11 сентября 2009, 01:55

Родственники осужденного за подрыв автобуса в Невинномысске намерены обжаловать приговор

Родственники осужденного по обвинению в совершении подрыва автобуса в городе Невинномысске Ставропольского края Руслана Костоева не согласны с приговором суда и намерены его обжаловать, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" мать осужденного Тамара Костоева.

Напомним, что 9 декабря 2007 года на автовокзале Невинномысска произошел взрыв пассажирского автобуса Пятигорск-Ставрополь. В результате погибли три человека и семнадцать получили ранения. Костоев был признан виновным в совершении взрыва.

9 сентября 2008 года суд приговорил обвиняемых Костоева и Цуроева к 24 и 23 годам лишения свободы соответственно с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, остальных - в колонии строгого режима. Однако Верховный суд РФ направил дело на повторное рассмотрение, отменив тогда приговор Костоеву и Цуроеву из-за противоречий в показаниях основного свидетеля обвинения.

27 марта 2009 года Ставропольский краевой суд приговорил Руслана Костоева к 24 годам лишения свободы в колонии строгого режима с отбыванием первых лет в тюрьме. Костоев признан виновным по ч.2 ст.209 (участие в устойчивой вооруженной группе), ч.2 ст.105 (убийство), ч.3 ст.30 (покушение на убийство), ч.2 ст.167 (умышленное уничтожение чужого имущества), ст.222 (незаконный оборот оружия,  боеприпасов и взрывных устройств) УК РФ.

"На самом деле произошла страшная несправедливость. Моего сына осудили за то, чего он не совершал. В материалах дела не было ни одного объективного доказательства его вины. Есть только его признательные показания, выбитые под пытками, и крайне противоречивые показания свидетелей", - говорит Тамара Костоева.

Мать осужденного сообщает, что с различными жалобами обратилась "во все органы надзора и правопорядка как Ставропольского края, так и федеральные, но, не дождавшись вмешательства, решила обратиться с последней надеждой быть услышанной к СМИ".

"Уголовное дело в отношении моего сына было сфабриковано с самого начала, а суд был проведен с грубейшими нарушениями закона. Сразу же после задержания, в декабре 2007 года, сотрудники правоохранительных органов его непрестанно подвергали пыткам, избиениям и всяческим унижениям, от которых он дважды пытался покончить жизнь самоубийством. В итоге он был вынужден подписать признательные показания о преступлении, которого не совершал, чтобы прекратить те неимоверные мучения, которым его повергали", - утверждает Тамара Костоева.

По словам матери осужденного, суд не принял к делу существенные доказательства, предъявленные защитой. В том числе, выбитый, по ее словам, во время пыток у Костоева зуб, который он передал своему адвокату.

"Суд никак не учел свидетельские показания о том, что моего сына подвергали физическому насилию. И вообще судебное следствие сплошь нарушало закон. И шло по одному накатанному сценарию, по которому моего сына должны были обязательно осудить", - считает Тамара Костоева.

Как рассказала Костоева, один из свидетелей (заключенный) рассказал, что подозреваемого сажали в камеру к двум заключенным, которые участвовали в двух чеченских военных кампаниях и были известны своим "пристрастным отношениям" к выходцам с Кавказа. По словам матери, в этой камере Костоева также подвергали всяческим унижениям и пыткам.

По заявлению матери осужденного, в теле Костоева до сих пор имеются металлические предметы, вбитые ему под кожу во время пыток во время следствия. По ее данным, двое гражданских лиц, допущенных к нему следователями и представившиеся родственниками людей, пострадавших при взрыве автобуса, протыкали ему руку выше локтя иголкой с нитками и растягивали ее. Также Костоева систематически избивали оперативные работники и делали инъекции, после чего он терял ориентацию во времени и пространстве, утверждает его мать.

Выступавшие по делу свидетелями жители Ингушетии Ганиев и Мужихоев, заявили суду, что дали показания под давлением. Оба свидетеля сообщили, что вначале были похищены и вывезены в неизвестном направлении, где их подвергли психологическому давлению. Ганиев рассказал суду о том, что сотрудники правоохранительных органов после захвата повезли его в Невинномысск, где систематически избивали, более полутора суток удерживали в помещении, вынуждая стоять на коленях, без сна, воды и еды.

Как отмечает Тамара Костоева, для пересмотра дела были бы достаточными крайне противоречивые показания самого Руслана Костоева. "Следователи добивались от него  признания то этого, то другого, и, в конце-концов, одно его показание опровергает другое. Точно также и показания свидетелей, у которых, видимо, была заведомая договоренность со следствием", - говорит она.

"Весь ход досудебного и судебного следствия сопровождался сплошным беззаконием, которое совершалось для того, чтобы осудить моего сына. Ни одно из нарушений не было учтено судом при вынесении приговора. Это грубейшая фальсификация фактов и фабрикация уголовного дела с последующим осуждением невиновного человека. Несмотря на то, что в России мы не добились пересмотра нашего дела, мы намерены его обжаловать в международных инстанциях", - отметила Костоева.

Брат осужденного Башир Костоев рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что в начале 2009 года увидел брата, "одетого в рваное грязное тряпье, в рваных тапочках, избитым". Костоев, по словам брата, просил передать ему яд, желая покончить жизнь самоубийством.

"Мне удалось его тогда успокоить. Брат рассказывал, что ему показывали фотографии нашего разрушенного дома и меня убитым, и что ему говорили, что нашу мать и сестру передали в Северную Осетию из-за того, что он не подписывал то, чего они требовали", - рассказывает Башир Костоев.

На вопрос Башира к следователю Генпрокуратуры по ЮФО Курбанову, который вел дело, о том, что произошло с его братом, Курбанов, по словам брата осужденного, ответил: "Ты что, думаешь у нас его по голове гладят?".

По словам адвоката Костоевых, в основу судебного следствия и приговора положены "недопустимые и недостаточные доказательства". В частности, защитник отмечает в своих многочисленных жалобах в судебные и надзорные инстанции то, что в виде доказательств использованы выбитые под пытками признания его подзащитного, противоречивые свидетельские показания и вещественные доказательства, которые также не могут служить допустимым основанием.

Как рассказал адвокат, в качестве доказательства используется дубленка Костоева, на которой, по данным следствия, были обнаружены остатки взрывчатого вещества. Наряду с этим, сам Костоев Руслан, а также свидетели показывают, что дубленка была куплена уже после взрыва автобуса в Невинномысске. Костоев приобрел ее 15 декабря на предстоящую 16 декабря свадьбу своего родственника, а взрыв автобуса произошел 9 декабря.

Согласно фигурирующим в деле показаниям пассажирки взорванного автобуса, она опознала в качестве одного из пассажиров автобуса другого осужденного по данному делу - жителя Ингушетии Зураба Цуроева - и указала, что последний был в "вязаной шапочке черного цвета в виде тюбетейки", какие носят "представители чеченской или ингушской национальности". Затем она на вопрос защитника Цуроева отметила, что в Чечне и Ингушетии не жила и не имеет знакомых среди выходцев из этих республик. Защита ввиду этого считает странным, что свидетельница знает, что носят жители Чечни и Ингушетии. Подобных противоречий, как утверждает адвокат Костоева, в деле очень много. "По каждому такому  противоречию следовало провести проверки, о чем заявляла защита, но в чем суд отказал", - отметил он.

По версии Генпрокуратуры, обвиняемые в совершении теракта в Невинномысске были в составе вооруженной группировки, действующей на территории Ингушетии, организованной и руководимой "лицом по прозвищу Магас". По данным правоохранительных органов Ингушетии, он перешел на сторону боевиков еще в 1998 году, а к лету 2004 года, когда боевики совершили масштабное нападение на Ингушетию, поднялся до ранга эмира, став со временем предводителем ингушских боевиков.

Как считает следствие, боевики Магаса причастны к убийствам и. о. главы МВД Ингушетии Джабраила Костоева и командира республиканского ОМОНа Исы Нальгиева, они же организовали похищение тестя президента и прокурора Ингушетии Магомеда Чахкиева, а также десятки других терактов и громких преступлений как в Ингушетии, так и в других регионах Северного Кавказа.

Автор: Азамат Магомадов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 сентября 2017, 04:43

26 сентября 2017, 03:42

26 сентября 2017, 02:39

  • Члены инициативной группы заявили об угрозе жизни Руслана Гвашева

    Активисты общественных организаций Абхазии готовят митинг в поддержку Руслана Гвашева. Он готов умереть и идет на это осознанно, заявил руководитель проекта "Кавказ - наше общее дело" Давид Дасания. Представители общественно-политических движений обратились к властям России и Кубани в связи с преследованием Гвашева, сообщила секретарь Общественной палаты Абхазии Нателла Акаба.

26 сентября 2017, 02:30

  • Дальнобойщики Дагестана отказались вступать в ассоциацию "Грузавтотранс"

    "Грузавтотранс" ничего не сможет сделать для отмены системы "Платон", против которой выступили дальнобойщики Дагестана, заявил президент ассоциации. Сами дальнобойщики республики раскритиковали предложения руководства ассоциации по введению пропускного режима для новых водителей и об установлении единой ценовой планки.

26 сентября 2017, 01:36

Архив новостей