RSSПолитическая география Южного Кавказа

Грузинская «революция роз» 2003 года и армянская революция 2018 года: сходства и отличия

21:18, 10 мая 2018


(Митинг 8 мая. На фото - 60-70 тыс. человек. Фото Рубена Папояна. Публикуется с разрешения автора).

На постсоветском пространстве было много разного рода революций в течение последних 15 лет. Нынешний случай – армянскую бархатную революцию можно сравнивать не со всеми из них. Во-первых, потому что не все из них мне достаточно хорошо известны, во-вторых потому, что у каждой из этих революций были разные причины и разные последствия. Сходства ереванских событий с теми революциями, которые имели место в последние десятилетия, наблюдаются далеко не всегда. В то же время, с грузинскими событиями сходств довольно много. Пойдем по порядку.

Повод для протеста

В Грузии повод был политический – это сфальсифицированные выборы парламента, с чего начались протесты. В отличие от Болгарии, где власть свергли из-за квитанций за электроэнергию или Кыргызстана, где сыграла роль инфляция, в Армении повод для протеста был политическим. Это были все те же выборы главы государства, и по сути люди протестовали против того, что их этого выбора лишили, а также против воспроизводства власти Сержа Саргсяна. А вот к примеру тема инфляции не сработала, я об этом писал четыре месяца назад: Почему акция против подорожания прошла безрезультатно

в 2013-2016 гг. отрицательный рейтинг власти зашкаливал и был настолько большим, что выталкивал людей на улицу. А в 2017-2018 гг., в первую очередь благодаря смене премьер-министра, эта ситуация выправилась и, хотя рейтинги по-прежнему оставляют желать лучшего, но они недостаточны для эффективной протестной мобилизации. (…) Оппозиции надо либо придумать какой-нибудь более острый повод для акции, либо дождаться периода каникул, либо дождаться новой фазы делегитимации власти, если она хочет собрать большую акцию протеста.

Лидер протеста

В обоих случаях лидером протеста выступал политик нового поколения, настроенный на борьбу с существующим строем и приход к власти. В обоих случаях имелся харизматичный лидер и настроен он был бескомпромиссно. Однако Пашинян публично гораздо лучше контролирует себя и выступает с куда более сбалансированными речами.

Различие есть и в прошлом. Пашинян всегда представлял контрэлиту, с трудом и невероятными усилиями пробил себе дорогу во власть. Саакашвили был представителем элиты, он несколько лет был членом парламента от партии власти, был министром и т.д. Кроме того, трудовая биография Саакашвили была очень тесно связана с западными странами, в том числе – с США. Пашинян связан исключительно с армянскими внутриполитическими процессами.

Команда лидера протеста

Здесь есть и сходства, и различия, но вторых гораздо больше. В Грузии революцию совершил триумвират Саакашвили-Жвания-Бурджанадзе. У каждого из них была своя партия (в дальнейшем они объединились в одну). Многие члены этих партий были в прошлом в правительстве или в парламенте. Также многие из них имели опыт работы в западных компаниях и соответствующее образование. Они, также как и сам Саакашвили, были выходцами из власти, представители общественной и политической элиты Грузии.

В Армении революцию совершил Пашинян лично. Конечно, рядом с ним были и другие люди, но их вклад в революцию и размерность в политическом пространстве несопоставим. Команда Пашиняна еще очень молода и, не побоюсь этого слова, «сыра». Им лет 30-35, они еще ничем не управляли и помимо всего прочего, их просто мало. Кроме того, если их и можно считать представителями общественной элиты, интеллигенции и т.д., то к политической элите отнести их нельзя. А значит, произойдет более глубокая смена элит, чем это было в Грузии.

Группа поддержки. Экспертные ресурсы

Одним из идейных вдохновителей «Революции роз» был Гиа Нодиа. Кстати, недавно он написал статью «Бархатная революция в Армении: взгляд из Грузии», с которой всем было бы полезно ознакомиться. Кроме того, экспертные ресурсы для грузинской революции обеспечил «Институт Свободы» и «Институт открытого общества» (т.н. институт Сороса). Наконец, была общественная организация «Кмара» («довольно») с известным логотипом. Руководство Института Свободы, в том числе Гига Бокерия, Гиви Таргамадзе, Акаки Минашвили, Гиги Угулава, Зураб Чиаберашвили и ряд других, перешли в политику. Кстати, Институт Свободы, наблюдал за выборами и занимался антикоррупционными расследованиями, а также поддержкой гражданской активности. Потеряв большую часть кадрового резерва, Институт стал все менее активным, а 5 лет назад прекратил свою деятельность.

В Армении идейным вдохновителем революции был Манвел Саркисян, изучивший опыт других революций (Чили, Польша, Таиланд и др). Для лучшего понимания происходящего можно прочесть его интервью (16 апреля и 7 ноября 2017 года). Экспертные ресурсы предоставил в основном «Антикоррупционный центр Транспаренси», который довольно сильно был вовлечен во внутреннюю политику, в том числе по темам мониторинга выборов и тоже поддержкой гражданской активности. Думаю, офис «Транспаренси» тоже станет кадровой кузницей для власти, но проблема в том, что и там кадры в основном очень молодые. Организации наподобие «Кмара» в этих протестах не было, но была инициатива «сделай шаг – отвергни Сержа», представители которой также приняли действенное участие в протесте – но на уровне организаторов, а не сети, как было в случае с «Кмара». Изначально сети у армянского протеста не было.

Участники протеста. Форма протеста и его длительность

В обоих случаях революции назывались «бархатными» со стороны их организаторов, причем

Протесты в Грузии продлились 3 недели – со 2 ноября 2003 года по 23 ноября, когда Шеварднадзе подал в отставку. Протест был не столь креативным – помимо участия сети, были листовки, а также постоянные акции протеста и выступления лидеров. Одна из самых мощных особенностей этого протеста состояла в автопробеге сотен машин в направлении Тбилиси. В 2007 году такой же автопробег имитировала новая оппозиция, но на этот раз «номер» не сработал. Что касается массовости акций протеста, то среднее число их участников составляло около 10 тысяч человек или несколько больше, и только 22-23 ноября акции приобрели поистине массовый характер, когда число участников достигло 50 тысяч человек. Этих двух дней оказалось достаточно для крушения режима и отставки Шеварднадзе.

В Армении акции протеста длились с 13 апреля по 2 мая практически бесперерывно, то есть тоже примерно три недели. Имея меньшие организационные ресурсы и финансовые средства, организаторы акций, зато использовали гораздо большее разнообразие в методах. Я обращался к этим вопросам в своих публикациях:

Что представляет собой нынешний протест в Ереване: штрихи к типологии (17 апреля)

Армения: технология протеста в деталях (20 апреля)

С тех пор разнообразие методов лишь выросло; возможно, я в будущем напишу об этом, но даже перечисленного в старых текстах достаточно, чтобы понять насколько детально планировались многие аспекты этих протестов. Ереванские протесты вышли на свой кульминационный масштаб уже на 10й день – если 13 апреля число участников составило порядка 10 тысяч человек, то уже к 22 апреля их было 90 тысяч, включая не менее 66 тысяч, одномоментно присутствовавших на площади. См.: Сколько людей приняло участие в акциях протеста (24 апреля). В праздничном митинге 23 апреля приняло участие порядка 150 тысяч человек – невероятные цифры для постсоветского Южного Кавказа. Но что еще более важно, на армянские акции собиралось много десятков тысяч человек еще несколько раз – 25, 26 апреля и 1, 2 и 8 мая в Ереване, а также 27 апреля в Гюмри. Эта особенность акции важна – принципиально больше выброс энергии, эйфории и коллективного действия, сохраняющегося на протяжении длительного времени.

(Митинг 23 апреля. На фото - 150 тыс. человек. Фото Рубена Папояна. Публикуется с разрешения автора).

Наконец, ненасильственный характер протеста сейчас в Армении многими приводится как пример чего-то совершенно уникального, что неверно. В Грузии тоже все прошло довольно гладко, убитых не было. Разница состояла в том, что с отставкой президента, развалилась и вся власть, тогда как в Армении этого не произошло.

Внешнее участие или его отсутствие

Революция роз в Грузии была нацелена в первую очередь на внутренние преобразования, тогда как внешний курс воспринимался как данность. Шеварднадзе тоже был открыто прозападным и в этом смысле изменения были стилистическими. Однако отношения Москвы и Тбилиси очень быстро стали ухудшаться.

В Армении внешнеполитическая риторика полностью отсутствовала. Ее появление привело бы к тому, что многие из демонстрантов перестали бы приходить, а также поставило протест в ситуацию внешнего давления со стороны России. Пашинян уже заявлял не раз, что не собирается менять внешнеполитический курс, но вполне могут быть непредвиденные обстоятельства. Чуть более двух недель назад я написал пост: «Россия, российско-армянские отношения и отставка Сержа Саргсяна». Он уже нуждается в обновлении, но в любом случае отмечу, что хотя прозападная молодежь активно участвовала в акциях Пашиняна, степень их связи с западом гораздо меньше, чем у грузинских революционеров 15 лет назад. Однако не стоит забывать, что информационную поддержку протесту оказывала «Азатутюн», т.е. «Радио свобода», которая освещала события односторонне в пользу протестующих, а это иностранное СМИ. В то же время, в Грузии информационную поддержку протесту оказал местный телеканал «Рустави-2».

Власть и протесты

В обоих случаях причиной массовых протестов была архаизация власти и восприятие ее в качестве изжившего себя анахронизма. См. «Архаизация власти и формирование политического кризиса в Армении». Однако степень институционализации и устойчивости что государства, что самой власти, отличалась в Армении 2018 года и в Грузии 2003 года, пожалуй, на порядки. Да, принято говорить о том, что режим Сержа Саргсяна был коррумпированным, но он был несравненно менее коррумпированным, чем режим Шеварднадзе, он был более эффективным. Для понимания: в 2002 году 37% взрослого населения в Грузии давали взятки при обращении к госструктурам. В 2017 году в Армении взятки давали примерно 3.3%.

Партия власти Армении не распалась до сих пор, а сохраняет гораздо большую устойчивость, чем даже партия «Единое национальное движение», которой руководил Саакашвили, в 2012 году, не говоря о «Союзе граждан Грузии» под руководством Шеварднадзе в 2003 году. Республиканская партия Армении в любом случае не может сохранить власть и она показала, что не в состоянии выдерживать нажим – уже 2 мая согласившись на поддержку кандидатуры Пашиняна. См. Политическое будущее Республиканской партии Армении. Теперь РПА уже перешла в оппозицию официально.

Интересно, что Саакашвили позволил Шеварднадзе уйти в отставку относительно достойно, признав его заслуги и сохранив возможность жить в Грузии. Самому Саакашвили такой возможности не дали (впрочем, тут ему не на кого пенять, кроме самого себя). Вчера Никол Пашинян заявил, что он рад, что Серж Саргсян находится в Армении и не хочет создавать атмосферу ненависти. Думаю, если на кого и будут распространяться неформальные гарантии неприкосновенности, то в первую очередь на Сержа Саргсяна.

Реакция власти была очень похожей и в Армении, и в Грузии глава государства еще за день до своей отставки пытался применить силу, но понял, что это бесперспективно и сдался. В обоих случаях это было высказано вслух. Также, оба заявили, что они не пошли на применение силы, хотя могли бы. Причем если Саргсян еще теоретически мог как-то применить силу, то Шеварднадзе – нет, поскольку у него в руках развалился весь силовой аппарат и для того, чтобы применить силу ему понадобилось бы найти несколько убийц, готовых стрелять в толпу, но после этого и судьба его самого была бы незавидной.

КОММЕНТАРИИ
Игорь Сажин
22:42, 24 сентября 2018
Игорь Сажин
"Концерты Стаса Михайлова отменены в Дагестане и Чечне"
avatar
22:39, 24 сентября 2018
borcali
"Как соотносятся 10.000 драмов, достоинство и государствен..."
avatar
22:37, 24 сентября 2018
borcali
"Как соотносятся 10.000 драмов, достоинство и государствен..."
avatar
22:31, 24 сентября 2018
Mobi Dik
"Как соотносятся 10.000 драмов, достоинство и государствен..."