Внутренние расколы в исламской общине Краснодарского края: проблема строительства мечети в г. Краснодар Rss 1109 тем и 5 сообщений

нояб. 08, 2015 17:39

Victor
180 сообщений

Добрый день уважаемые коллеги. Начало дискуссии 08.11.2015 в 19:00 (по московскому времени).

В это время будет выложен текст доклада. Потом 15-20 минут на ознакомление и дискуссия. Ваши вопросы и комментарии.

нояб. 08, 2015 19:00

Victor
180 сообщений

Внутренние расколы в исламской общине Краснодарского края: проблема строительства мечети в г. Краснодар.

Аннотация: Данный доклад является результатом исследования исламской общины Краснодарского края, проведенного в 2015 г., на материалах экспертных интервью с адыгскими активистами, представителями Духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края, а также представителями краснодарских общин народов Северо-восточного Кавказа.

Исламские общины в немусульманских сообществах часто рассматриваются СМИ сквозь призму окружающей их исламофобии. Особенно значимым в данном отношении считается изменение внешнего облика территории проживания «некоренных» мусульман. И это понятно, ведь скажем возникновение мечети отражает, прежде всего, процессы изменения общества. Постройка мечети, пользуясь характерной схемой Пьера Бурдье, является отражением склонности физического пространства обитания людей отражать диспозиции социальных агентов и социальные тренды[1]. Постройка мечети – это акт коммеморации исламского фактора, выражающийся  через символическое доминирование религиозного сооружения над территорией. Можно сказать, что это сакрализация физического пространства, попытка «застолбить» его за исламом. В немусульманских сообществах, появление некоренных символов воспринимается часто негативно. Однако, сведение ситуации к противостоянию мусульман исламофобам часто оказывается значительным упрощением ситуации.  В качестве примера сложности развития исламских общин в немусульманском регионе можно взять ситуацию вокруг постройки мечети в Краснодаре (Краснодарский край).

На территории Краснодарского края сформировалась устойчивое исламское сообщество, составляющее религиозное меньшинство. Точное число мусульман, проживающих на территории края назвать практически невозможно. Однако существуют экспертные оценки. В частности по оценке Духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края в регионе проживает около 350 тысяч мусульман[2]. Данные оценки представляются несколько завышенными, и видимо исходят из числа «этнических верующих» но, тем не менее, представляется очевидным значительное присутствие мусульман в жизни края. При этом на этот массив верующих на территории Краснодарского края приходится лишь 7 мечетей[3].

Если в местах их компактного проживания (поселения адыгов) проблем с отправлением исламских религиозных обрядов не наблюдается, то в крупных городах, таких как Сочи или Краснодар, данная проблема стоит весьма остро.

 Каждый мусульманин с точки зрения ислама, должен иметь возможность посещать мечеть хотя бы по пятницам, это его непосредственная религиозная обязанность. Кроме того мечеть является духовным и культурным центром исламского сообщества, местом для социальной консолидации мусульман, и тем самым играет значимую роль в их жизни, не только как религиозный объект, но и как социализирующий.

Исследования исламского сообщества в данном случае осложняется также тем, что не существует открытой информации о числе мусульман, проживающих в самом Краснодаре. Приблизительные оценки экспертов колеблются: по мнению специалистов, число мусульман в городе составляет от 50 до 70 тысяч человек.

До 2010 года мусульмане собирались на пятничные молитвы в небольшом кинотеатре Горизонт. Затем, когда в городе было открыто Представительство Духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края, данное помещение стало служить в качестве молельной комнаты. Однако в сентябре 2014 года помещение, отданное Духовному управлению мусульман под нужды представительства, было изъято в связи с отказом департамента муниципальной собственности и городских земель администрации Краснодара в продлении очередного срока аренды. Таким образом ситуация оказалась вновь подвешенной в воздухе. Частичным решением стало продолжение практики передачи Дворца искусств на время празднования главных исламских праздников, однако это конечно же не способно заменить собой существование полноценной мечети.

В связи с отсутствием мечети у мусульман Краснодара нет возможности собираться в городе на пятничную молитву. Перед ними тем самым встает два пути тактического разрешения проблемы: выезжать на совершение намаза в соседние населенные пункты Адыгеи, либо собираться нелегально на квартирах.  Массовый выезд значительного числа краснодарских мусульман в Адыгею по пятницам создает проблемы для жителей – прежде всего, следует в качестве примера назвать транспортный коллапс в пос. Яблоновский, где приходится перекрывать дороги для совершения обряда.

Второй вариант решения подразумевает проведение религиозных собраний в неподконтрольных официальной исламской организации (ДУМ Адыгеи и Краснодарского края) местах, не являющихся религиозными объектами (условно говоря «на квартирах»). Такой поворот дел обостряет проблематику распространения радикальных идей среди мусульман, тем более что в подобных условиях они явно будут ощущать себя (и ощущают) дискриминируемым меньшинством.

В публикациях средств массовой информации, и даже в научной литературе по вопросу чаще всего высказывается мнение, в соответствии с которым проблема до сих пор оказывается нерешенной из-за распространения «кавказофобии» и «исламофобии» в регионе. Иначе говоря, в Краснодарском крае, власти которого позиционируют регион в качестве православного и «казачьего», постройка мечети в столице – оказывается под запретом в связи с доминирующим дискурсом. Однако такое видение проблемы представляется несколько поверхностным, и при детальном анализе сложившейся ситуации уступает место иному объяснению.

В дискуссиях относительно мечети чаще всего всплывают цифры, характеризующие численность мусульманской общины края – это 300-350 тысяч человек. Казалось бы, это огромная масса людей, которая будучи мобилизованной способна добиться колоссальных успехов в лоббировании своих конфессиональных интересов. Однако неконсолидированность общины не дает таких возможностей.

Неконсолидированность мусульман Краснодарского края объясняется внутриконфессиональными и культурными расколами в данной общине. Адыги, являясь коренными жители этого региона, составляют лишь 10-15% всех мусульман региона. Остальная же часть приходится на мигрирующих на территорию края представителей республик СКФО и Средней Азии. Между этими группами существенной оказывается внутриконфессиональная разница: адыги традиционно придерживаются ханафитского мазхаба суннитской версии ислама, в то время как уроженцы Северо-восточного Кавказа, населяющие Чечню, Дагестан и Ингушетию придерживаются шафиизма, а в их религиозной жизни значительную роль играют суфийские практики. В виду того, что адыги оказались более секуляризованным этносом, интенсивность их религиозности как правило менее выражена, нежели у мигрирующих мусульман: они реже посещают мечети и более склонны вести светский образ жизни.

У мусульман, мигрирующих в Краснодарский край из других исламских стран, из Средней Азии или Ближнего Востока существуют свои конфессиональные особенности и привычки, незнакомые коренным адыгам. Таким образом, возникает парадоксальная ситуация, при которой коренные жители - адыги, в исламском сообществе крае оказываются в явном меньшинстве. В результате миграционных процессов исламское сообщество края оказывается чрезвычайно сегментировано. При этом именно черкесы, составляющие меньшинство оказываются на руководящих постах среди мусульман, поскольку в крае не существует собственной региональной исламской организации. Формально территория Краснодарского края оказывается канонической (если допустимо использовать этот термин) для Духовного управления мусульман Адыгеи, то есть религиозной организации этнических адыгов. Позиции адыгских религиозных и этнических лидеров понятны и выражаются так: «в исламских вопросах все должно протекать под нашим контролем». Можно наблюдать конструирование двух параллельных дискурсов: адыгов и мигрантов.

В первом дискурсе, адыги выступают коренными мусульманами, со своими устоявшимися обычаями, проверенными временем. При этом в среду их обитания вторгаются иноэтничные мигранты, со своими религиозными практиками, навязывая их коренному населению, за счет своей численности и активного прозелитизма. Кроме того, эти «пришлые» рассматриваются в качестве потенциальных носителей радикального ислама.

В дискурсе самих мигрантов, и прежде всего жителей северо-кавказских республик ситуация выглядит иначе. Они являются гражданами Российской Федерации, в которой гарантирована свобода вероисповедания. И в соответствии с этим, они обладают правом отправлять свой религиозный культ на территории всей России, и этот тезис составляет сущность аргументации необходимости строительства мечети.

В первом дискурсе религиозная ситуация рассматривается через конфликт, актуализируются этнических установки адыгов. Во втором случае мигранты рассматривают себя как часть исламского сообщества, переводя ситуацию из культурного и этнического в правовое русло.

За каждым из этих дискурсов стоит своя внутренняя логика, и своя «правда». Но сам факт такой различной интерпретации, свидетельствует об отсутствии единства в исламской среде между коренным меньшинством и мигрирующими в край мусульманами.

Таким образом,  сложившаяся ситуация вокруг строительства мечети в Краснодаре вовсе не сводится к противостоянию мусульмане / власть. Необходимо выделить несколько сторон данного процесса: органы власти, коренные мусульмане, ДУМ Адыгеи и Краснодарского края, мусульмане-мигранты.

Позиция ДУМ РА и КК. Число мусульман в Краснодарском крае в несколько раз превышает число мусульман в Республике Адыгея и интенсивные действия Духовного управления мусульман Адыгеи и Краснодарского края в этом регионе просто невозможны: у муфтията просто не хватает ресурсов, чтобы осуществить реальное управление исламским сообществом края. К сожалению духовное управление испытывает нехватку кадров: образованных имамов крайне мало, не хватает даже для самой Адыгеи. Так в ауле Габукай, несмотря на существование мечети отсутствует имам. В ближайшее время вряд ли  удастся изменить положение дел: среди адыгов спрос на профессию религиозного служителя невелик.

В связи с этим, попытка контроля неадыгской частью исламского сообщества Краснодарского края обречена на провал. ДУМ попросту не располагает ресурсами, чтобы контролировать и на должном уровне поддерживать религиозную жизнь столь крупного города, как Краснодар. В таких условиях постройка мечети, которую так или иначе придется контролировать ДУМ, муфтияту оказывается не вполне выгодно: существует высокий риск утраты контроля и над мечетью, и над прихожанами, которые придерживаются другого мазхаба. В связи с этим Духовное управление мусульман не стремится возглавить верующих в их борьбе за строительство религиозного сооружения, дистанцируясь от активных действий и протеста в целом.

Органы власти. В этом контексте промедление властей региона выглядит совсем иначе. Хотя и не особенно охотно, но они готовы идти на встречу мусульманам Краснодара: в 2007-2008 были попытки выделить участок земли на пересечении улиц Восточно-Кругликовской и 40 лет Победы, однако решения проблемы достигнуто не было[4]. С точки зрения властей ситуация такова: есть этнические адыги, являющиеся коренными жителями, «знакомыми» мусульманами и мигранты, которые не являются коренными жителями, приехали на время и возможно являются носителями исламского радикализма. Естественно ключевым условием властей оказывается необходимость контроля над мечетью со стороны именно адыгов. Однако данное требование сталкивается с проблемой отсутствия у ДУМ подходящих образованных имамов, способных возглавить общину целого мегаполиса. Кроме того, построенная мечеть может стать ареной конфликта между двумя группами верующих: коренными мусульманами и приезжими. Таким образом, сложившаяся ситуация оборачивается для властей цугцвангом: любой шаг оказывается сопряжен с высокими рисками. Вероятно именно такое переплетение различных факторов и создает необходимость в откладывании решения проблемы «на потом».

Решение проблемы упирается в ключевую стратегическую развилку: сохранение статус-кво в виде руководства исламской общиной Краснодарского края со стороны ДУМ Адыгеи, либо создание собственной региональной исламской организации. Несмотря на то, что второй вариант обладает некоторым этическим преимуществом, тем не менее, он сопряжен со значительными рисками и продуцирует чрезмерную неопределенность. Кроме того, данная религиозная организация мусульман существовала бы вне исторического контекста, что создавало бы дополнительные культурные трудности.

Наиболее вероятным представляется развитие ситуации по первому сценарию. Однако поддержание статус-кво в какой-то момент очевидно будет невозможно, так или иначе но принять решение о строительстве мечети необходимо. Помимо того, что это устранит у мусульман города чувство депривации, это откроет ряд важных возможностей. Прежде всего, постройка мечети в городе позволит мусульманам легально собираться, и снизит нагрузки на мечети окружающих населенных пунктов. Существование легальной мечети дает органам власти возможность мониторинга идеологического состояния краснодарской мусульманской общины, что в свою очередь сделает более эффективной борьбу правоохранительных органов с исламским радикализмом.

Однако, для реализации такого сценария необходимо выполнить ряд важных условий. Строительство мечети должно вестись без привлечения административного ресурса, за счет сил только мусульманской общины. Помимо того, что это снизит накал страстей вокруг строительства, это также позволит выявить реальный уровень сплоченности мусульман города.

Для купирования возможности разрастания конфликта за принадлежность мечети к тому или иному мазхабу необходимо повышать автономность и самоуправляемость исламской общины города Краснодара. В процесс управления мечетью должны быть инкорпорированы представители разных внутриисламских групп, как адыгов, так и мусульман из  прочих республик СКФО. От идеи постройки мечети в центре города следует безусловно отказаться: это лишь создаст дополнительные трудности и возможность противодействия со стороны казаков.

 

[1]Бурдье П. Социология политики. – М.: Socio-Logos, 1993. С. 40.

[2] На Кубани действует негласный запрет на строительство мечетей. http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/249591/ (дата обращения 27.08.2010)

[3] Межэтнические и конфессиональные отношения в Южном федеральном округе. Экспертный доклад / Под. ред. В. А. Тишкова, Л.Л. Хоперской, В.В. Степанова. – М. – Ростов-на-Дону, 2013 .С. 55.

[4] Власти Краснодара выделили землю под строительство мечети http://www.yuga.ru/news/115050/ (дата обращения 27.08.2015)

нояб. 08, 2015 19:25

Victor
180 сообщений

Пока позволю себе ответить на вопрос А.Т., поступивший мне заранее, поскольку она не смогла принять участие в круглом столе в связи с трудностями выхода на связь.

"Привет, Виктор! Прочитав доклад у меня сложилось впечатление, что общество в Краснодаре не очень толерантное, более того, настроенное против ислама вообще. Согласись, 7 мечетей - достаточно маловато даже для 100тыс. жителей.

Я думаю, строить мечеть в центре города -не принципиально. Для искренне верующего человека (мусултманина) главным должно быть спокойно помолиться, не учитывая расположения сооружения (мечети)".

 

нояб. 08, 2015 19:34

Victor
180 сообщений

Ответ А.Т.

Я бы не сказал что общество в Краснодаре нетолерантное к исламу. Я не занимался целенаправленным исследованием толерантности. Но один из моих респондентов, социолог, уже несколько лет занимается именно вопросами отношения к исламу, и мигрантам из республик СКФО на территорию нашего региона. Как он мне рассказывал, за последнее время уровень исламофобии в крае упал, и никогда не был чрезвычайно высоким. Другое дело, что существует определенная межэтническая напряженность, но это все таки не исламофобия.

Хотя мне представляется, что в связи с деятельностью ИГИЛ, этот показатель может начать расти. Но не в Краснодарском крае, а в целом по России. 

Что до числа мечетей - то они расположены как правило в населенных пунктах, где традиционно проживают адыги. Это Черноморское побережье (Туапсинский и Лазаревский районы) и Успенский район Краснодарского края. В целом нужно понимать культурную разницу, в чечне и Дагестане мечети действительно существуют чуть ли не на каждом квартале, но ожидать подобного в Краснодарском крае, не отличающемся большинством мусульман среди жителей, немного наивно.

 

нояб. 08, 2015 19:34

Victor
180 сообщений

Извиняюсь за Чечню с маленькой буквы, опечатка )

нояб. 08, 2015 19:36

Magomed 26
46 сообщений

Краснодарский край считается не исламским регионом? Какие основные признаки исламского региона?

Нелегальные молельные дома? Есть случаи облавы на такие группы? Есть ли репортаж или статья?

Неужели в духовное управление Краснодарского края нельзя включить представителей Дагестана и Чечни, что сделано в Ставропольском крае, с помощью чего учитываются все мнения

 

Решение №1 – это полнейший миф, если дать мусульманам строить мечеть найдется очень большое количество желающих и выделить деньги и начать строить, с гарантией, что  у них не заберут территорию на половине стройки, или вообще начнут ущемлять права после завершения постройки.

Решение №2 – данная проблема о мазхабах тоже нечего на самом деле из себя не представляет, например в Ставрополе представители Дагестана, специально поставили шафиитского мазхаба, соответственно противоречии в мазхабах вообще нет, есть некоторые проблемы с доверием суфийским общинам. А разделение как факт существует формально, в основном за сет поддержки всяких исламских чиновников, которые говорят то, что им приказано откудато!

 

 

 

нояб. 08, 2015 19:54

Victor
180 сообщений

Спасибо за вопросы.

Ответ Magomed 26.

Краснодарский край считается не исламским регионом? Какие основные признаки исламского региона?

Я бы сказал, что нет. Краснодарский край не исламский регион. Мне кажется мы можем говорить о том, что регион исламский в том случае, если "этнические мусульмане" в нем составляют большинство. Или если это республика титульная для этноса, укоренненного в исламе, как например Адыгея.

Нелегальные молельные дома? Есть случаи облавы на такие группы? Есть ли репортаж или статья?

Честно говоря не сталкивался с такой информацией, не могу ответить на этот вопрос. Но резонансных облав я не припомню.

Неужели в духовное управление Краснодарского края нельзя включить представителей Дагестана и Чечни, что сделано в Ставропольском крае, с помощью чего учитываются все мнения

Наверное можно. Однако тем не менее, насколько я понимаю - это не практикуется сейчас. И не существует духовного управления Краснодарского края. Существует духовное управление Республики Адыгея и Краснодарского края.

Что касается Ставропольского кейса - мне сложно сравнивать, я не владею материалом по Ставрополю. Но следуя обывательской логике предположу, что ситуации не одинаковые. Мне кажется, что в Краснодарском крае есть коренные мусульмане, владеющие административными рычагами и "приезжие".И есть непонимание между двумя этими группами. А кто коренные и приезжие мусульмане в Ставропольском крае? Я не знаю. Подскажите мне.

Решение №1 – это полнейший миф, если дать мусульманам строить мечеть найдется очень большое количество желающих и выделить деньги и начать строить, с гарантией, что  у них не заберут территорию на половине стройки, или вообще начнут ущемлять права после завершения постройки.

Как раз не все так просто. Во-первых администрация уже выделяла землю, но все застопорилось. Во вторых, внутренние расколы осложняют ситуацию. В рамках интервьюирования оного из лидеров общины одного из "дагестанских" этносов, мне прямо сказали, что деньги - один из ключевых вопросов. Это лишь одно мнение, но тем не менее - показательное. 

Кроме того меня смущает ваши деление решений на №1 и №2. Это были условия, а не решения. Они (условия) не альтернативны, а сопутствуют друг другу. Условие не может быть мифом, даже полнейшим.

Решение №2 – данная проблема о мазхабах тоже нечего на самом деле из себя не представляет, например в Ставрополе представители Дагестана, специально поставили шафиитского мазхаба, соответственно противоречии в мазхабах вообще нет, есть некоторые проблемы с доверием суфийским общинам. А разделение как факт существует формально, в основном за сет поддержки всяких исламских чиновников, которые говорят то, что им приказано откудато!

Частично все упирается в то, что видимо Ставропольский и Краснодарский края этноконфессионально не идентичны по ситуации. Разница в масхабах лишь часть картины. Адыги упирают на склонность мусульман-дагестанцев пытаться навести свои порядки, совершать намаз по-своему. Это раздражает людей очевидным образом. Кроме того, ведь большинство мигрантов с Кавказа - временные. Человек поработает и уедет. И получается, что ради этого приехавшего на время - нужно вводить шафиитские масхабы какие-то, менять обычаи т.д. Это не мои мысли. Я лишь воспроизвожу в данном случае логику дискурса "коренных". И мне кажется тут есть своя правда. Поэтому и ситуация представляется такой вязкой и трудноразрешимой.

 

нояб. 08, 2015 20:02

Хатаб-Кебаб
4 сообщения

Спасибо докладчику!

Так все таки, почему Духовное управление Адыгеи не начнет менять ситуацию? Как я понимаю, это давняя проблема...что мешает разрешить хотя бы вопрос с кадрами?

нояб. 08, 2015 20:10

Victor
180 сообщений

Ответ Хатаб-Кебаб 

Так все таки, почему Духовное управление Адыгеи не начнет менять ситуацию? Как я понимаю, это давняя проблема...что мешает разрешить хотя бы вопрос с кадрами?

Ох, это очень интересный вопрос. Дело в том, что очень остро вопрос стоит с кадрами в ДУМ РА и КК. Потребности самой Адыгеи не вполне удовлетворяются, не только Краснодарского края. Как я писал, есть аулы, в которых построена мечеть, но нет имама. Нынешний муфтий, А.Карданов пытается решить эту проблему. Для уже существующих имамов организованы курсы повышения квалификации. Разрабатываются единые критерии для ведения проповеди, правила поведения в мечети. Слово "единообразие", при ответе на подобные мои вопросы повторялось очень часто.

Кроме того, сейчас ряд людей, отправлены в исламский ВУЗ, если не ошибаюсь в Карачаево-Черкесии. Но чтобы эти имамы получили необходимые знания - должно пройти время. Из-за такого кадрового голода, Краснодарский край находится на перефирии управленческих решений в муфтияте. У меня сложилось такое впечатление. Ввязываться в большую головную боль с Краснодаром, заниматься его проблемами, которые возникнут с появлением мечети - видимо сейчас представляется непосильной задачей.

нояб. 08, 2015 20:27

Victor
180 сообщений

От А.Т. пришел новый комментарий.

"Еще, хотела бы добавить: в Норвегии 103 мечети, 76 из них находятся в Осло".

 


РЕЙТИНГ
1 ` Rock`
17763
6890
2 Albert
10748
19815
3 ..Бэн Джойс.
6057
12334
4 ..БэнДжойс..
2823
4229
5 BERG...man
2605
38908

Все комментаторы

Найдите Кавказский узел у партнеров: