RSSАльберт Восканян. Нагорный Карабах. Фотоблогер

Тернистая дорога от Баку до Карабаха

00:45, 09 апреля 2015

Я позвонил Саро, нашему хорошему другу, председателю Союза беженцев НКР и попросил его, чтобы он познакомил меня с семьёй беженца, так как хочу написать пост. Подумав, Саро дал мне номер мобильника и сказал, что беженца зовут Каро и я могу ему позвонить, что я и сделал.

На другой день под вечер, я поехал в Шуши, предварительно созвонившись с Каро. Встретились в парке. Минут через пять подошёл его брат Камо. Познакомились. Я  представился. Разговор не клеился, появился какой-то напряг. У меня прошла мысль, извиниться перед ними и поехать домой, как один из братьев мне предложил поехать домой к их зятю. Так я попал в дом их сестры Марины. Ужин, тосты, знакомство, оказалось, что у Лёвы, супруга Марины, и меня есть масса общих хороших знакомых...

Там я узнал, что супруг Марины пропал без вести на войне и Лёва её второй муж. За столом была девушка Анжелика и парень Гарик, в тот день я так и не понял до конца, кто чей ребёнок, до того были тёплые отношения Марины и Лёвы к обоим детям... Когда говорили тосты, поднимали рюмки и бокалы, я обратил внимание на руки Камо, Каро и Лёвы – крупные, огрубевшие пальцы, видно было, что эти руки не чураются физической работы... появилось чувство уважения к этим людям...

На другой день я снова поднялся в Шуши, подъехал к дому Каро и увидел, что он работает на приусадебном участке - лопатой вскапывает землю. Навстречу мне выбежал мелкий с красными щёками (я его сразу про себя прозвал «Краснощёкий») с кошкой в руках, как потом узнал, это был  Карленчик, сын Каро. Малыш сперва подозрительно посмотрел на меня, потом улыбнулся и я понял, что своеобразный «пропуск» у меня есть.:-)

Сидим дома у Каро, его супруга Лусине готовит нам кофе/чай, подошла мать Каро - тикин Тамара. Потихонечку мы начали говорить, тикин Тамара не торопясь рассказала историю своей семьи, которая с виду похожа на историю других беженцев, вне зависимости от национальности. Но каждая судьба по своему индивидуальна, не похожа на другую...

Как-то я прочитал историю одной семьи беженцев, где сперва не было ни имён, ни названия населённого пункта, откуда они бежали, и мне казалось, что разговор идёт про наших, карабахских (армян) беженцев. Только дочитав до конца, я понял, что написано было про грузинскую семью... Тогда подумалось – беда, она везде одинакова...

Тикин Тамара рассказывала, а у меня пред глазами вставала картина, как молодой карабахский парень Карлен, в начале 50-х годов из Мартунинского села Чартар поехал в Баку, устроился на работу, начал там жить. Полюбил девушку землячку Тамару, которая вышла за него замуж и переехала к нему из Карабаха. Потом рождение детей – Артура, Камо, Каро и наконец, долгожданная дочка красавица Марина. Жили, работали, дети подрастали, получили квартиру, было чувство стабильности, но всё это в одночасье рухнуло...

Тикин Тамара сидит в кресле, видно, что она волнуется, ей трудно снова возвращаться в то время, когда страх за семью, за жизнь детей сковал её, но она смогла мобилизовать все свои силы и волю...

«Я работала на холодильном заводе вместе с сыном Камо. Когда мы выходили ночью  с работы, были частые случаи, когда незнакомые люди азербайджанцы поджидали армян и избивали их. В то время в Баку уже было очень много приезжих азербайджанцев. Мы уже знали, что в Сумгаите произошла трагедия, все армяне, кто остался жив, бежали оттуда. Я решила, что надо срочно уезжать из Баку. Но муж мой Карлен был категорически против этого, говоря, мол, всё будет хорошо и т.д.  Соседи наши тоже отговаривали меня.  Однако, видя, что с каждым днём обстановка в Баку накаливается, случаи избиения армян увеличиваются, я окончательно решила, что нужно ехать. Очень боялась за своих детей, особенно за дочку и Камо. Каро был в армии, а старший сын Артур, учился в Москве на втором  курсе юридического факультета института» - на минуту тикин Тамара замолчала, переживания нахлынули на неё, потом, взяв себя в руки, она продолжила – «И я решилась:   в один прекрасный день я собрала вещи, и когда муж пришёл с работы, он увидел, что вещи упакованы, т.е. он стал перед фактом. Я сказала ему, чтобы он нашёл машину...

Когда машину подогнали к подъезду, все соседи вышли помогать грузить вещи, в основном это были азербайджанцы и мы, тепло попрощавшись с ними, выехали...».

Каро сидел рядом со мной на диване, опустив голову, механически массируя огрубевшие пальцы, молча слушал мать. В какое-то время я подумал, что с моей стороны это не правильная затея будоражить людей тяжёлыми воспоминаниями. Я уже знал, что во время войны Каро получил тяжёлую контузию, и со здоровьем у него есть определённые проблемы. Но, человек – он есть человек, ему иногда нужно высказаться, рассказать, что на душе накипело, что было с ним, в какой-то мере это и есть душевная терапия (не знаю, есть ли такое слово).

«С большим трудом мы доехали до Амасии (Ленинаканский район Армении, ред. А.В.), рядом с границей с Турцией. Почему Амасия? Когда я на работе сказала, что хотим  уехать, одна женщина азербайджанка сказала, что её родственники живут в Амасии и предложила нам сделать обмен . В итоге так и получилось: мы свою 4-х комнатную квартиру на «8-ом километре» (городской район в Баку, ред. А.В.), рядом с метро и базаром, прекрасно отремонтированную обменяли на собственный дом в Амасии. Мы были первыми армянами из нашего здания, которые выехали, но потом, почти сразу, все наши соседи-армяне тоже выехали в Амасию, уже на нас.

На новом месте все мы работали, была крыша над головой, так прошло 5 лет. Было неплохо, мы научились держать скот, но Карабах, наша родина, нас тянула. Мы решились и в 1993 году переехали сюда...» - резюмировала тикин Тамара.

Тихо, незаметно Лусине убрала пустые чашки кофе, принесла нам вкусный чай с чебрецом. Каро, сидел молча, опустив голову. Анна стояла в стороне и слушала свою бабушку, видно было, что многое она слышит впервые...

Дальше, из разговора я узнал, что в Карабахе в начале они поселились в п.Иваняне (быв.Ходжалу, ред. А.В.), в каком-то доме. Но из Агдама постоянно бомбили и тикин Тамара, боясь за детей, отправила их в Степанакерт, где живёт её родная сестра, думала, что там им будет надёжней. Потом они переехали в Шуши, нашли собственный дом и всей семьёй там поселились. Война продолжалась: Артур, Каро и Валерий муж Марины были на фронте, Камо тогда оставался ещё в Амасии.

В один день пришла чёрная весть - зять Валерий пропал без вести. Артур и Каро приложили много сил, чтобы отыскать его живым или мёртвым, но бесполезно. Вроде нашли останки Валеры, тикин Тамара сама пошла на опознание... там были только кости... невозможно было понять, кому они принадлежат... Так, до сих пор Валерий числится  как без вести пропавший...

На тот момент у Марины на руках была маленькая дочка Кристина и она была в положении. Вторая дочка Анжелика родилась уже после того, как отец пропал без вести, который так и не увидел своего второго ребёнка... Так Марина стала вдовой... Несколько лет назад Лёва, у которого умерла супруга, оставив на него троих детей, сосватался к Марине и она после раздумий вышла за него замуж. Не жалеет: Лёва окружил заботой детей Марины, прекрасно относится к её матери и братьям. Марина, в свою очередь, полюбила детей Лёвы как своих родных...

Война закончилась, все трое сыновей работают: Артур тренером по шахматам, Камо на газовой заправке, Каро на частном предприятии. У каждого из них свой дом, они живут отдельно, кроме младшего Каро, с которым тикин Тамра проживает.

Одна из невесток тикин Тамары из Амасии, вторая из Джейранбатана (посёлок городского типа недалеко от Сумгаита, ред. А.В.), третья карабахская.

Несколько лет назад, Карлен, муж тикин Тамары скоропостижно скончался...

Я спросил о роли подсобного хозяйства и как мне объяснили, огород очень помогает: они каждый год выращивают зелень, лобио, огурцы, помидоры, сажают картошку, есть плодовые деревья и, если бы не этот фактор, было бы очень трудно. И это всё не на продажу, а для себя. Не голодают, концы с концами сводят.

Когда я уходил, Каро  сказал, что недавно государство помогло строительными материалами, и он смог покрыть крышу дома.

Мелкий Карленчик выбежал меня провожать, но уже без своего друга Коти...

Когда я выехал из Шуши в сторону Степанакерта, у меня в ушах был голос тикин Тамары: «Не хочу, чтобы была война – это самое главное, но хочется, чтобы люди жили лучше, было бы больше рабочих мест, люди могли бы улучшить своё материальное положение и жить достойно...»

Пост подготовлен при поддержке International Alert, в рамках проекта EPNK. Содержание является ответственностью журналистов и не обязательно отражает точку зрения организации International Alert, ЕPNK.

 Дома у Лёвы и Марины. Слева на право Камо, Анжелика, дочка Марины, Каро, Марина и Лёва.

Дома у Лёвы и Марины. Слева на право: Камо, Анжелика (дочка Марины), Каро, Марина и Лёва.

Когда я пришёл, Каро работал на огороде, готовил грядки для картошки.

Когда я пришёл, Каро работал на огороде, готовил грядки для картошки.

Тикин Тамара рассказывает о непростой судьбе своей семьи, о тяготах, что выпали на их судьбу.

Тикин Тамара рассказывает о непростой судьбе своей семьи, о тяготах, что выпали на их судьбу.

Тикин Тамар с семьёй младшего сына Каро. Слева на право: Анна, Лусине, Каро с Карленчиком и сама тикин Тамара.

Тикин Тамар с семьёй младшего сына Каро. Слева на право: Анна, Лусине, Каро с Карленчиком и сама тикин Тамара.

Мелкий Карленчик с гордостью носит имя своего деда.

Мелкий Карленчик с гордостью носит имя своего деда.

Живая игрушка Карленчика по имени Котя.

Живая игрушка Карленчика по имени Котя.

Дом Петросяна Каро. Карленчик выбежал меня провожать.

Дом Петросяна Каро. Карленчик выбежал меня провожать. 


КОММЕНТАРИИ
avatar
12:16, 18 июня 2018
суровый
"Госдеп предостерег граждан США от посещения Северного Кав..."