RSSПолитическая география Южного Кавказа

Соглашение об Ассоциации, Евразийский Союз и неприсоединение на Южном Кавказе. Результаты - макроэкономика

23:14, 22 февраля 2018

К началу 2018 года прошло уже 4 года после официального объявления интеграционных моделей странами Южного Кавказа. В сентябре 2013 года президент Армении посетил Москву и объявил о присоединении страны к Таможенному союзу ЕврАзЭС, а в ноябре того же года в Брюсселе было парафировано Соглашение об ассоциации между Грузией и ЕС. Оба документа вступили в силу не сразу, однако сам факт их формального объявления значил не меньше, чем его вступление в силу: в обоих случаях были обещаны серьезные инвестиции в экономику, началась имплементация отдельных соглашений и проведение технических реформ для гармонизации законодательств.

Поскольку это произошло практически синхронно, именно этот момент можно считать точкой отсчета и для Азербайджана. Азербайджан изначально не планировал ни подписания Соглашения об ассоциации[1], ни вступления в Евразийский союз[2] и в этом отношении лишь сохранил статус-кво. Однако уже с 2014 года шел новый этап процесса евразийской интеграции Армении и европейской интеграции Грузии, таким образом пути всех трех стран разошлись.

Поэтому целесообразно сравнить результаты прошедших четырех лет для всех трех стран, учитывая их предшествовавшую динамику. Целесообразнее всего сравнить:

  • рост производства ВВП и промышленной продукции для понимания того, в какой степени тот или иной подход в интеграции содействовал росту производительности экономики;
  • динамику объема торговли и услуг для оценки изменения уровня жизни в стране, а также
  • динамику показателей внешнеэкономических связей, в том числе, экспорта, прямых иностранных инвестиций и курса валют, как показателей, наиболее чутких к интеграционным процессам. (это потребует отдельного рассмотрения)

Производство ВВП и промышленности

Для начала сравним макроэкономическую динамику. При этом, поскольку Азербайджан сильно зависит от нефти, а это – фактор, почти не зависящий от внешнеэкономических и внешнеполитических связей, целесообразно также привести темпы роста ненефтяного ВВП.

Таблица 1. Рост ВВП стран Южного Кавказа в 2010-2017 гг.

 

Азербайджан

Армения

Грузия

ВВП

В т.ч. ненефтяной сектор

2010

105.0

107.9

102.2

106.2

2011

98.4

109.4

104.7

107.2

2012

102.2

109.6

107.1

106.4

2013

105.8

109.9

103.3

103.4

2014

102.7

106.9

103.6

104.6

2015

100.6

101.1

103.3

102.9

2016

96.9

95.6

100.2

102.7

2017

100.1

102.7

107.7

104.9

Источники: МВФ[3], Центральный Банк Азербайджана[4], Национальная статистическая служба Армении, Национальный офис статистики Грузии
Примечания:

  1. Рост ВВП приведен в процентах к предыдущему году
  2. Оценки за 2017 год предварительные и, вероятно, будут пересмотрены к 2019 году
  3. В случае несовпадения данных использовались данные международных агентств
  4. Здесь и в дальнейшем – все показатели роста, за исключением роста экспорта, приводятся в реальном, а не номинальном выражении, то есть с поправкой на инфляцию (дефлятор).

В последние годы наблюдалось замедление темпов экономического роста, особенно на фоне первой половины 2000-ых гг., когда фиксировались двузначные темпы экономического роста. Стоит отметить, однако, что в 2010-2014 гг. ненефтяной сектор азербайджанской экономики, ставший приоритетом руководства республики, демонстрировал серьезные успехи на фоне вложения доходов от нефтяного экспорта во все прочие сектора экономики. Армения и Грузия, менее зависимые от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках, показали лучшую динамику в последние три года. Даже сильная зависимость от переводов из России, а также от российского рынка, на фоне эскалации боевых действий в апреле и внутриполитического кризиса – в июле не привели к спаду ВВП в Армении в 2016 г. Рассмотрим усредненные темпы роста по 4-летним периодам.

Таблица 2. Сравнение макроэкономической динамики в период, предшествовавший интеграции и в период интеграции стран Южного Кавказа

 

Азербайджан

Армения

Грузия

 

Всего

Ненефтяной сектор

Валовый внутренний продукт

2006-2009

119.4

 

104.3

105.0

2010-2013

102.8

109.2

104.3

105.8

2014-2017

100.2

101.5

104.1

103.8

2017 к 2013 г.

100.8

106.1

117.4

116.1

Объем промышленной продукции

2006-2009

118.2

 

98.9

106.7

2010-2013

99.2

107.5

109.8

111.4

2014-2017

99.4

106.0

106.7

104.5

2017 к 2013 г.

97.6

126.2

129.6

119.2

Источники: МВФ, ЦБ Азербайджана, стат. службы Армении и Грузии; расчеты автора
Примечание: показатели за 2017 год предварительные и могут быть пересмотрены

Как видно из Табл. 2, темпы роста экономики в Армении в период интеграции в Евразийский союз остались стабильными, тогда как и Грузия, и Азербайджан испытали замедление темпов экономического роста. Более того, по темпам роста ВВП и промышленного производства Армения, пусть и незначительно, но опередила обоих соседей. На основании этих данных можно сделать предварительный вывод о том, что вступление в Евразийский союз несколько повысило производительность армянской экономики и содействовало росту объема промышленного производства.

В то же время, возможно, Грузия еще не испытала в полной мере последствий подписания Соглашения об ассоциации, поскольку выход на европейский рынок представляет собой более сложный процесс, чем углубление кооперации с уже знакомыми постсоветскими рынками и, тем более, по сравнению с отсутствием каких бы то ни было изменений, как это имело место в случае Азербайджана. Также можно сделать предварительный вывод, что наименее эффективной оказалась стратегия неприсоединения, использованная Азербайджаном, поскольку сократился не только рост всей экономики, но и рост в ненефтяном секторе, более устойчивом к флуктуациям цен на мировом рынке энергоресурсов.

Уровень жизни

Рассмотрим динамику торговли и услуг, как показателей, характеризующих покупательную способность населения и, фактически, материального выражения уровня жизни.

Таблица 3. Динамика торговли и услуг в странах Южного Кавказа

 

Азербайджан

Армения

Грузия

Оборот торговли

2006-2009

113.1

105.8

105.2

2010-2013

109.6

103.4

107.6

2014-2017

106.1

101.8

103.7

2017 к 2013 г.

126.7

107.4

115.6

Добавленная стоимость сектора услуг

2006-2009

120.4

107.6

 

2010-2013

96.7

104.9

105.9

2014-2017

104.2

106.8

103.7

2017 к 2013 г.

117.9

130.1

115.6

Источники: ВБ[5], стат. службы Азербайджана, Армении и Грузии; расчеты автора
Примечание: показатели за 2017 год предварительные и могут быть пересмотрены

Объем торгового товарооборота, который выглядит наиболее зримым выражением покупательной способности населения в последние годы снижался во всех трех странах, но стабильно показывал самые низкие темпы роста в Армении. Причем в 2015 году он и вовсе сократился на 8.3% по сравнению с 2014 годом, что было вызвано значительным снижением притока денежных переводов из России. Его испытали и другие страны Южного Кавказа, однако они менее зависимы от этого источника доходов. В то же время, учитывая тот факт, что чистый приток трансфертов по методологии платежного баланса сократился на 38.4% всего за 3 года (в 2016 г. по сравнению с 2013 г.)[6], тот факт, что оборот торговли все же показал, пусть и незначительный, но рост, следует считать показателем устойчивости экономики Армении к внешним шокам, которую она продемонстрировала в 2014-2016 гг. по сравнению с глобальным кризисом 2008-2010 гг.

Что же касается объема услуг, то в Армении этот сектор демонстрировал устойчивую динамику и в период 2014-2017 г. показал более высокие темпы роста, чем в Грузии и Азербайджане. Этот эффект был лишь отчасти связан с вступлением Армении в Евразийский союз, поскольку наиболее динамичная отрасль – IT сектор – ориентирован на международные, а не внутренние или региональные рынки.

В Грузии и Азербайджане торговля и услуги показали замедление роста в 2014-2017 гг., по темпу роста сектора услуг эти страны заметно отстали от Армении, тогда как в торговле продолжали опережать ее.

Стоит отметить, что спад материального показателя уровня жизни, наблюдавшийся в 2015 году во всех трех странах, сказался на уровне одобрения властей, а также, интеграционных политик, проводимых ими, по меньшей мере в двух из трех стран (в Азербайджане с 2013 года не проводились социологические опросы). Так, согласно опросу «Кавказский барометр», проведенному в октябре-ноябре 2015 года, в Грузии поддержка членства в ЕС упала с 65% в 2013 году до 42% в 2015[7]. В Армении уровень поддержки евразийской интеграции снизился менее значительно: с 67% в 2013 году до 56% в 2015, но продолжил падение и впоследствии[8].

По некоторым оценкам, спад уровня жизни в Азербайджане и локальные беспорядки, последовавшие за этим, стал одной из главных причин столкновений в зоне карабахского конфликта в апреле 2016 года[9] (эти события также известны как «четырехдневная / апрельская война»). Вероятно, военное противостояние в свою очередь негативно сказалось на темпах экономического роста Азербайджана и Армении в 2016 году (см. Табл. 1).

P. S. Пока общих выводов не делаю - оставляю на усмотрение читателя, но вероятно вернусь к этой теме.

Источники

[1] «Баку не планирует подписания соглашения об ассоциации с ЕС». Спутник-Грузия, 25 ноября 2013 г. https://sputnik-georgia.ru/caucasus/20131125/216151436.html

В 2015 г. вице-спикер азербайджанского парламента Валех Алескеров заявил: «С Азербайджаном очень сложно иметь дело. Мы требуем, чтобы с нами говорили как с равноправными партнерами. По-другому никак, так как мы не нуждаемся в этом. Некоторые говорят, что Азербайджан не хочет подписывать соглашение об ассоциации с ЕС. Верно. С самого начала Азербайджан требовал, чтобы территориальная целостность страны была признана, и только после этого заложен фундамент соглашения. Однако они не идут и на это. Поэтому Азербайджан не подпишет это соглашение». Trend.az, 13 мая 2015 г. https://www.trend.az/azerbaijan/politics/2394425.html

[2] В 2013 г. глава Таможенного комитета Азербайджана заявил, что Азербайджан не планирует вступление в Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России. По его словам, Россия предложила Азербайджану стать членом ТС годом ранее. Он также заявил: «наша позиция в этом вопросе категорична. Мы далеки от вступления в Таможенный союз и не видим для себя подобных перспектив и в будущем. Азербайджан – независимое государство, которое прекрасно развивается своим путем, и думаем, что продолжит успешное развитие и в дальнейшем». «Азербайджан не намерен вступать в Таможенный союз – глава ГТК», Интерфакс-Азербайджан, 30 января 2013 г. http://interfax.az/view/564767

[3] В качестве оценки темпов роста ВВП за 2010-2016 гг. по всем странам использовалось последнее обновление базы данных МВФ (октябрь 2017). World Economic Outlook database (http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2017/02/weodata/index.aspx) 

[4] Данные ЦБ АР использовались в качестве оценки динамики ненефтяного ВВП Азербайджана и темпов роста ВВП в 2017 г. См. основные макроэкономические показатели Азербайджана. https://en.cbar.az/assets/2955/1.1.pdf

[5] База данных Всемирного Банка “World Development Indicators”

[6] Статистические данные, собранные Центральным Банком Армении, характеризующие приток трансфертов из-за рубежа по методологии платежного баланса представлены по ссылке: https://www.cba.am/Storage/EN/stat_data_eng/Remittances%20-%20English.xls

[7] Результаты «Кавказского барометра» CRRC доступны по ссылке http://caucasusbarometer.org

[8] «Интеграционный барометр ЕАБР – 2017». Евразийский Банк Развития, доклад №46, 2017, стр. 9. https://eabr.org/upload/iblock/0dc/EDB-Centre_2017_Report-46_EDB-Integration-Barometer_RUS_1.pdf

[9] Stephanie Liechtenstein. Nagorno-Karabakh: Diplomatic Push Needed to Halt Spread of Conflict. The Global Observatory, May 12, 2016. https://theglobalobservatory.org/2016/05/nagorno-karabakh-armenia-azerbaijan-osce/


КОММЕНТАРИИ