительном заключении говорится, что Гериев действовал, "осознавая общественную опасность, противоправность своих преступных действий, предвидя неизбежное наступление общественно опасных последствий и желая их наступления". В ходе следствия Гериев дал признательные показания, утверждалось в обвинительном заключении.

“Я работаю журналистом и не собираюсь уезжать в Сирию”

В ходе судебного заседания 16 июля, отвечая на вопрос судьи о том, признает ли обвиняемый свою вину, Гериев ответил отрицательно. "Я не признаю свою вину. Показания в ходе следствия я давал под давлением и угрозами. Я полностью от них отказываюсь", – подчеркнул Жалауди Гериев.

Журналист также заявил суду, что был похищен тремя неизвестными ему мужчинами из микроавтобуса, на котором он собирался ехать в Грозный, чтобы затем вылететь в Москву. “Меня ударили по голове, насильно запихнули в автомобиль марки «Приора» черного цвета, отобрали два телефона и рюкзак, где находились паспорт, ноутбук и другие личные вещи, и вывезли в лес неподалеку от села Цоцин-Юрт”, - рассказал Жалауди Гериев.

В лесу, по утверждению Гериева, похитители "начали расспрашивать его том, чем он занимается и не планирует ли он уехать в Сирию”. Гериев ответил, что он “работает журналистом и не собирался уезжать в Сирию, поскольку осуждает терроризм во всех его проявлениях”. "Спустя 30-40 минут подъехала другая «Приора»", - пояснил Гериев.

По его словам, вышедший из машины мужчина “надел на его голову полиэтиленовый пакет и снял его только когда он начал задыхаться”. Руки Гериева при этом были скручены проволокой. Затем этот человек уехал, забрав с собой рюкзак, рассказал суду Гериев.

Обвиняемый пояснил, что “после отъезда этого человека его отвезли на кладбище на окраине с. Курчалой”. Именно это кладбище указывается в деле как место задержания журналиста с наркотиками, и именно там Жалауди Гериев, как утверждает следствие, дал признательные показания.

В ходе процесса сторона защиты добилась отвода судьи

Адвокат Мусаев просил в ходе судебного следствия отправить дело на доследование в прокуратуру, но судья Тахтаров отклонил ходатайство. На заседании 12 июля адвокат выразил недоверие судье, предположив, что "на Тахтарова может оказываться давление".

Адвокат Мусаев заявил в суде, что у него есть информация о том, что “судью Тахтарова за несколько дней до заседания суда видели в прокуратуре”. Также он обратил внимание на то, что прокурор Милана Байтаева, которая сменила гособвинителя Джабраила Ахмадова, находилась в кабинете судьи Тахтарова перед процессом.

"К сожалению, я вынужден заявить о том, что суды находятся под влиянием прокуратуры. Мы не собираемся тут менять судейскую или прокурорскую систему. Но даже ориентирование председательствующего прокурором на вынесение того или иного решения нас не устраивает. Вы сами сказали, что "прокуратура не управляет, а ориентирует", я цитирую вас. Вы сами признались, что ориентируете суды Чеченской Республики на принятие решений», - обратился Мусаев к прокурору, заявив также ходатайство об отводе судьи, которое было удовлетворено 12 июля.

“Версия стороны обвинения ничем не подтверждена”

Как завил корреспонденту “Кавказского узла” адвокат Алауди Мусаев, в деле Гериева “имеются многочисленные нарушения уголовно-процессуальных норм”. Он пояснил, что речь идет о существенных пробелах и изъянах при составлении процессуальных документов, в частности, протоколов осмотра места происшествия и досмотра Гериева.

“У Гериева при себе не имелось никаких средств, позволяющих объективно совершить задуманное - употребить марихуану. У него при досмотрах не обнаружены подручные средства (папиросы, сигареты, спички, зажигалка), для осуществления задуманного. Так каким же образом Гериев собирался исполнить задуманное? На этот вопрос сторона обвинения не ответила”, - сказал Мусаев.

Он также пояснил, что телефон и планшет у Гериева были похищены после задержания. При этом, как следует из материалов дела, Гериев не употреблял наркотические и психотропные средства, обратил внимание адвокат. “Это же подтверждено результатами проведения оперативно-розыскных мероприятий в рамках уголовного дела № 24549”, - сказал Алауди Мусаев.

“Не имеется очевидцев совершения преступления Гериевым, не установлена его причастность к другим преступлениям. А также не установлен автомобиль и его водитель, который доставил Гериева на окраину с. Курчалоя”, - сказал Алауди Мусаев, добавив, что "отсутствие данных об автомобиле и водителе, который доставил Гериева, является очевидным, поскольку иначе бы пришлось арестовать сотрудников правоохранительных органов, причастных к похищению". “Версия обвинения ничем не подтверждена”, - считает Мусаев.

По мнению адвоката, у сотрудников полиции не было никаких правовых оснований для досмотра Гериева, кроме того, они не разъяснили задержанному его права. “На вопрос свидетелю обвинения, оперативному сотруднику, было ли им или другим лицом возбуждено административное производство в отношении Гериева до начала досмотра, он ответил, что было, на основании того, что он носит бороду. А на наш вопрос, является ли это административным правонарушением – он ответил, что, конечно, является. И с удивлением, обращаясь к нам, спросил, неужели мы этого не знаем. А ведь ношение бороды, как известно, правонарушением в России не является”, - рассказал Мусаев.

“Есть также много противоречий в описании якобы изъятого вещества. В его упаковке, в экспертизе, подписях должностных лиц, сделанных под одной фамилией разными людьми. Есть противоречия в месте и времени изъятия вещества, в причинах задержания Гериева и времени его оформления”, - добавил адвокат.

Адвокат утверждает, что "показания сотрудников полиции в деле многократно менялись, дело перешивалось, процессуальные действия проводились в отсутствие адвокатов, а иногда и без самого обвиняемого, под документами стоит подпись Гериева, хотя он этих документов не подписывал".

При этом обоих понятых по делу адвокат назвал “штатными понятыми”. “Защите известно, что они принимали участие в качестве понятых по нескольким десяткам уголовных дел, и всегда они оказываются на окраине с. Курчалой в нужное сотрудникам полиции время. Очевидно, что таких совпадений не бывает”, - заявил адвокат Мусаев.

Адвокат также сообщил, что в отношении одного из понятых ранее было вынесено два приговора, в том числе “за покушение на сбыт сильнодействующих веществ”. “На момент, когда он участвовал в деле Гериева в качестве понятого, в отношении него было возбуждено уголовное дело по статье “Умышленные уничтожение или повреждение имущества””, - рассказал адвокат.

Он также отметил, что “многие свидетели защиты в хронологическом порядке, последовательно и убедительно свидетельствовали о том, что Гериев был похищен сотрудниками силовых структур, ранее в течение трех дней установившими наблюдение за его домовладением”. “16 апреля журналист Гериев был снят с переднего сидения маршрутного автобуса, на котором он ехал в Грозный с целью последующего вылета в Москву, для чего предварительно Гериевым была пройдена процедура электронной регистрации на рейс. Это подтверждается ответом из авиакомпании «Вайнахавиа» на адвокатский запрос”, - подчеркнул Мусаев.

Защита полагает, что “протоколы следственных действий содержат множество процессуальных нарушений". В свою очередь доказательства по делу "являются недопустимыми”, настаивает адвокат.

«Кавказский узел» считает уголовное дело в отношении журналиста Жалауди Гериева сфабрикованным, а обвинения в употреблении наркотиков – полностью надуманными. Отсутствие прямых доказательств вины Гериева и давление на него в ходе следствия дают основания полагать, что уголовное преследование корреспондента «Кавказского узла» связано с его профессиональной деятельностью.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

31 марта 2017, 00:03

  • Обжалован приговор по делу о смерти Борлакова

    Адвокат потерпевшей стороны подал апелляционную жалобу на приговор по делу о смерти задержанного жителя Карачаево-Черкесии Мурата Борлакова. В апелляции поставлен вопрос об отмене приговора, который стал "пощечиной потерпевшим", сообщил представитель правозащитного фонда "Общественный вердикт".

30 марта 2017, 23:57

30 марта 2017, 23:54

30 марта 2017, 23:47

30 марта 2017, 23:28

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии