23 января 2007, 18:07

Трепашкин Михаил Иванович

Михаил ТрепашкинРодился 7 апреля 1957 г. После прохождения срочной службы на атомном подводном флоте поступил в Высшую школу КГБ.

С 1984 г. Михаил Трепашкин - следователь в Следственном отделе КГБ. Он специализировался на делах о контрабанде культурных ценностей и произведений искусства.

В 1990-х гг. Трепашкин работал в Управлении собственной безопасности ФСБ (начальником Михаила Трепашкина был Николай Патрушев, 16 августа 1999 г. назначенный директором ФСБ РФ). Среди успешных дел Трепашкина - разоблачение в 1995 году преступной группы в ФСБ и ГРУ, которая занималась продажей оружия в Чечню. Однако дело приказали закрыть. Возник конфликт с начальством и в том же году Михаил Трепашкин был уволен из органов.

В начале 1996 года Михаил Трепашкин подал в суд на ФСБ за незаконное увольнение. Суд удовлетворил иск, но решение суда так и не было выполнено. Трепашкин выступил в СМИ с несколькими интервью, посвященными коррупции в ФСБ, и направил соответствующее письмо президенту РФ Борису Ельцину.

В начале 1997 года Михаил Трепашкин в результате нападения на улице был сильно избит.

В середине 1997 года Александр Литвиненко, который в это время работал в управлении по разработке преступных организаций (УРПО), получил приказ организовать нападение на Михаила Трепашкина. Впоследствии в жалобе в прокуратуру, которую Литвиненко подал на УРПО как на преступную организацию, Трепашкин упоминался вместе с Борисом Березовским и Умаром Джабраиловым (последние двое также были в разработке УРПО: Березовского должны были убить, Джабраилова - похитить). 18 ноября 1998 года Трепашкин принял участие в пресс-конференции, на которой офицеры ФСБ Литвиненко, Понькин и Щеглов обвинили УРПО ФСБ в преступной деятельности.

После увольнения из ФСБ Михаил Трепашкин занялся адвокатской практикой.

В сентябре 2001 года Трепашкин дал интервью французским журналистам, которые снимали фильм "Покушение на Россию", в котором рассказал о деятельности ФСБ в контексте взрывов домов в Москве и Волгодонске. Сразу после этого у него был устроен обыск. На Михаила Трепашкина завели уголовное дело по фактам разглашения государственной тайны и незаконного хранения оружия (нескольких патронов).

В начале 2002 года Трепашкин начал активно сотрудничать с комиссией по расследованию взрывов жилых домов в городах России в 1999 году. В том же году он стал доверенным лицом сестер Морозовых, проживающих в США (они проходили как потерпевшие по делу о взрывах домов). В августе 2003 года Татьяна Морозова приезжала в Москву и вместе с Михаилом Трепашкиным добивалась доступа к документам по делу о взрывах. Это была единственная попытка со стороны пострадавших от взрывов 1999 года добиться хоть какой-то информации по делу.

Весной 2003 года Михаил Трепашкин был приглашен адвокатами Бориса Березовского в качестве свидетеля по делу об экстрадиции бизнесмена в Россию. Трепашкин должен был рассказать суду об истории с планированием покушения на Березовского в 1997 году. Но разрешение на выезд за границу ему не дали, поскольку к тому времени Трепашкин был под подпиской о невыезде. Адвокаты Березовского должны были выехать в Москву, чтобы встретиться с Трепашкиным и взять у него свидетельские показания.

22 октября 2003 г., за 9 дней до начала суда по взрывам в Москве и Волгодонске, Михаил Трепашкин был арестован - группа захвата открыто подбросила в его машину сверток с пистолетом, похищенным во время налета боевиков на федеральное учреждение в Чечне.

С момента ареста Михаила Трепашкина российскими правозащитниками он был признан политическим заключенным.

В 2003 г. Трепашкину было предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны (ст. 283 УК РФ). Обвинение базировалось на том, что дома у Трепашкина якобы были найдены секретные документы.

19 мая 2004 г. Московский окружной военный суд признал Михаила Трепашкина виновным в разглашении гостайны и хранении боеприпасов и приговорил его к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении. 15 апреля 2005 г. Дмитровский городской суд Московской области признал его виновным в хранении оружия (ст. 222, ч. 1 УК РФ) и добавил к первому сроку еще год заключения. Трепашкин обжаловал оба приговора.

1 июля 2005 г. Московский областной суд оправдал Михаила Трепашкина по делу о незаконном хранении пистолета, признав его непричастным к событию преступления.

2 июня 2005 г. судья Верховного Суда РФ сообщил М.Трепашкину о том, что нет оснований для возбуждения надзорного производства по его жалобе, поданной в порядке надзора в Президиум Верховного Суда РФ на приговор о разглашении государственной тайны и хранению патронов.

После этапирования в г.Нижний Тагил Михаил Трепашкин, уже отбывший в заключении свыше трети срока назначенного ему наказания, направил в Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила ходатайство с просьбой об условно-досрочном освобождении, которое было удовлетворено 19 августа 2005 г. и вступило в законную силу 29 августа. Трепашкин был освобожден и приехал в Москву. Однако 16 сентября 2005 г. Свердловский областной суд по кассационному представлению областной прокуратуры отменил это решение. 18 сентября 2005 г. на своей квартире в Москве Трепашкин был фактически похищен сотрудниками МВД и спецслужб. Без определения судом меры пресечения он был лишен свободы, перевезен на обычной автомашине в г.Екатеринбург и помещен в СИЗО №1.

20 октября 2005 г. врачом городской больницы Михаилу Трепашкину поставлен диагноз: обострение бронхиальной астмы, рекомендовано лечение в стационаре.

24 ноября 2005 г. после четырех заседаний суда Трепашкину было отказано в применении условно-досрочного освобождения (УДО). После этого на Трепашкина обрушился поток взысканий, его поместили в ШИЗО.

Несмотря на медицинские показания о немедленной госпитализации, администрация колонии запретила Михаилу Трепашкину выход в город для посещения больницы. Чтобы защитить свои права Трепашкин 3 апреля 2006 г. объявил сухую голодовку, которую прекратил лишь после приезда в колонию правозащитников.

Администрация колонии обратилась в суд, требуя перевезти Трепашкина на общий режим. Суд был назначен на 29 мая 2006 г. Прямо из зала суда Трепашкин был доставлен в 4 городскую больницу Нижнего Тагила по "скорой помощи" (у него зафиксирована бронхиальная астма 4 степени - тяжелая, с остановками дыхания). Но вечером, представители администрации колонии, во главе с заместителем начальника Магеррановым, принудительно вывезли его из больничной палаты в колонию. Там его, подвергли "голому" обыску. Несмотря на заверения администрации и решения суда к Трепашкину не пустили его защитников — адвоката Елену Липцер и Льва Пономарева (исполнительного директора Движения "За права человека").

27 марта 2006 года факт незаконных преследований Михаила Трепашкина и жестокого обращения с ним по политическим мотивам был признан "Международной Амнистией" ("Amnesty International"), выразившей свою озабоченность властям Российской Федерации. С поручительствами освободить Михаила Трепашкина под свою личную ответственность выступали депутат Госдумы Сергей Ковалев, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, исполнительный директор Общероссийского движения "За права человека" Лев Пономарев, адвокат и правозащитница Каринна Москаленко. Международная комиссия юристов в Женеве заявила протест по поводу ареста М.Трепашкина, назвав этот акт "пародией на власть закона".

9 марта 2007 года судья Тагилстроевского районного суда г.Нижний Тагил Дмитрий Ильютик удовлетворил ходатайство администрации колонии ИК-13 о переводе - якобы "за систематические нарушения режима" - Михаила Трепашкина из участка колонии-поселения на общий режим. В нарушение закона (решение суда не только не вступило в законную силу, но и не была написана его мотивировочная часть) тяжело больного Трепашкина тут же перевели в участок следственного изолятора внутри колонии (т.н. ПФРСИ), то есть в условия куда более тяжелые, чем даже на общем режиме. Михаил Трепашкин и его адвокаты в кассационном порядке обжаловали это постановление в Свердловском областном суде.

19 июля 2007 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрел жалобу Михаила Трепашкина на незаконное содержание под стражей и бесчеловечные условия в изоляторе временного содержания г.Дмитрова Московской области, где он находился в конце 2003 года. Евросуд единогласно признал, что российские власти нарушили статью 3 Европейской конвенции по правам человека (запрет пыток), не обеспечив достойное содержание больного астмой Михаила Трепашкина в период его нахождения с 22 октября до 1 декабря 2003 года в изоляторе временного содержания (ИВС) г.Дмитрова и СИЗО г.Волоколамска Московской области. ЕСПЧ назначил заявителю компенсацию в размере 3000 евро.

Согласно процедуре выполнения решений Европейского суда по правам человека, российские власти должны не только выплатить компенсацию, но и полностью восставить справедливость в отношении заявителя и обеспечить отсутствие подобных нарушений прав человека в отношении остальных своих подданных. Кроме рассмотренной в Европейском суде находятся еще две жалобы Михаила Трепашкина.

16 июля 2007 года Свердловский областной суд вернул дело об ужесточении режима отбытия наказания Михаилу Трепашкину в Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 января 2017, 05:01

23 января 2017, 04:02

23 января 2017, 03:18

  • Жители Сочи раскритиковали благоустройство Цветного бульвара

    Утром 22 января жители домов, расположенных возле Цветного бульвара в Сочи, обнаружили, что около трех соток зеленой зоны залиты бетоном, а здоровый полувековой платан срублен. Такие действия местные жители назвали «варварством» и «преступлением». На Цветном бульваре проводится благоустройство, заявили главы администрации Центрального района и ТОС «Гагаринский».

23 января 2017, 02:19

23 января 2017, 01:20

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии