16 апреля 2008, 11:26

Хроника насилия в Чеченской Республике. Март 2008 года

1 марта 2008 года

В пос. Гикаловский Грозненского (сельского) района Чеченской Республики сотрудники неустановленных республиканских силовых структур похитили местного жителя Магомеда Газаева, 1980 г.р., проживающего на ул. Тепличная. Ему позвонили от имени его друга и попросили помощи. Для этого надо было приехать на безлюдную окраину населенного пункта. Вместе с Магомедом поехал и его брат Ахмед. В обозначенном месте они увидели машину, рядом с которой стояли вооруженные люди. Братья развернулись, но неизвестные заметили их и перерезали дорогу. Магомеда насильно пересадили в машину. Ахмед успел позвонить родителям, а они знакомому сотруднику милиции. В течение часа тот сообщил родителям Магомеда, что он нашел их сына. Вскоре Магомеда привезли домой.

Это уже не первый случай преследования Магомеда. 15 февраля 2008 года его вызвали из дома неизвестные люди в камуфляжной форме и стали избивать. При этом один из тех, кто избивал Магомеда, вытащил пистолет. Родители Газаева вмещались в ситуацию и заступились за сына. Неизвестные уехали.

Семья Газаевых переехала в поселок из с. Гучум-Кале Итум-Калинского района весной 2006 года вскоре после того, как их дочь Милана Газаева была похищена боевиками. Газаевым передали, что на ней женился один из полевых командиров. Родители не дали своего согласия на этот брак, а мать пыталась найти дочь в горах. Милана вернулась через два месяца и рассказала, что ее принудили к браку силой. В случае отказа боевики угрожали убить ее мать за то, что она, по их мнению, тайно сотрудничает с милицией Итум-Калинского района. Милана несколько месяцев провела в отряде, потом ее отпустили. Связано это было с тем, что некоторые члены отряда решили амнистироваться.

Родители хотели обратиться в прокуратуру с заявлением по факту похищения Миланы, но бывший начальник Шатойского РОВД Хадисов попросил их не делать этого, так как виновник преступления решил амнистироваться, а обвинение в похищении грозило бы похитителю немалым тюремным сроком. Взамен этого Хадисов пообещал свое покровительство семье Газаевых. Газаевы переехали в пос. Гикаловский.

23 июня 2006 года, около полуночи, в дом Газаевых, в пос. Гикаловский ворвались вооруженные люди, которые насильно увезли шестерых молодых людей: Магомеда Газаева, 1980 г.р., Милану Газаеву, 1981 г.р., Ахмеда Газаева, 1983 г.р., Магомеда Жимаева (сосед, отец троих детей), и двух гостей (Эли Дадаева, 1983 г.р., Хастина Дадаева, 1980 г.р.).

Во время похищения они избили Магомеда, Ахмеда и Милану, ударили по ноге их мать.

Магомеда Жимаева выбросили из машины через час, объяснив ему, что взяли его по ошибке. Братьев Дадаевых отпустили на следующий день.

Они рассказали, что привезли их, судя по всему, в Грозный, в расположение какого-то силового подразделения, где допрашивали на русском и чеченском языках. Точное местонахождение подразделения они не могли определить, так как на головы им надели мешки.

Дадаевых спрашивали об их родственниках и бывших односельчанах из с. Гучум-Кале. Дадаевы предположили, что среди допрашивавших были милиционеры, уроженцы этого села. По словам Дадаевых, в последнее время в с. Гучум-Кале поводились "адресные спецоперации", в ходе которых были задержаны двое жителей села. Спецоперации в этом районе проводят сотрудники т.н. "нефтеполка".

25 июня родители забрали Магомеда Газаева, Милану Газаеву и Ахмеда Газаева из Итум-Калинского РОВД. Как выяснилось, все трое подверглись побоям и пыткам. Сотрудники РОВД неофициально сообщили родителям, что Газаевых содержали в одном из силовых подразделений в г. Урус-Мартан. Милану пытали током, присоединив провода к большим пальцам ног; при этом руки были скованы за спиной наручниками. Рот ей зажимали руками, чтобы не было слышно ее криков. Ток подключали четыре раза. От нее требовали сказать, кто снабжает боевиков продуктами. Кроме Миланы, током пытали младшего из братьев, Ахмеда. Когда аппарат заряжали последний раз, его предупредили, что этот удар будет смертельным. Его отбросило метра на четыре, и он потерял сознание.

Ахмеда и Магомеда били по телу и по голове каким-то тяжелым предметом, обернутым мягкой тканью, так что гематом не осталось. Ахмеду показывали кольцо с разъемом и объясняли, что кольцо надевается на голову, а потом зажимается, сдавливая голову (подобная пытка применялась в средние века). Еще ему показали железную трубу с колючей проволокой внутри и объяснили, что труба вводится в задний проход, а потом вытаскивается, при этом проволока остается внутри, потом вытаскивают и ее, нанося раны кишечнику. Все это грозили применить к нему, если он не согласится оговорить себя в хранении оружия, или не назовет имен боевиков, или наркодельцов. Братьев заставили подписать какие-то бумаги, содержание которых осталось им неизвестно.

Пострадавшие рассказали, что после похищения их привезли во двор, где находилось недостроенное здание. Во дворе они заметили железную кровать и мешки с цементом. Братьев Газаевых вместе с Дадаевыми завели в подвал размером примерно 2х4х2,5 метра, который, судя по всему, и ранее использовался в качестве незаконного места содержания похищенных. Из мебели там была только одна железная кровать. Пол был покрыт слоем зловонной грязи. На допросы выводили в другой подвал, побольше размером, по пути обходили часть дома. Там стоял аппарат, от которого шли провода, - их присоединяли к телу жертвы и пытали током.

После этого случая родители Газаевых при посредничестве ПЦ "Мемориал" обратились в прокуратуру Грозненского (сельского) района. Удалось установить одного из похитителей, - это был Муса Саралапов, ныне сотрудник РОВД Шатойского района. Он же участвовал в избиении Магомеда Газаева 15 февраля 2008 года, - именно он угрожал пистолетом

1 марта родители Магомеда подали заявление в прокуратуру Шатойского района.

4 марта 2008 года

Около 11.00 в г. Урус-Мартан двумя сотрудниками силовых структур в гражданской одежде в своем доме незаконно задержан Муслим Лечиевич Заурбеков, 1975 г.р., проживающий по адресу: ул. Объездная, 133.

Сотрудники силовых структур прошли в дом Заурбековых и без объяснения причин увезли с собой Муслима. Примерно через четыре часа он позвонил со своего мобильного телефона жене Раисе и сообщил, что он содержится на территории ОРБ-2, куда его доставили для проверки какой-то информации. Он сказал так же, что его не бьют. После этого Раиса неоднократно обращалась в дежурную часть ОРБ-2, чтобы прояснить ситуацию, но ее обращения проигнорировали. 5 марта по факту незаконного задержания и содержания под стражей ее мужа, она подала заявление в прокуратуру ЧР. 6 марта такое заявление было подано в прокуратуру Ленинского района г. Грозный. В тот же день Раиса наняла адвоката, однако в ОРБ-2 адвокату отказали в доступе к подзащитному.

До задержания Муслим временно проживал в г. Владимир, домой вернулся в начале марта из-за болезни дочери. У Муслима Заурбекова больное сердце (сердечная недостаточность). Родственники опасаются за состояние его здоровья.

В представительство ПЦ "Мемориал" в с. Серноводск с письменным заявлением обратилась местная жительница Наталья Магомедовна Итаева. В своем заявлении она сообщает, что ее брат, Михаил Магомедович Итаев, 1969 г.р., был незаконно задержан в ночь на 28 февраля 2008 года в 2.50 в пассажирском поезде № 98 "Тында-Кисловодск".

Родственники Михаила ждали его в 4.20 на станции г. Минеральные Воды. Когда поезд прибыл, Михаила там не оказалось, его телефон не отвечал. В тот же день в 19.00 родственникам Итаева позвонила адвокат В.П. Плющенко и сообщила о задержании Михаила. Она сказала, что следствие назначило ее для защиты интересов Михаила, и просила родственников приехать в Минеральные Воды, привезти справки с места жительства и из РОВД. 29 февраля вечером родственники Итаева приехали и встретились с адвокатом Плющенко. Адвокат направила их к следователю И.А. Москаленко, которая не стала объяснять причину задержания Михаила, сказав только, что можно сделать передачу в ИВС. Характеристики, справки и заявление у Итаевых приняли только на следующий день через адвоката. В разговоре с родными Итаева, адвокат сказала, что ее услуги обойдутся в 10 тысяч рублей, а освобождение брата будет стоить не менее 100 тысяч рублей. Также она сообщила, что 1 марта в полдень будет слушаться дело Михаила.

1 марта состоялось заседание городского суда, но Итаевых на слушанье не пропустили. После суда Михаила увезли в СИЗО г. Пятигорск. Следователь Москаленко выдала родственникам Итаева постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Из него следовало: "Итаев М.М. подозревается в том, что у него 28 февраля 2008 года в 2.50 в пассажирском поезде № 98 сообщением "Тында-Кисловодск" на перегоне "Суворовская-Минеральные Воды" в вагоне № 13, купе № 4 в постельных принадлежностях, в наволочке обнаружено наркотическое вещество – гашиш массой 75,748 граммов, являющемся особо крупным размером, которое он незаконно приобрел и хранил, перевозил без цели сбыта. Уголовное дело №2850083 возбуждено 29 февраля 2008 года по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ".

В своем заявлении Наталья Итаева пишет, что считает арест брата незаконным. С ноября 2007 года Михаил находился в г. Караганда у старшего брата Руслана, который проживает в Казахстане постоянно. Там Михаил безвыездно пребывал из-за болезни своего девятилетнего сына Альберта. Мальчик нуждался в обследовании. В феврале 2008 года резко ухудшилось здоровье главы семейства Итаевых, Магомеда Итаева, 1935 г.р. У него обнаружен рак простаты. Родственники сообщили об этом братьям Руслану и Михаилу. 16 февраля приехал Руслан, а 28 февраля должен был приехать Михаил.

Профессионализм назначенного адвоката не внушает доверия, и Итаевы намерены обратиться к услугам другого защитника. Однако в их семье нет достаточных материальных средств, для оплаты хорошего адвоката. В семье 13 человек. Глава семьи Магомед Итаев и Наталья Итаева являются инвалидами II группы (у обоих онкологические заболевания). В семье шесть малолетних детей, которые воспитываются без отцов. В связи с этим Наталья Итаева обратилась в ПЦ "Мемориал" с просьбой оказать правовую помощь, содействовать в освобождении и защите прав Михаила Магомедовича Итаева. При содействии "Мемориала" к делу подключился адвокат Салман Арсанукаев, который в настоящее время осуществляет защиту Михаила Итаева.

29 марта умер отец Михаила, Магомед Итаев.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратился Султан Ахмедович Эдильсултанов, проживающий по адресу: Чеченская Республика, Надтеречный район, с. Верхний Наур, ул. Восточная, 15.

14 октября 1999 года его жена Курбика Хамидовна Халидова, 1955 г.р., и дочь Хадижа Султановна Эдильсултанова, 1984 г.р., погибли в результате вертолетного обстрела дороги вблизи с. Кень-Юрт Грозненского (сельского) района. В тот день в результате обстрела погибли еще восемь человек:

  1. Ахматханов Саид-Ахмед Хаджиевич, 67 лет;
  2. Ахматханов Сайди Саид-Ахмедович, 1963 г.р. (сын Сайд-Ахмеда);
  3. Ахматханова Бирлант Дуршуловна, 38 лет (сноха Сайд-Ахмеда);
  4. Ахъядова Тамара Хасановна, 26 лет (сноха Сайд-Ахмеда);
  5. Ахматханова Селима Салмановна 13 лет (дочь Бирлант);
  6. Ахматханов Рамзан Салманович, 7 лет (сын Бирлант);
  7. Ахматханова Санипат Абдулкаримовна, 1959 г.р. (сноха Сайд-Ахмеда);
  8. Ахматханова Марьям Баталовна, 1958 г.р. (сноха Сайд-Ахмеда).

Эдильсултанов подробно рассказал об обстоятельствах происшествия. 14 октября группа жителей с. Кень-Юрт возвращалась домой из ст. Первомайская, - там люди провели несколько дней, дожидаясь прекращения бомбежки окрестностей их родного села. Они ехали в открытой машине ГАЗ-53. К этому времени с. Кень-Юрт контролировали российские федеральные войска. Машина с мирными жителями подъезжала к селу, когда ее обстреляли ракетами с вертолета. Ракеты попали в кузов машины. Жена Султана, Курбика, Сайди Ахматханов, Санипат Ахматханова, Рамзан Ахматханов, Бирлант Ахматханова, Тамара Ахъядова погибли сразу. Саид-Ахмед Ахматханов, Селима Ахматханова, Марьям Ахматханова, Хадижа Эдильсултанова были тяжело ранены. Ранения и ожоги получили водитель, Ахматханов Салман, 1961 г.р., его мать Зулай, 1932 г.р., десятилетняя дочь Санипат Разет, сын Заурбек, 13 лет, и двухлетняя дочка Тамары Ахъядовой. Они выбрались из машины на землю и попытались прикрыть себя травой, потому что ожидали, что вертолет вернется. Вертолет вернулся и кружил над ними еще долгое время. Все это время раненые истекали кровью. Селима несколько часов лежала рядом с Салманом. Умирая, она спрашивала про маму.

Жители села видели произошедшее, но не решались приблизиться к машине. Подошли только тогда, когда стемнело и вертолет исчез. Тяжелораненые были уже мертвы. Хадижу едва успели донести до села. Трупы Курбики и Санипат обуглились, их смогли опознать только по строению зубов. Фельдшер смогла оказать только самую простую помощь пострадавшим. Заурбеку, у которого были обширные глубокие ожоги, и Салману, раненому в ногу, требовались хирургические операции.

Однако 15 октября с утра село было блокировано. Двое суток выход из населенного пункта был закрыт на время проведения проверки паспортного режима. У тех, кто был в машине, все документы сгорели.

Глава администрации села и фельдшер просили разрешения выйти, чтобы организовать помощь. Военные не разрешали. Тогда и другие местные жители стали взывать к милосердию. Их разгоняли выстрелами, ранив одну женщину в ногу. После того как проверка в селе закончилась, в помещении школы военные устроили комендатуру. Туда приехал военный врач. С его помощью Салмана увезли на лечение в Моздок, а Заурбека - во Владикавказ. Салман лишился трех пальцев на левой ноге. Заурбеку сделали несколько операций, в том числе пластических. Он и теперь нуждается в продолжении лечения. Дочь Султана после того, что произошло с ее сестрой, лишилась рассудка, и через год умерла. Спустя пять лет умерла мать Салмана.

Уголовное дело по факту обстрела и гибели десяти человек возбуждено не было. Военнослужащие, которые "выявляли нарушения паспортного режима", не посчитали это преступлением.

Султан Эдильсултанов хотел добиться правосудия. По совету местного юриста обратился в суд Надтереченого района. В рассмотрении этого дела ему отказали. Султан обжаловал это решение, и продолжал обращаться в суды различных инстанций. К 2007 году он добрался до Конституционного суда Российской Федерации, который, наконец, направил это дело в Генеральную прокуратуру РФ. В ноябре 2007 года предписание разобрать дело поступило в Следственное управление военной прокуратуры на территорию военной базы "Ханкала" . Султан Эдильсултанов был об этом оповещен. Он долго ждал действий со стороны военной прокуратуры, но, не дождавшись, обратился за помощью в ПЦ "Мемориал".

5 марта 2008 года юрист ПЦ "Мемориал" послал запрос в Следственное управление. 20 марта сотрудники "Мемориала" связались по телефону с сотрудником следственного управления С.А. Шаршавых, и поинтересовались у него мерами, предпринятыми управлением для расследования обстоятельств дела, связанного с вертолетным обстрелом около с. Кень-Юрт. С.А. Шаршавых попросил перезвонить на следующий день. 21 марта он ответил, что по данному делу проведена прокурорская проверка, по результатам которой было отказано в возбуждении уголовного дела. Последовал закономерный вопрос: "Каким образом проводилась проверка, если ни один человек, из числа пострадавших и свидетелей, не был опрошен". Шаршавых не объяснил, как проводилась проверка, и тат же сказал, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела обжаловано, и уже отменено. О результатах новой проверки он пообещал сообщить в течение десяти дней.

6 марта 2008 года

В Грозненском гарнизонном военном суде состоялся суд по уголовному делу № 34/33/0787-01Д. Жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ на действия (бездействие) старшего следователя 505 военного следственного отдела в/ч 68797 Д.Б. Злобнина, была подана 23 января 2008 года адвокатом Доккой Ицлаевым, в интересах потерпевшего по этому уголовному делу Салмана Зелимхановича Хамзатова, проживающего по адресу: ЧР, Грозненский (сельский) район, с. Старые Атаги, ул. Шоссейная, 32.

Напомним, что сын Салмана Хамзатова, Мовсар Салманович Хамзатов, был убит военнослужащими 205-й отдельной мотострелковой бригады (омсбр) 23 октября 2001 года. По этому факту прокуратурой Грозненского (сельского) района ЧР было возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК РФ. Через месяц оно было передано по подследственности в военную прокуратуру в/ч 20102.

21 декабря 2001 года помощником военного прокурора в/ч 20102 И.Н. Башариным уголовное дело было прекращено без принятия к производству "за отсутствием в действиях военнослужащих состава преступления".

12 августа 2004 года в связи с неполнотой предварительного следствия принятое решение о прекращении уголовного дела было отменено первым заместителем военного прокурора ОГВ(с) С.Г. Бугреевым, и с указаниями направлено военному прокурору в/ч 20102 для производства дополнительного расследования.

В последующем это уголовное дело неоднократно прекращалось и возобновлялось.

18 ноября 2007 года старший следователь 505-го военного следственного отдела в/ч 68797 Д.Б. Злобнин вынес очередное постановление о прекращении указанного уголовного дела. Однако адвокат Докка Ицлаев и потерпевший Салман Хамзатов посчитали, что это решение является незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. По мнению Д. Ицлаева, решение о прекращении у/д Злобнин принял, сославшись на обстоятельства, которые не соответствуют обстоятельствам совершения преступления.

Так, согласно постановлению о прекращении уголовного дела, 23 октября 2001 года около 20.00 в с. Старые-Атаги военнослужащие в/ч 74930 под командой командира взвода старшего лейтенанта В.В. Зеленина производили эвакуацию неисправного тягача МТЛБ. В это время со стороны окраины населенного пункта приближался а/м ВАЗ-2109, который, не доезжая до войсковой колонны 100-200 метров, свернул с шоссе на грунтовую дорогу и продолжил движение вдоль села. По команде Зеленина остановить и досмотреть указанную автомашину, младший сержант А.А. Кубрак побежал наперерез автомобилю, подавая водителю сигналы рукой остановиться, и сделал два одиночных выстрела в воздух. Но машина продолжила движение, увеличила скорость, и из нее был открыт огонь одиночными выстрелами (два-три выстрела) в направлении военнослужащих, в результате которого получил ранение старший лейтенант Зеленин. После этого младший сержант Кубрак открыл огонь на поражение по машине.

Адвокат считает, что на ошибочность выводов следствия указывают следующие факты:

По официальной версии, военнослужащий Кубрак перед тем, как открыть по автомашине огонь на поражение, сделал два предупредительных одиночных выстрела в воздух, а в ответ из автомашины также было произведено два-три выстрела. Следовательно, до открытия прицельного автоматического огня по автомашине, в которой находился М.С. Хамзатов, всего должно было бы быть произведено четыре-пять одиночных выстрелов. Как следует из материалов уголовного дела, свидетель М.М. Кайсаров, допрошенный в ходе предварительного расследования (л.д. 18-20), показал, что 23 октября 2001 года в 19.40-19.45 он услышал шум проезжающей автомашины, и следом прозвучали очереди из автоматического оружия. По утверждению Кайсарова, стреляли из четырех-пяти автоматов. Другой свидетель, Саламу Хамзатов, в своих показаниях утверждает: "Услышал, что со стороны, где стояла бронетехника, началась стрельба".

Таким образом, согласно показаниям свидетелей, одиночных выстрелов не было, выстрелы изначально раздались со стороны военнослужащих и изначально стрельба велась очередями. Следовательно, Кубрак не производил предупредительных выстрелов и из автомашины, в которой был Хамзатов, не было произведено ответных выстрелов в военнослужащих.

В своих показаниях Кубрак утверждает, что вместе с ним прицельный огонь по автомашине открыли и трое его сослуживцев: каждый выпустил по два магазина патронов. А по версии следствия стрелял только военнослужащий Кубрак, что, как видно из показаний Кубрака и свидетелей, не соответствует действительности. Однако следствием не установлены остальные военнослужащие, виновные в гибели Хамзатова.

В ходе предварительного расследования установлено, что старший лейтенант В.В. Зеленин получил ранение 23 октября 2001 года в 23.30. Но также установлено, что М.С. Хамзатов был убит 23 октября 2001 года около 20.00. Следовательно, военнослужащий Зеленин был ранен спустя 3,5 часа после убийства Хамзатова и при иных обстоятельствах. Это также подтверждает, что из машины с Хамзатовым по военнослужащим не был открыт огонь, и они пытаются уйти от ответственности за совершенное ими преступление, утверждая, что из машины был открыть огонь по военнослужащим.

Через непродолжительное время после расстрела военнослужащими автомашины первым к ней прибыл участковый милиционер с. Старые Атаги. Таким образом, сразу же после расстрела военнослужащими, указанная автомашина попала под контроль представителя правоохранительных органов. Однако в ходе ее осмотра в ней ничего противозаконного (оружие, боеприпасы, гильзы) обнаружено не было. Автомашина и место происшествия были дополнительно осмотрены днем 24 октября 2001 года. Однако ни в автомашине, ни по пути ее движения не было обнаружено ни огнестрельного оружия, ни гильз, которые могли подтвердить, что из машины могли быть произведены выстрелы. Следовательно, из автомашины стрельбы по военнослужащим не открывалось.

Из протокола осмотра места происшествия от 24 октября 2001 года следует, что на месте происшествия гильзы были обнаружены в двух местах:

  • "в 50 метрах от машины на запад у моста через Ханкальский канал на западной стороне моста";
  • "в 30 метрах к северо-западу от моста и в 10 метрах от остановки на площади размером 15 на 10 м".

В своих показаниях от 30 октября 2001 года военнослужащий Кубрак утверждает, что они (военнослужащие) находились по одну сторону от "арыка" (со стороны шоссе), а автомашина "Жигули" находилась по другую сторону от "арыка" и ехала по грунтовой дороге вдоль села. То есть, все военнослужащие находились на западной стороне от Ханкальского канала ("арык"), а автомашина с Хамзатовым была на восточной стороне. Из протокола осмотра места происшествия следует, что гильзы были обнаружены только к западу от Ханкальского канала, то есть на стороне, где были военнослужащие. Следовательно, огонь мог быть открыт только военнослужащими, а в них со стороны автомашины с Хамзатовым никто не стрелял.

Как следует из показаний Кубрака, при приближении к ним водитель автомашины ВАЗ выключил фары. Следовательно, события происходили в темное время суток, если требовался свет фар. Далее Кубрак утверждает, что между ним и автомашиной был "арык" (Ханкальский канал). Возможно, при этих обстоятельствах водитель автомашины не мог видеть военнослужащего, который в темное время суток находился на значительном расстоянии от машины и по этой причине не остановился.

По словам Д. Ицлаева, указанное выше доказывает, что 23 октября 2001 года военнослужащие Кубрак и другие неправомерно применили оружие по автомашине, в которой находился Хамзатов.

Только в ходе судебного заседания 6 марта потерпевшая сторона узнала, что накануне, 5 марта 2008 года, военная прокуратура своим постановлением отменила постановление о прекращении уголовного дела № 34/33/0787-01Д и вновь возобновила следствие. Суд, в свою очередь, отказал в удовлетворении жалобы потерпевшей стороне. Военная прокуратура отменила свое же постановление о прекращения уголовного дела, тем самым, перестало существовать и само обстоятельство, в связи с которым была подана жалоба.

10 марта 2008 года

После 20.00 в г. Грозный из своего дома вооруженными людьми был насильно увезен Лорсанов.

Утром 11 марта его мать, Сацита Лорсанова, написала заявление в прокуратуру. В тот же день ей удалось установить, что сын находится на территории одного из силовых подразделений МВД ЧР. Она обратилась в эту структуру; там признали, что ее сын содержится у них, и заявили, что у него нашли гранаты. Сацита утверждает, что этого не могло быть: сын работает на стройке, никаких подозрительных связей у него нет.

12 марта она обратилась за помощью в ПЦ "Мемориал". Сотрудник "Мемориала" и председатель общественного Совета при Уполномоченном по правам человека в ЧР Ахмет Итуев обратились к заместителю командира силового подразделения, и тот признал действия своих подчиненных неправомерными. К вечеру 12 марта Лорсанов был освобожден.

11 марта 2008 года

Адвокат коллегии адвокатов ЧР "Низам" С.У. Тельхигов, одновременно работающий по соглашению юристом правозащитного центра "Мемориал", был приглашен во второй отдел УБОП при МВД по Чеченской Республике. Ему было сообщено, что из Москвы, а именно из УБОП МВД РФ, пришел запрос по факту посещения С.У. Тельхиговым следственного изолятора №1 г. Нальчика. С адвоката были получены письменные объяснения, обращенные на имя начальника УБОП при МВД по ЧР. В них адвокат сообщил, что действительно в декабре 2007 года он посещал СИЗО-1 г. Нальчика и встречался А.Л. Бозиевым и М.С. Каширговым, обвиняемыми в вооруженном нападении на г. Нальчик 13 октября 2005 года. Основанием посещения явились ордера коллегии адвокатов ЧР "Низам" за №№ 3783, 3784. Данное посещение связано с осуществлением защиты интересов указанных граждан в ходе прокурорской проверки по факту применения к Бозиеву и Каширгову недозволенных методов ведения следствия и дознания.

В феврале 2008 года доступ к своим доверителям адвокату был ограничен. На заявление Тельхигова в Верховный Суд КБР был получен ответ от судьи М.З. Ташуева, из которого следует, что свидание было запрещено в связи с тем, что представленные им ордера были не надлежащим образом оформлены, т.е. не были внесены реквизиты соглашений и не указано наименование органа, рассматривающего жалобу. Также судья отметил, что по исправлении указанных недостатков Тельхигову будут предоставлены свидания со своими доверителями. Данные обстоятельства адвокат изложил в своих объяснениях в УБОП. К своим объяснениям он приложил указанный выше ответ судьи ВС КБР М.З. Ташуева.

Адвокат считает, что этот вызов в УБОП и получение от него объяснений связано с негативным отношением силовых структур к работе независимых адвокатов, представляющих интересы граждан, проходящих по т.н. "Нальчикскому делу", и пострадавших от насильственных действий сотрудников милиции.

12 марта 2008 года

Около 15.30 в ст. Троицкая Сунженского района Республики Ингушетия сотрудниками УФСБ по РИ совместно с сотрудниками других российских силовых структур при проведении адресной спецоперации убит местный житель Рустам Магомедович Муцольгов, 1986 г.р., проживавший вместе с семьей (мать, жена и сестра с ребенком) по адресу: ул. Красина, 24.

По сообщению агентства "Интерфакс", "Оперативный штаб в Республике Ингушетия объявил о проведении с 15 часов 12 марта контртеррористической операции в ст. Троицкая Сунженского района. В распространенном ОШ пресс-релизе говорится, что "в правоохранительных органах имеется информация о том, что члены бандгруппировки скрываются в ст. Троицкая и намереваются совершить серию террористических актов на территории Республики Ингушетия". Контртеррористическая операция проводится с целью устранения угрозы совершения террористических актов, руководствуясь требованиями Федерального Закона РФ от 6 марта 2006 года № 35 "О противодействии терроризму".

На время проведения операции в станице будет действовать ряд ограничений, в частности, ограничение доступа граждан и транспортных средств на указанную территорию; досмотр физических лиц и находящихся при них вещей, а также досмотр транспортных средств и провозимых на них вещей, в том числе и с применением технических средств. Оперативный штаб обращается к гражданам с просьбой сохранять спокойствие, не допускать хаоса и массовых беспорядков, а также вмешательства в действия правоохранительных органов".

По словам очевидцев, после 15.00 на ул. Красина с двух сторон приехала военная колона состоявшая из двух БТРов, нескольких микроавтобусов "Газель" и бронированных а/м УАЗ. Сотрудники силовых структур оцепили дом № 24. В это время во дворе находился Рустам Муцольгов, а непосредственно внутри дома – его сестра Зарема со своим ребенком. При виде большого количества военных Рустам испугался и побежал в сторону реки, расположенную рядом с домом. Соседи слышали, как военные кричали ему: "Стой, стрелять будем!". Затем раздалось несколько автоматных очередей и приглушенный взрыв. Стреляли "силовики", находившиеся в оцеплении: Рустам был убит на берегу реки.

По информации пресс-службы УФСБ по РИ, во время проведения "спецмероприятия" Муцольгов оказал вооруженное сопротивление, открыв стрельбу по группе захвата из огнестрельного оружия. В ходе боестолкновения он попытался привести в боевое состояние гранату, которая взорвалась у него в руке, и получил смертельное ранение.

Также стало известно, что сотрудниками силовых структур были задержаны еще шесть человек из числа родственников и соседей Муцольгова, - всех отпустили через несколько часов.

В тот же день труп убитого был передан родственникам для захоронения. 13 марта в с. Сурхахи состоялись похороны.

По словам родственников, Рустам вел мирный образ жизни, в розыске не значился и ни от кого не скрывался. В Троицкую Муцольговы переехали около года назад. До этого проживали в г. Карабулак. Муцольгов закончил юридический факультет колледжа. До августа 2007 года, в течение нескольких месяцев, работал монитором в правозащитной организации "МАШР". Летом прошлого года женился.

В последнее время Рустам занимался тем, что подрабатывал на частных стройках.

Старший брат убитого, Заур Муцольгов, осужден 13 августа 2005 года Верховным судом РИ, и в настоящее время отбывает 25-летний срок заключения по обвинению в нападении на правоохранительные органы Ингушетии в ночь на 22 июня 2004 года.

Сестра погибшего, Зарема приходилась женой Ибрагиму (Адаму) Гарданову, убитому сотрудниками силовых структур 7 февраля 2007 года в г. Назрань вместе с Магомедом Чахкиевым.

15 марта 2008 года

В ночь на 15 марта пропали без вести два жителя г. Грозный: Исмаил Махмудович Тазуркаев, 1969 г.р., проживающий по адресу: ул. Воронежская, 109, и его племянник, Исрапил Мусиханов, 1987 г.р.

14 марта Исмаил Тазуркаев вместе со своим племянником Исрапилом Мусихановым выехал на автомашине ВАЗ-2107 белого цвета (регистрационный номер 594 AT, 95-й регион) в сторону г. Урус-Мартана. В этот день около 23.00 они заехали в гости знакомому Тазуркаева, который проживает в Урус-Мартане. После этого поехали в сторону окраины Урус-Мартана. С этого момента их никто не видел.

15 марта родственники Исмаила звонили на его мобильный телефон. Исмаил ответил. В разговоре с дочерью он сказал, что не может говорить, и чтобы ему больше не звонили. Это был последний контакт с ним. После этого он не отвечал на звонки. 16 марта его телефон был уже выключен.

По состоянию на конец марта местонахождение Тазуркаева и Мусиханова установить не удалось. Другой информации у ПЦ "Мемориал" нет.

При невыясненных обстоятельствах пропал житель г. Урус-Мартан Дук-Ваха Салманович Хатуев, примерно 19-20 лет, проживающий на ул. Полевая.

Как стало известно, 14 марта 2008 года после пятничной молитвы он отправился в гости к родственникам матери, планируя у них переночевать. Об этом он заранее предупредил своих родителей. Рано утром 15 марта Дук-Ваха вышел из дома родственников. По его словам, он нанялся на работу на строительство фундамента частного дома участкового инспектора и направлялся именно туда. С тех пор о нем ничего неизвестно. Домой он так и не вернулся. Родственники обратились во все силовые подразделения Урус-Мартановского района. По состоянию на начало апреля 2008 года о судьбе Хатуева ничего не известно.

16 марта 2008 года

Рано утром на окраине с. Гой-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики сотрудники нескольких силовых структур проводили спецоперацию, в которой было задействовано большое количество военной и другой техники. На развилке дороги Урус-Мартан – Гой-Чу – Алхазурово был выставлен мобильный пост.

Большое количество "силовиков" пешком направились в лесной массив, прилегающий к южной окраине села, - предположительно, они собирались прочесать участок леса.

Установить, что послужило поводом для проведения этого мероприятия, не удалось. По неподтвержденной информации, полученной от жителей Гой-Чу, в ночь на 15 марта в лесном массиве на окраине Гой-Чу сидевшие в засаде "силовики" убили боевика и задержали двоих человек, передававших ему продукты.

По другим сведениям, 15 марта местные жители на северной окраине села (между Гой-Чу и Гойское) в канале обнаружил два рюкзака с продуктами. О находке сообщили правоохранительным органам. На месте обнаружения рюкзаков "силовики" устроили засаду. Поздно ночью, когда неизвестные лица пришли за продуктами питания сотрудники силовых структур, находящиеся в засаде, открыли огонь, в результате чего были убиты два человека. Однако ночью в селе никто стрельбы не слышал.

Спецоперация 16 марта продлилась до 14.00. К 15.00 "силовики" уехали из села. О ее результатах ничего не известно.

18 марта 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Гудермес обратилась жительница с. Ахкинчу-Борзой Айдини Абумуслимовна Идалова.

Она рассказала, что вечером 17 марта 2008 года ей позвонил односельчанин и сказал, что сотрудники силовых структур вскрыли могилу Вахита Идалова и увезли останки с собой. При эксгумации присутствовали имам села и глава местной администрации. Односельчане попытались вмещаться, но им сказали, что эксгумация проводится с разрешения родственников. Айдини утверждает, что такого разрешения не давала.

Вахит Агдульиусумович Идалов, 1974 г.р., сын Айдини, был убит российскими военными 16 июня 2000 года недалеко от с. Ялхой-Мохк. Военные, дислоцировавшиеся у с. Ахкинчу-Барзой, обстреляли из автоматического оружия автомашину ВАЗ-2121 ("Нива"), в которой находились Алихан Солтагираев (16 лет) и Вахит Идалов. 17 июня родственники и односельчане привезли тела в село и похоронили их на сельском кладбище. Тела осмотрел врач. Родственникам выдали свидетельства о смерти, в которых написано, что Солтагираев и Идалов умерли в результате множественных огнестрельных ранений.

В 2002-2003 годах были похищены и пропали без вести двое братьев Вахита. Айдини обивала пороги, и писала письма во всевозможные инстанции (в том числе и президенту РФ). Исчерпав все внутренние резервы, мать подала жалобу в Европейский суд по правам человека. В октябре 2007 года Айдину привезли в следственный комитет по приглашению следователя Ким. На собеседовании следователь попросил ее написать заявление в комитет для возбуждения уголовного дела по факту убийства ее сына Вахита. Следователь сам набрал заявление на компьютере и дал подписать Айдине. Затем он спросил разрешения на эксгумацию трупа Вахита. Мать ответила категорическим отказом и подписала письменный отказ. В декабре 2007 года к ней опять приезжали сотрудники следственного комитета и снова просили разрешение на эксгумацию трупа Вахита. И в этот раз Айдина дала письменный отказ.

18 марта сотрудник "Мемориала" поехала вместе с Айдиной Идаловой на кладбище. Могила Идалова действительно была раскопана. Рядом с ней лежали резиновые перчатки. В двух местах валялись доски, которыми была прикрыта ниша, где лежал труп. Обычно сдержанная, не показывающая при посторонних слабость, Айдина долго рыдала над пустой могилой сына.

В тот же день по просьбе Идаловой юрист "Мемориала" написал заявление на имя прокурора ЧР. 19 марта это заявление было отправлено по факсу в прокуратуру республики (тел/факс (код-8712)22-32-63). Также было написано письмо на имя муфтия республики. После 15.00 Айдина лично обратилась в приемную уполномоченного по правам человека в ЧР в г. Гудермес. Ей показалась, что сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека были не столько озабоченны фактом незаконной эксгумации, сколько тем, что Идалова уже обратилась в ПЦ "Мемориал". Не дождавшись от них конкретных действий, женщина снова приехала в приемную "Мемориала", откуда последовал звонок руководителю судебно-медицинской экспертизы Масхуду Чумакову, с просьбой выяснить местонахождение останков Вахита Идалова. Чумаков подтвердил, что останки трупа Вахита находятся у них. На вопрос, какая была необходимость эксгумировать труп, при наличии в уголовном деле медицинского освидетельствования, сделанного в 2000 году, Чумаков выразил удивление, так как не имел информации о том, что такое свидетельство имеется.

19 марта Айдина отправилась к начальнику следственного комитета Адаму Хамбиеву. Ей с трудом удалось добиться встречи с ним. На ее возмущение по поводу незаконной эксгумации, Хамбиев направил ее к следователю Киму, который ведет это дело. Он так же сказал Идаловой, что она сама виновата в произошедшем, так как подала жалобу в Европейский суд по права человека по факту похищения ее сыновей. По словам Адама Хамбиева, выходит, что ей мстят за эту жалобу. Из следственного комитета Идалова пошла в районный суд, к судье Рамзану Тамакову и рассказала ему обо всем. Тот был сильно возмущен, дал ей нужные рекомендации и сказал, что возьмет дело под контроль и приложит все усилия, чтобы наказать виновных.

19 марта 2008 года

Около 22.00 в с. Алхазурово Урус-Мартановского района Чеченской Республики вошло крупное вооруженное формирование сторонниковЧРИ. В течение двух часов боевики контролировали практически все село. В ходе рейда были убиты семеро сотрудников республиканских силовых структур, со стороны ВФ ЧРИ погибли три человека.

Согласно официальным данным, отряд боевиков не превышал 20 человек, по словам местных жителей "боевиков было достаточно много", - явно больше, чем называют власти. На всех дорогах, ведущих в село, нападавшие выставили посты, используя ту же тактику, что при нападении на Ингушетию (июнь 2004 года) и Грозный (август 2004 года). На "передвижных блокпостах" останавливали автомашины и проверяли документы у водителя и пассажиров. Если среди них оказывался сотрудник российских или республиканских силовых структур, его расстреливали. Если машины не останавливались, по ним открывали огонь.

Таким образом, была обстреляна автомашина жителя соседнего села Гой-Чу Урус-Мартановского района, сотрудника силовых структур, который направлялся в населенный пункт по своим делам. Он проигнорировал требование боевиков остановиться и на большой скорости выехал из зоны обстрела, оставшись в живых.

Другой житель с. Гой-Чу (ехал на своей машине ВАЗ-2106 в гости к родственникам) по требованию боевиков остановил машину на посту, который был выставлен на западной окраине села, возле электроподстанции. У него забрали документы и сотовый телефон. После того, когда участники ВФ ЧРИ удостоверились, что он не является сотрудником силовых структур, потребовали взамен на документы и телефон привезти им продукты питания. Житель Гой-Чу отказался. Вместе с машиной он был задержан, - ему запретили выходить из машины; документы и телефон ему не вернули (один из боевиков сказал, что документы они выбросят). По словам задержанного, на посту он провел значительное время. Он заметил, что на посту стояли еще несколько автомашин. Их владельцев завели за двухэтажный белый дом, расположенный сразу возле дороги, и держали там. Среди них были женщины с детьми.

В селе боевики зашли в несколько дворов и насильно забрали автомашины, на которых потом передвигались по селу.

Основным объектом нападения стал дом командира одного из республиканских подразделений (т.н. "нефтеполка"), местного жителя Шахмана Макаева. Находившиеся в доме сотрудники силовых структур оказали вооруженное сопротивление. В ходе боя был убит племянник хозяина дома, Асланбек Арбиевич Макаев. Со стороны нападавших были убиты три человека. Тела двоих из них сильно обгорели. Позднее их обнаружили 50-100 метрах от дома Макаева. "Силовики", оборонявшие дом Ш. Макаева, по телефону сообщили о нападении членов ВФ ЧРИ и вызвали подкрепление.

Пятеро сотрудников силовых структур, ехавших на автомашине на помощь своим коллегам, были убиты боевиками при въезде в село.

Еще один сотрудник правоохранительных органов, местный житель Адлан Денисович Шаипов, 1968 г.р., проживавший на ул. Партизанская, был расстрелян боевиками на блокпосту возле электроподстанции. Шаипов проживал неподалеку и, услышав стрельбу, вышел на улицу, выяснить, в чем дело. Увидев на дороге вооруженных людей, он принял их за сотрудников силовых структур и подошел к ним. Узнав, что Адлан сотрудник силовых структур, боевики схватили его, завели за электроподстанцию и расстреляли.

Участники нападения сожгли вновь отремонтированное здание местной администрации, - потушить его не успели, оно сгорело полностью.

По рассказам местных жителей, в течение почти двух часов члены ВФ ЧРИ чувствовали себя в селе свободно. Они не скрывали свои лица под масками, у некоторых из них были длинные бороды и волосы.

Через два часа после нападения боевики уехали в сторону лесного массива на конфискованных у местных жителей автомашинах. Там они их бросили и скрылись.

Как утверждают жители села, милиция и другие силовые подразделения Урус-Мартановского района подоспели в населенный пункт примерно к полуночи. Ночью "силовики" не стали преследовать нападавших. Только утром они приступили к прочесыванию лесного массива, примыкающего к южной окраине Алхазурово. Обнаружить следы боевиков им не удалось.

Рассказывает Рахман (имя изменено по его просьбе), житель с. Алхазурово:

"...Все началось примерно в 10 часов вечера... Сначала я услышал короткую очередь из автоматического оружия. Чуть позже стрельба участилась, и с разных окраин села были слышны очереди из пулеметов, автоматов и гранатометов. Я вышел во двор, и наши соседи также были на улице. Никто сначала не понял, что произошло. Чуть позже мы поняли, что в селе боевики. Более того, они оказались недалеко от нашего дома. На дороге у въезда в село, со стороны Урус-Мартана, ими был выставлен пост. Боевики были от нас в метрах ста, но к себе не подпускали. Стреляли поверх голов и требовали не подходить. В 50 метрах от нашего дома, возле грузовика я увидел труп. Также я узнал, что ими был убит Шаипов Адлан. Он был нашим соседом. Подойти к нему мы не решились, кроме того, нас не подпускали сами боевики. Сделать это против их воли было очень опасно. В селе боевики хозяйничали примерно в течение двух часов. Лишь, после того как они ушли, приехали представители силовых структур".

21 марта в с. Алхазурово сотрудниками силовых структур Урус-Мартановского района по подозрению в пособничестве боевикам задержаны три местных жителя: владелец магазинчика и двое владельцев машин, которые боевики при нападении на Алхазуровоо 19 марта изъяли у них, а затем бросили на южной окраине села. Задержанных доставили в Урус-Мартановский РОВД, через несколько часов (после допроса) отпустили домой.

20 и 21 марта сотрудники республиканских силовых структур безрезультатно прочесывали лесные массивы, прилегающие к селам Алхазурово и Гой-Чу. Однако эти действия конкретного результата так и не дали. Цифры погибших и раненых, по состоянию на конец марта, разнятся. Некоторые источники указывают, что в ходе рейда боевиков погибли до 20 человек, в том числе и гражданских. Заместитель главы администрации с. Алхазурово утверждает, что погибли семь сотрудников силовых структур (два уроженца села) и три боевика (личности пока не установлены). Два сотрудника силовых структур ранены. По его данным, есть раненые и среди гражданского населения. Так, уроженка с. Гой-Чу Лайла Исраилова ранена в голову и в плечо, а ее племянник, 15-летний уроженец с. Новые Атаги тяжело ранен в ногу. Со слов сына Исраиловой, Сайхана стали известные обстоятельства, при которых его мать и двоюродный брат получили ранения. Сын Лайлы находился за рулем машины Иж-2115. Вместе со своим двоюродным братом втроем они ехали из с. Новые Атаги в с. Гой-Чу. Они наткнулись на пост боевиков. Сайхан проигнорировал требование вооруженных людей остановиться. В результате, машина была обстреляна.

Есть информация о раненых среди боевиков. Группа участников ВФ ЧРИ при отходе из села ворвалась во двор местного жителя по имени Муса и боевики забрали принадлежащую ему машину "Газель". В ходе этой экспроприации один или два боевика были ранены. Впоследствии машину Мусы нашли на окраине с. Алхазурово, в салоне машины были следы крови.

Ранее некоторые источники распространили информацию о нескольких плененных сотрудниках силовых структур (до шести человек). Указывалось, что они входили в силовое подразделение под командованием некоего "Ирана" (это позывной командира), которое дислоцируется в 15-м молсовхозе. Информацию о пленении сотрудников силовых структур в администрации села не подтвердили.

21 марта 2008 года

Примерно в 13.30 неизвестные люди в военной камуфляжной форме и в масках задержали жителя с. Гойты Урус-Мартановского района Чеченской Республики Джамалайлу Долтагова, 30-35 лет, проживающего на ул. Энгельса. Ему надели на голову мешок, насильно посадили в легковую автомашину и увезли в неизвестном направлении. Произошло это недалеко от дома Джамалайла, когда он направлялся в мечеть на пятничную молитву. Долгое время Джамалайла Долтагов занимается частным предпринимательством – продажей автомобильных запчастей.

Через несколько часов похитители освободили его с условием, что он заплатит им выкуп в размере двух миллионов рублей. При этом неизвестные представились боевиками. В случае неуплаты выкупа они угрожали напасть на с. Гойты. Джамалайла пытался убедить вымогателей в том, что у него нет такой суммы, но никакие отговорки не помогли. Долтагов согласился собрать и передать эти деньги в течение двух-трех дней. Ему было указано место в окрестностях пос. им. Мичурина Урус-Мартановского района (в двух-трех километрах от с. Гойты), куда он должен положить деньги.

После своего освобождения Долтагов обратился в правоохранительные органы района (в частности в УБОП) и рассказал им обо всем, что с ним произошло. Сотрудники специальных служб Чечни дали Долтагову мешок "денег" и попросили его отнести в условленное место.

23 марта Джамалайла отнес "деньги" и, созвонившись с неизвестными вымогателями, сообщил им, что деньги находятся в условленном месте. Те поблагодарили Джамалайлу.

Через некоторое время к месту, где были оставлены деньги, подошли несколько человек. Сотрудники правоохранительных органов, сидевшие в засаде, окружили преступников. Завязалась небольшая перестрелка, в ходе которой были ранены три человека из числа "боевиков". Как позже выяснилось, вымогателями оказались четыре сотрудника ТОМа (территориальное отделение милиции) села Гойты(1) и один сотрудник уголовного розыска Урус-Мартановского РОВД.

Трое сотрудников-вымогателей, получившие ранения, находятся в центральной районной больнице г. Урус-Мартан. Состояние одного из них оценивается как крайне тяжелое.

По некоторым данным, сейчас сотрудники ТОМа пытаются представить иную версию - якобы у них тоже была информация о преступниках-вымогателях, и они также проводили спецоперацию по задержанию преступников на месте закладки денег Долтаговым.

23 марта 2008 года

Около 20.00, в с. Пригородное Грозненского (сельского) района Чеченской Республики возле своего дома (ул. Висаитова, 18), был убит студент юридического факультета Чеченского государственного университета Хасбулат Русланович Шарипов, 19 лет.

В тот день Хасбулат готовился к своей свадьбе и приводил в порядок двор. После работы Шарипов решил искупаться в горячих источниках, но когда подошел к своей калитке, по нему был открыт огонь с трех сторон. Хасбулат был убит. В это время в доме находилась его бабушка Люба, вместе с которой он живет с детства. Услышав выстрелы, она не придала им значения. И даже после того, как в дом вошли вооруженные люди, чтобы заполнить какие-то бумаги, она не подумала ничего плохого. В свою очередь те не сказали ей, что убили ее внука и не предложили опознать убитого. Более того, они спросили у пожилой женщины о его местонахождении.

Любу не испугало присутствие в ее доме вооруженных людей, так как с 2003 года сотрудники различных силовых структур периодически проводят у них проверки. Правоохранительные органы заинтересовались семьей Шариповых после того, как старший брат Хасбулата, Тимур Русланович Шарипов, ушел из дома в неизвестном направлении. До этого он некоторое время служил в подразделении службы безопасности А. Кадырова, базировавшемся в с. Пригородное (командир – Пацаев). Он ушел с этой работы, потому что ему не понравились методы командира подразделения. Через некоторое время Тимура похитили неизвестные вооруженные люди в камуфляжной форме. Домой он вернулся через три дня сильно избитым. Отлежавшись, Тимур ушел из дома и с семьей с тех пор не общался. Некоторое время назад до родственников дошли слухи, что он уехал за границу, и они перестали бояться проверок.

Только 24 марта Люба Шарипова узнала, что возле дома был убит ее внук Хасбулат. Об этом ей сказали односельчане с другого конца села. "Силовики" предъявили им труп Шарипова для опознания.

Родственники Шарипова обратились за разъяснением в милицию, где им сказали, что Хасбулата убили при оказании сопротивления. Труп убитого был передан на судмедэкспертизу, и родственники не сразу смогли его получить.

25 марта на сайте "Грозный-информ" появилось сообщение о том, что бойцами батальона "Север" в с. Пригородное уничтожен участник НВФ, который открыл стрельбу в ответ на требование показать паспорт.

По мнению родственников Шарипова, Хасбулат не был ни в чем виноват, и вооруженного сопротивления оказать не мог. Они намерены добиваться расследования этого преступления.

24 марта 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный поступило датированное 22 марта заявление Насруди Заиналдиновича Салихова, проживающего по адресу: Чеченская Республика, Ачхой-Мартановский район, ул. Пролетарская, 75.

Он сообщает, что 21 марта 2008 года сотрудник милиции Бекхан Солтбекович Мазаев (по сведениям Салихова, брат начальника милиции Ачхой-Мартановского района) убил его родного брата, Ахлуди Заиналдиновича Салихова. Как следует из заявления, 21 марта, около 21.00, Ахлуди Салихов на своей машине "Волга" возвращался домой из г. Урус-Мартан. Также в машине находился его товарищ, Дока Харонович Хасанов. Следом за ними ехали их односельчане: Арсен Вахаевич Мальсагов и Ваха Ансаров. В районе Самашкинского леса в километре от с. Самашки они были остановлены вооруженными людьми (некоторые – с бородами), которые были одеты в черную военную форму. Рядом с ними стояла автомашина ВАЗ-2107 вишневого цвета без регистрационных номеров. По словам Мальсагова и Ансарова, это был пост, самостоятельно выставленный сотрудниками милиции Ачхой-Мартановского района. Один из сотрудников милиции, Б.С. Мазаев, взмахнул автоматом и приказал машинам остановиться, но тут же другой милиционер разрешил им двигаться дальше. Как только машины тронулись, последовали выстрели поверх автомобилей. Милиционеры снова их остановили и, тут же разрешив ехать дальше, отпустили, сопровождая свои действия оскорблениями и выстрелами из автоматического оружия. Чего от них хотят, водители не понимали. Когда их остановили в очередной раз, к ним подъехали вышеупомянутые вишневые "Жигули" без номеров, из которых выбежали милиционеры и стали избивать Арсена Мальсагова. Ахлуди Салихов вышел из машины и подошел к милиционерам, чтобы остановить их. В этот момент Бекхан Мазаев выстрелил в него, тяжело ранив. Милиционеры скрылись с места происшествия. Мальсагов и Ансаров доставили раненого Ахлуди в больницу г. Урус-Мартан. В больнице Ахлуди Салихов скончался. По словам Насруди Салихова, позже милиционеры вернулись на место происшествия и собрали гильзы.

Арсена Мальсагова задержали в больнице в тот же день. По словам его адвоката, против Мальсагова пытаются сфабриковать уголовного дело по ст. 318 ч.1 (применение не опасного насилия в отношении представителя власти).

Жительница ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики Марьям Ибрагимова обратилась в Ачхой-Мартановский районный суд для установления причины, по которой Верховным судом ЧР до сих пор не рассмотрена кассационная жалоб, поданная Ибрагимовой, а также Яхитой Илаевой и Елизаветой Батаевой. Жалоба подана в связи с выходом постановления Ачхой-Мартановского районного суда, в который женщины обратились после того, как прокуратура отказала им в праве ознакомиться с материалами уголовного дела, возбужденного по факту похищения и последующего исчезновения их близких родственников Рустама Илаева, Инвера Илаева, Адлана Илаева и Казбека Батаева.

Выяснилось, что кассационной жалобы в Ачхой-Мартановском суде нет, в то время как она была отправлена по почте, причем женщины получили из суда письма, которые подтверждали факт получения документа. Но, видимо, суд потерял кассационную жалобу.

Напомним, что 4 июля 2004 года в ст. Ассиновская, была проведена адресная "зачистка", в ходе которой из дома Батаевых были увезены четверо местных жителей, - три брата Илаевых и Батаев Казбек. Спецоперацию проводили предположительно сотрудники ФСБ совместно с ОМОН ЧР. По имеющейся информации, похищенные работали в т.н. службе безопасности А. Кадырова. Установить их местонахождение не удалось.

25 марта 2008 года

В 15.00 в Альтиевском муниципальном округе г. Назрань сотрудниками неустановленных силовых структур из своего дома был похищен Ахмед Илезович Нальгиев, 1982 г.р., проживающий по адресу: ул. Лермонтова, 5.

В тот же день сестра похищенного, Хава Нальгиева, с письменным заявлением обратилась в представительство ПЦ "Мемориал". С ее слов стало известно, что в их дом ворвалась группа вооруженных людей, одетых в камуфляжную форму. Они говорили по-русски. Не объясняя своих действий и не предъявляя никаких документов, забрали Ахмеда Нальгиева. "Силовики", стоявшие в оцеплении дома, сказали родственникам, что Ахмеда доставят в г. Владикавказ. Его увезли на а/м УАЗ-452 ("таблетка") в сопровождении еще одного УАЗа и автомобиля "Нива-Тайга".

В тот момент, когда Хава Нальгиева находилась в офисе ПЦ "Мемориал", ей позвонил человек, который представился Андреем Кучеровым, следователем следственного отдела Следственного комитета Генеральной прокуратуры РФ по ЮФО. Он сообщил, что ее брат задержан как свидетель, находится в г. Ессентуки, и, после того как ему будут заданы интересующие следствие вопросы, отпустят. Андрей попросил не поднимать шума и не мешать их работе, заявив так же, что Ахмеду не нужен адвокат. На номер телефона, с которого звонил Андрей Кучеров, перезвонила член совета ПЦ "Мемориал" Светлана Ганнушкина. Кучеров не захотел разговаривать, но после повторного звонка и настойчивой просьбы дать объяснения по факту задержания Нальгиева, Кучеров объяснил, что Нальгиева задержали в рамках расследования уголовного дела и в настоящий момент с ним проводится следственная работа.

Вечером 25 марта родственники Нальгиева встретились с начальником ГОВД г. Назрань А. Котиевым. Когда они находились у него в кабинете, Хаве Нальгиевой позвонил Андрей Кучеров и попросил приехать в г. Владикавказ и забрать Ахмеда. Начальник ГОВД, который стал свидетелем этого разговора, предложил родственникам не ехать во Владикавказ самим, а послать туда сотрудников УБОП МВД РИ. Нальгиевы согласились. Однако сотрудники УБОП МВД, после того как доставили Ахмеда Нальгиева в г. Назрань, не отпустили его на свободу. Родственникам объяснили, что выполняют указание министра МВД РИ Мусы Медова.

26 марта корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе МВД РФ сообщили, что "25 марта в Центральном муниципальном округе города Назрани на улице Базоркина сотрудниками мобильного отряда МВД России в республике задержан находившийся в федеральном розыске участник НВФ Точиев 1976 года рождения. По информации ведомства, в период с 2004 года по настоящее время он входил в состав бандгруппы Хасмагомеда Богатырева.

В тот же день в муниципальном округе Альтиевский на улице Лермонтова, дом 5, сотрудниками правоохранительных органов по месту жительства был задержан участник НВФ Нальгиев 1982 года рождения. Как сообщили в МВД, он подозревается в обстреле сотрудников полка ППСМ при ОВД по городу в ноябре 2007 года, в результате чего двое милиционеров погибли и один получил ранение".

26 марта около 17.00 Ахмеда Нальгиева отпустили на свободу под подписку о невыезде. Подозрения в обстреле сотрудников милиции с него не были сняты.

11 октября (по другим сведениям, 12 октября) 2007 года сотрудники правоохранительных органов уже предпринимали попытку задержать Ахмеда Нальгиева. В тот день они подъехали к дому Нальгиевых на БТРах и другом транспорте. В дом ворвалось большое количество вооруженных людей. Ахмеда дома не было. "Силовики" задержали его братьев Башира Нальгиева, 1977 г.р., и Алихана Нальгиева, 1978 г.р. Их доставили в ГОВД г. Назрань. После допроса в ГОВД, допросили в прокуратуре г. Назрань. Допрашивали в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту убийства сотрудников милиции Яндиева и Мужухоева 10 октября 2007 года в г. Назрань на территории рынка "Мархаба". После допроса Башира и Алихана Нальгиева отпустили.

Одновременно в двух населенных пунктах Урус-Мартановского района Чеченской Республики были проведены специальные мероприятия – "зачистки".

В с. Алхазурово "зачистку" проводили сотрудники силовых подразделений Урус-Мартановского района. Все они были без масок, но в ходе спецоперации никто из них не представлялся. С утра на всех дорогах в населенный пункт были выставлены мобильные посты. На западной окраине села "силовики" разместили временный штаб. По словам представителя администрации с. Алхазурово, сотрудники правоохранительных органов проводили выборочную проверку паспортного режима. Некоторых жителей без местной прописки доставляли в штаб, где они проходили дополнительную проверку. После проверки все задержанные смогли вернуться домой. По словам жителей села, во время проведения специального мероприятия никаких ограничений на передвижение в селе не было. Функционировал рынок в центре села и другие учреждения.

К полудню "зачистка" завершилась. По итогам проведенной специальной операции никто не был задержан. Со стороны местных жителей, жалобы на противоправные действия "силовиков" не поступало.

В с. Гойское силовые структуры провели "зачистку" только в южной части населенного пункта. Она проходила по аналогии с проверкой в с. Алхазурово, и завершилась в 13.00. Жалоб местных жителей на неправомерные действия сотрудников силовых структур так же не поступало. Задержанных в ходе спецоперации в Гойском не было.

26 марта 2008 года

Следователь Главного следственного управления (ГСУ) Следственного комитета при прокуратуре РФ по ЮФО освободил из-под стражи под подписку о невыезде двух жителей Ингушетии - Мошхоева Батыра Мусаевича и Измайлова Ахмеда Макшариповича.

Мошхоев и Измайлов были задержаны сотрудниками правоохранительных органов Ингушетии в г. Назрань 26 января 2008 г. Их обвинили в участии в массовых беспорядках.

* * *

"Мемориал" ранее сообщал, что 26 января в Назрани в районе площади Согласия была предпринята попытка провести митинг "В поддержку курса президента РФ Путина В.В. против коррупции и терроризма". Руководил оргкомитетом по проведению митинга Макшарип Аушев. Сотрудники республиканских правоохранительных органов блокировали место проведения митинга, попытки его участников пройти на площадь привели к столкновениям с сотрудниками милиции.

27 февраля, через месяц после задержания сына, отец Батыра Мошхоева, Муса Мошхоев обратился в ПЦ "Мемориал" с просьбой защитить права сына и добиться его освобождения. По словам отца, Батыр в день митинга вышел из дома в парикмахерскую. Возле парикмахерской, недалеко от площади Согласия, Батыр Мошхоев был задержан бойцами ОМОН МВД РИ. Бойцы ОМОН сначала потребовали от Батыра, чтобы он ушел с того места, где находился, - то есть от входа в парикмахерскую. Мошхоев отказался, заметив, что они не имеют права указывать ему, где он должен находиться. Эти слова и послужили поводом для задержания. Батыра доставили в ГОВД как предполагаемого участника митинга

К моменту обращения Мусы Мошхоева в "Мемориал" Батыр Мошхоев, инвалид детства, уже месяц находился в ИВС МВД. За это время к нему несколько раз вызвали врачей, но Батыра все равно держали под стражей.

Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия возбудило уголовное дело по факту массовых беспорядков 26 января в Назрани по части 1 и части 2 статьи 212 Уголовного кодекса ("организация и участие в массовых беспорядках").

По этому делу в ИВС МВД РИ под стражей содержались 6 человек. Ещё два человека, Макшарип Аушев и Макшарип Евлоев, задержанные в феврале 2008 г., содержатся в СИЗО г. Нальчик. Им предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков 26 января в г. Назрань.

Таким образом, после освобождения Машхоева и Измайлова под стражей остаются шесть человек: Газдиев Салман Магомедович, Барахоев Исраил Ибрагимович, Кулов Рамазан Магомедович и Хазбиев Руслан Муссаевич, Аушев Макшарип Магомедович и Евлоев Магомед Эльмурзаевич. Срок содержание по стражей Газдиева, Барахоева, Кулова и Хазбиева продлён Назрановским районным судом до 26 мая 2008 года. Двухмесячный срок содержания под стражей Аушева и Евлоева истекает 13 и 14 апреля соответственно.

Уголовное дело ведёт ГСУ по ЮФО, расположенное на территории Ставропольского края. До конца марта 2008 года уголовное дело находилось в производстве следователя Пекова, в настоящее время оно передано новому следователю, Саврулину А.Ю.

28 марта 2008 года

В Ачхой-Мартановском районе при выезде из села Бамут был похищен Имран Умарович Хайхароев, 1976 г.р. проживающий по адресу Ачхой-Мартан, ул. Мамакаева, д. 15, кв.1.

В Бамут семья Хайхароевых ездила, чтобы восстанавливать свое домовладение, разрушенное в ходе боевых действий. Отец Имрана, Умар вернулся в Бамут в 2007 году, чтобы присматривать за отстраиваемым домом. Имран, его мать Ася и четырехлетняя дочь Имрана проживали в Ачхой-Мартане и почти каждый день ездили в Бамут.

Вечером 26 марта Имран возвращался из Бамута со своей матерью, дядей, родственницей, ее взрослыми детьми (сыном и дочерью), и со своей дочкой. На трассе их остановили вооруженные люди в военной форме. Проверив документы у мужчин, им разрешили ехать дальше. В тот же вечер Имран повез своего дядю в Горагорск, где и остался ночевать.

27 марта мать Имрана, Ася с внучкой и родственницей снова поехали в Бамут. Когда они стояли на дороге, возле них остановилась машина. Сидевшие в ней люди предложили женщинам довезти их. Женщины согласились. Уже в машине Ася обратила внимание, что неизвестные были вооружены. Женщин довезли до Бамута и высадили на улице, где проживают Хайхароевы и их родственники. Асе поведение неизвестных показалось странным, но она не придала этому большое значение.

28 марта Ася предложила Имрану отвезти ее в Бамут, чтобы передать мужу еду. Имран пожаловался на плохое самочувствие, но Ася удалось уговорить сына, предложив ему не работать на стройке. По прибытии на место выяснилось, что в доме нет ни воды, ни хлеба. Имрану пришлось возвращаться в Ачхой-Мартан. Он выехала около 11:00, но назад в Бамут так и не вернулся. Сначала родители предположили, что Имран задерживается из-за плохого самочувствия. Вечером, обеспокоенные, стали звонить ему. Дозвониться до Имрана не получилось. После 23.00 родителям Имрана позвонил неизвестный мужчина, который представился как адвокат их сына. Он сообщил, что Имран задержан за хранения оружия и пособничество боевикам. Это был дежурный адвокат РОВД Ачхой-Мартановского района.

После адвоката Асе позвонил сам Имран. Он звонил с телефона, который ему одолжил другой заключенный. С его слов стало известно, что при выезде из Бамута на него напали вооруженные люди, - те самые, что 26 марта проверяли у них документы на дороге. Ему на голову накинули мешок и закинули в машину. Привезли в Ачхой-Мартановский РОВД, где под пытками заставили подписать какие-то бумаги - Имран не видел, что именно подписывает. После того, как бумаги были подписаны, Имрану, ломая пальцы, насильно вложили в руку оружие. Факт пыток Хайхароева косвенно подтверждается другими заключенными ИВС РОВД и некоторыми жителями Ачхой-Мартана, живущими в непосредственной близости от здания РОВД, - все они слышали крики Имрана.

Родители Имрана встретились с адвокатом, который сначала заявил, что он присутствовал при даче показаний, но затем отказался от своих слов, сказав что он пришел, когда документы были уже подписаны. Родители так же утверждают, что сотрудники РОВД угрожают их сыну тем, что передадут его военным в Ханкалу, если он откажется от своих показаний. В разговоре с Асей сотрудники РОВД сказали, что Имрана задержали военные с Ханкалы и что именно они его пытали, а сотрудники РОВД спасли его от пыток и оставили у себя, за что родители Имрана должны им быть благодарны.

Родители Имрана утверждают, что их сын не виноват в том, в чем его обвиняют. В 1995 году Имрана заболел онкологическим заболеванием. Уехал жить в Казахстан. Дважды был оперирован. После второй операции потерял зрение на левый глаз. Родители уговорили его вернуться домой, чтобы восстановить дом и женить Имрана (с первой женой Имран разведен).

Рассказывает Ася, мать Имрана Хайхароева:

"Если бы мой сын хоть в чем-то был бы виноват, я бы так не переживала, но я знаю, что все что они рассказывают это полный бред. Нам с мужем сегодня не кому обратиться, неоткуда помощи ждать...

Я никогда не видела, чтобы мой муж проливал хоть одну слезу, ну ту ночь он проплакал, от чувства несправедливости, безысходности. Вся его семья погибла во время высылки.. У него кроме нашего сына никого нет из близких родственников, ни сестры, ни брата, ни племянника...

Я Имрана в тот день заставила с собой поехать... Мы с мужем уговорили его вернуться из Казахстана... Я так перед ним виновата... У меня такое чувство что, я сама его отдала в их руки...".

31 марта 2008 года

В марте 2008 в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратились местные жители, проживавшие в доме 14 на ул. Тухачевского (Ленинский район г. Грозный). Они считают, что их дом был незаконно разрушен.

Дом состоял из шести подъездов. В ходе военных действий наиболее сильно пострадал третий подъезд: в нем были разрушены все 20 квартир. В первом и втором подъезде также пострадало несколько квартир. Фундамент дома сохранился полностью. В апреле 2007 года жильцам предложили покинуть дом, чтобы строители смогли провести ремонтные работы. Они объяснили, что выселяют их для безопасности, так как из блочной конструкции дома при ремонте разрушенного подъезда могут пострадать другие квартиры. Жители не хотели выходить, потому что многим идти было практически некуда, а временного жилья, как это положено по закону, им не предоставили. Сотрудники администрации Ленинского района вызвали отряд милиции и насильно произвели выселение.

В ноябре 2007 года дом огородили и начали восстановительные работы. Однако, 28 февраля 2008 года, дом решено было снести. Жителям объяснили, что в определенный для восстановления срок, то есть до мая 2008 года, все работы произвести не успеют, поэтому принято решение о сносе. На вопрос жителей, где они будут жить, ответили, что они могут идти куда хотят. В течение нескольких дней дом снесли, котлован засыпали и убрали изгородь. Никаких следов от дома № 14 не осталось. Большая часть квартир в уничтоженных подъездах принадлежала хозяевам на правах частной собственности, часть по договору найма.

В настоящее время почти все жильцы дома №14 арендуют платное жилье. По их словам, в последнее время владельцы квартир плату повысили, для них это очень тяжелая ситуация, так как они не могут найти работу, живут на пособие по безработице, пенсию и детские пособия.

Некоторые жители подавали заявления на компенсацию, но подавляющее большинство так ее и не получили.

Свидетельство некоторых из жителей дома 14

Зарина Байсултанова (компенсацию не получала и не подавала на нее документы):

"11 апреля к нам пришли рабочие, и начали выкидывать наши вещи на улицу. Я живу на втором этаже, они выбрасывали вещи через балкон, а внизу стояли грузовые машины. Рабочие почему-то смеялись, видимо их забавляла такая ситуация. Сопровождали их вооруженные люди, которых привели сотрудники администрации Я была со своими малолетними детьми.

До этого к нам приходили представители администрации и предупреждали, чтобы мы нашли жилье, так как будут ремонтировать дом.

Говорили, что они собираются сносить поврежденный подъезд и бояться навредить жителям, поэтому и выселяют. Они просили на пару месяцев найти жилье, пока не закончатся ремонтно-восстановительные работы данного объекта. Мы им особо не верили и свои дома покидать не хотели, но выбора у нас не было.

Рабочие закончили загружать наши вещи поздно вечером, затем посадили нас в грузовые машины и спросили "Ну, куда вас везти?" Я совсем растерялась и сказала, что мне некуда идти, на что они ответили, все с теми же усмешками: "Ну, у вас же есть родственники".

Сегодня они нам говорят, чтобы мы становились в очередь на жилье, и дом наш не подлежит восстановлению, и они собираются снести остальные три подъезда. Так же утверждают, что дом не вынес бы 7-бального землетрясения и что, именно это послужило причиной принятия такого предложения. Когда нас выселяли, нам никакие документы о принятие такого рода решения не предъявляли, а речь шла о ремонте дома.

Моя квартира была целая, ни одной трещины, мы с семьей (с двумя детьми и мужем) в ней жили, даже во время войны не выезжали, этот дом все выдерживал. А нас взяли и в один день и выбросили на улицу. Представители "Инвестстроя", которые занимались ремонтно-восстановительными работами, говорят, что у них указ "свыше" чтобы прекратили работы и, к сожалению, они обязаны подчиниться".

В настоявшее время Байсултановы проживают в арендуемой квартире.

Зура Тахаевна Цагаева, жила с дочкой и внуками (подавала документы на получение компенсации, но до сих пор не получила):

"11 апреля, нас не было дома. Внуки были в школе, дочка на работе, я поехала навестить больную родственницу. Соседи пошли за моей дочкой и привели ее, сказав, что выкидывают наши веши. Когда я вернулась, то застала две грузовые машины с нашими вещами. Рядом стояла моя дочь и плакала. Она ничего не смогла сделать. Рабочих сопровождали вооруженные люди, на случай, если мы посмеем противиться. Жители пытались их уговорить, но видимо на них ничего не действовало. Они всех выселили в один день. Я всю войну прожила в подвале своего дома, не выезжала из Грозного. А тут взяли и выкинули, как во время выселения в 1944 году. Мы не знали, куда нам идти. Был уже вечер. Пока мы думали, они выгрузили наши вещи прямо на улицу, и уехали, сказав, что они торопятся.

Сейчас наши вещи находятся в квартире по адресу ул. Дудаева д.5 кв.34, у знакомых. Там же мы и проживаем. Я не знаю, что нам дальше делать и куда идти, жить вечно в чужой квартире мы не можем".

Авлади Абубакарова (С 1999 года с мужем и тремя детьми проживает в с. Чири-Юрт. До войны проживала в доме по адресу: ул. Тухачевского, 14. Во время боевых действий их квартира была разрушена. Компенсацию за разрушенное жилье не получила, правоустанавливающие документы на жилье имеются):

"Во время войны мы уехали в Малые Атаги, проживали у родственников. В двух комнатах нас было пять женщин и 14 детей. Муж у меня болеет, не может работать, я подрабатываю на частных работах. Мы снимаем жилье в Чири-Юрте, по 2000 рублей в месяц. Когда сносили наши квартиры, обещали, что они будут восстанавливаться. Но в феврале этого года работы были приостановлены. То, что они строили в течение многих месяцев, они вдруг разрушили за два дня и посыпали это место гравием. Работники администрации говорят, чтобы мы обращались к Р. Кадырову и что они ничего не могут сделать. Среди рабочих ходят слухи, что строительный материал, который выделили на восстановление дома, отдали под торговый центр. Начальник "Инвестстроя" утверждает, что это представители администрации потребовали от него прекратить строительные работы.

Куда мы только не обращались, но никто нас и слушать не хочет, нас оставили ни с чем. Раньше хоть надежда была, что жилье восстановят, а теперь и этого нет. Мои сыновья стесняются того факта, что мы бездомные, нам с мужем совестно им в глаза смотреть. Старший сын учиться в техникуме, в Грозном, мы радовались, что теперь ему не придется далеко ездить, и меньше беспокойства для меня, да и на дорогу таких трат не было бы. Думали наконец-то сможем вернуться к себе домой... Но это оказались просто мечты".

Билал Адсаламов, проживал вместе с женой Кулсум. Адсаламовы приобрели квартиру по адресу ул. Тухачевского, 14 в 1993 году. До этого времени проживали у родителей Билала. За разрушенное жилье в Грозном получили денежную компенсацию, которая была потрачена на лечение Кулсум:

"С 1985 года по 1991 год я преподавал в средней школе с. Мескер-Юрт русский язык и литературу. Затем работал милиционером (с 1995 по 1996 годы). Был контужен при исполнении служебного долга, до сих пор страдаю головными болями. Супруга Кулсум, была так же серьезно ранена во время боевых действий. Вследствие черепно-мозговой травмы она была парализована, ее старшая дочь (1987 г.р.) была вынуждена прекратить учебу после девяти классного образования, чтобы ухаживать за больной матерью и двумя малолетними детьми. Сегодня Кулсум страдает приступами эпилепсии, лечение продолжается, но каждый раз она обязана выезжать за пределы ЧР на лечение, что стоит не малых денег. Она смогла подняться на ноги, и мы надеемся на дальнейшее улучшение, что требует немалых средств. На данный момент проживаем в доме родственников в двух комнатах. До этого (с 1999 года) проживали в вагончике, который нам был предоставлен знакомыми. Имеют так же участок земли (10 соток) в Мескер-Юрте".

Айзу Ахтаханову, жительница дома 14:

"Я там проживала с мужем и четырьмя несовершеннолетними детьми. У меня имеются все правоустанавливающие документы; квартиру купила в 1997 году. На данный момент проживаем у свекра. Мне ничего не предлагают взамен утраченного жилья, компенсацию мы не получали".

В марте 2008 года в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный за помощью обратился местный житель, Рахман Сулейманов.

21 апреля 2007 года его дом (ул. Могилевская, 54) был снесен. Рахман Сулейманов родился и вырос в этом доме, который принадлежал его семье еще до выселения чеченцев в 1944 году.

Сегодня Рахман отец большого семейства, его дети - это уже четвертое поколение, которое рождается в этом доме. Семья у них большая, 16 человек: жена, четверо детей, мать, брат, тетя, ее муж и трое детей, сноха (жена погибшего брата) и двое ее детей. Все жили в одном доме. У Сулейманова был гараж во дворе, где он работал костоправом.

В конце марта 2007 года рядом с его домом рабочие занимались ремонтно-восстановительными работами. К месту стройки часто приезжали представители правительственной комиссии. По предположению Рахмана, они обратили внимание на его дом. В очередной приезд этой комиссии к Рахману подошел мастер по строительной части, Хампаш, и попросил документы на дом. Рахман вынес целую папку документов, подтверждающих, что является законным владельцем. В этот момент подошли представители комиссии зам. главы администрации Заводского района Адлан Дакаев, руководитель "Спецстроя" РФ по ЧР Сергей Петрович Сидорякин. Они признали, что все документы действительные. Однако Сидорякин перед уходом Сергей Петрович дал указание: "Снести".

С того времени представители комиссии стали часто наведываться в дом к Сулейманову: два раза приезжал С. Сидорякин и один раз глава администрации Заводского района С.-Х. Центароеву. В итоге Сулейманову дали две недели на освобождение дома.

Рахман обратился в администрацию Заводского района, сумел встретиться с представителем администрации Адамом Айдамировым. Он пожаловался ему на то, что его дом собираются сносить. "Как это сносить, мы собираемся строить, а они разрушают", - возмутился Айдамиров и тут же позвонил заместителю главы администрации Заводского района Адлану Дакаеву. Тот посоветовал обратиться в Министерство строительства ЧР к министру Гихаеву. Рахман с членами своей семьи и соседями (восемь человек) обратился в Министерство строительство. Гихаев отказался их принимать и отправил делегацию к своему первому заместителю, но через некоторое время позвонил своему заму и вызвал Сулейманова к себе. Для обсуждения этого вопроса Гехаев пригласил в свой кабинет Сидорякина и Центароева. По словам Рахмана министр не стал вдаваться в подробности этого дела, выслушав только аргументацию своих подчиненных, которые заявили, что дом Сулеймановых выходит за пределы некой "красной линии" и располагаться там не может. Гехаев вынес вердикт: "На ваше усмотрение, если надо сносить, сносите".

"При этом, они нам ничего взамен не предлагают, говорят, делайте что хотите, мы видите ли Сидорякину должны быть благодарны. За что благодарны? За то, что он дом мой разрушает? От возмущения я даже дар речи потерял на некоторое время. Моя мама ветеран труда, она 40 лет работала на свою страну, она от обиды начала плакать в кабинете Гехаева, но ему это почему-то показалось смешным. Я только и смог выпалить, что не дам снести свой дом. Министр строительства в ответ взял линейку, которая у него лежала на столе, согнул ее и отшвырнул, бросив при этом, что он поступает именно так с теми, кто смеет ему перечить", - рассказывает Сулейманов.

Семья Сулеймановых вернулась домой ни с чем, потеряв последнюю надежду. Через час после встречи приехали Сидорякин, Центароев, Дакаев. Они осматривали двор, и принимали решение, что именно будут сносить. Гараж, в котором, Рахман работал, стоял на территории, которая не выходила "за пределы красной линии". Рахман попросил оставить хотя бы гараж, но чиновники и его внесли в список построек, предназначенных для сноса.

21 апреля 2007 года дом Сулеймановых снесли. При этом присутствовал зам начальника УМиА-423, Владимир Усманович Межиев и главный механик УМиА, Ваха Назиев, который забирал кирпичи от дома Рахмана. Во дворе осталась только старая летняя кухня с навесом. В настоящее время в этой кухне проживает 11 членов семьи Сулеймановых, еще пять членов семьи переехали к родственникам.

Сулейманов падал жалобу на действие строителей в суд. По состоянию на начала апреля 2008 года, суд не принял никакого решения по этому делу. Чиновники, в частности глава Заводского района города Центароев, пытаются представить дело таким образом, что Сулейманов сам попросил разрушить свой собственный дом.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратилась Роза Абдулаевна Хамзатханова, временно проживающая по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, ул. Зенитная, 14 А.

4 марта 2008 года домовладение Розы Хамзатхановой (с. Махкеты Веденского района ЧР, ул. Шоссейная, 10) было незаконно захвачено сотрудниками силовых структур (до 50 человек).

Во время боевых действий дом был частично разрушен. Семья Хамзатхановых временно проживала в Грозном. С осени 2007 года, не дождавшись помощи или возмещения ущерба от государства, Хамзатхановы начали восстанавливать свое жилье собственными силами. Роза периодически нанимала бригады рабочих и к февралю 2008 года отстроила свое жилье. В том же месяце Хамзатхановы собралась вместе в своем доме, и справили поминки по своим родителям. Они планировали заселиться двумя семьями и для этого решили в марте провести перепланировку дома, а затем окончательно вернуться домой. До этого времени решили остаться в Грозном. В начале марта Роза поехала в Махкеты, чтобы начать работы, но застала в своем доме посторонних людей. Это были сотрудники местных силовых структур. По свидетельству Розы, они вели себя варварски: портили имущество и выбросили часть мебели на улицу. На просьбу Розы представиться, они ответили, что являются сотрудниками ППС № 2 полка им. Кадырова, и их направили в Махкеты на неопределенное время до особого распоряжения. Глава администрации села предоставил им другой дом, но они отказались туда переехать.

С тех пор Роза ежедневно ездит из Грозного в Махкеты и обратно вместе с маленькими детьми, так как ей не с кем их оставить (поездка ей обходится от 200 до 500 рублей, в зависимости от вида транспорта). Она неоднократно обращалась к захватчикам дома с просьбой освободить его, обращалась к представителям власти в Махкетах и в Грозном, но никто не может ей помочь. Все признают право Розы на дом, но не хотят связываться с "силовиками".

"Я не понимаю, за что их вечерами хвалят по телевидению и стараются убедить меня в том, что они защищают мои права, которые кроме них никто и не нарушает. Тем более, что такое поведение силовых структур несовместимо с их работой. У меня уже нет ни материальных, ни физических возможностей ежедневно ездить в Махкеты и безрезультатно уговаривать их", - рассказывает Роза Хамзатханова. Она обратилась к правозащитникам с просьбой посодействовать в разрешении ее проблемы, так как больше обращаться за помощью ей некуда.

Примечания

 

(1)  Поселковый отдел милиции с. Гойты известен, тем, что под его вывеской действует неизвестное специальное силовое подразделение. Установить этот факт удалось жителю Ингушетии Макашарипу Аушеву, который проводил самостоятельное расследование похищения своего сына и племянника в сентябре 2007 года.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

11 декабря 2017, 07:13

11 декабря 2017, 06:13

11 декабря 2017, 04:38

11 декабря 2017, 03:40

  • Члены рыбацкого кооператива провели в Геленджике митинг на воде

    Владельцы маломерных судов провели в бухте Геленджика митинг на воде и потребовали от городских властей отменить снос кооператива "Морской". По словам председателя кооператива Юрия Бердикова, это единственное в городе оборудованное место для выхода в море маломерных судов. Кооператив существует с 1948 года, и власти города обещали, что передадут его в собственность рыбакам, сказал он. На месте кооператива планируется строительство набережной, сообщили "Кавказскому узлу" в администрации Геленджика.

11 декабря 2017, 02:41

  • Родственники Магомеда Маматова исключили версию убийства из-за денег

    Родным жителя Ингушетии Магомеда Маматова уже 113 дней неизвестно о его местонахождении. С собой у него было около 30 тысяч рублей - не та сумма, из-за которой убивают, а значит, это не ограбление, считает сестра пропавшего Лейла Маматова. Аналогичное мнение высказал юрист Руслан Муцольгов, который предположил, что грабители забрали бы и автомобиль, который был найден неподалеку от КПП на Черменском перекрестке. Семье поступало много телефонных сообщений о местонахождении Магомеда, но все они оказались ложными, рассказал брат Маматова Руслан.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей