RSSИнгуш, правозащитник Магомед Муцольгов

Брат убитого в Насыр-Корте Али Алиева обратился к правозащитникам

00:11, 02 июля 2015

Уполномоченному по правам человека в РИ

В общественную организацию «Машр»

В Правозащитный Центр «Мемориал»

Алиева Магомеда Магомедовича
прож.: РИ Насыр-Кортский м/о, тел. 8 928 795 38 63

 ЗАЯВЛЕНИЕ

   25 июня 2015 года около 4.00 часов утра в наше домовладение по вышеуказанному адресу ворвались неизвестные вооруженные люди в масках и камуфлированной форме численностью около ста человек. Они не представились и каких-либо документов не предъявляли. Они окружили все домовладение, они были везде и в огороде и во дворе. Вели они себя очень агрессивно, угрожали нам. До начало обыска они выключили газ и электричество.    

   Нас всех вывели из дома и после начали обыск, который продолжался примерно около получаса. Во время обыска сотрудники силовых структур надели мне на голову каску с видео камерой и рацию и сказали, чтобы я ходил по всем комнатам. В ходе обыска ничего противозаконного не было найдено. Мы все стояли во дворе. Из дома унесли деньги в размере 18 ООО рублей и ценные вещи (золотые украшения женщин, медали моей матери и моего отца, два мобильных телефона). В ходе обыска не было не понятых и никаких санкций на обыск они нам не предъявляли.

   Али и его жена Лейла жили в отдельном доме во дворе, который расположен ближе к огороду. Мосле обыска они завели в этот дом Лейлу и через несколько минут мы услышали пару выстрелов. Потом туда же завели и Али, и несколько выстрелов. Выстрелы слышали и наши соседи, которые могут это подтвердить. Через некоторое время после того как сотрудники вышли из дома один из них сказал по рации на русском
языке без акцента: «Ребята все повернулись в одну сторону» и все повернулись в противоположную сторону от дома и сразу через несколько секунд раздался мощный взрыв, Дом, в котором проживали, мой брат с женой взорвали и от него ничего кроме руин не осталось.       

   В момент взрыва мой брат и его жена находились во взорванном доме. Были они мертвы или живы я не знаю. Все это время я находился под пристальным присмотром сотрудников силовых структур. Они избивали меня, при этом задавали мне вопросы, участвую ли я в незаконных вооруженных формированиях, помогал ли боевикам, помогал ли я своему брату и что мы вербовали людей для отправки в Сирию. На что я отвечал категорическим отказом, так как я никогда не участвовал в незаконных вооруженных формированиях и тем более не вербовал людей для этого. Мы с братом работали на стройке и ни чем противозаконным не занимались. Сотрудники силовых структур заставили меня подписать какую-то бумагу, где говорилось, что у меня нет к ним каких- либо претензий. Они сказали мне, что если я не подпишу данную бумагу, то вслед за братом обвинят меня в вербовке людей. И на последок сказали мнсГфразу: «Живи пока». После этого они все уехали и приехали другие, которые начали осматривать место.

   Около 8.00 часов утра меня отвезли в ОМВД России по г. Назрань, где несколько часов меня допрашивали относительно моего участия в НВФ. После 12.00 меня отпустили домой без предъявления каких-либо обвинений. Останки тела Лейлы мы собирали по руинам дома несколько часов.

   В связи с вышеизложенным прошу вас оказать нам помощь и содействие в установлении и привлечении к уголовной ответственности лиц участвовавших в спецоперации по уничтожению моего брата Алиева Али Магомедовича, 1972 года рождения, его супруги Алиевой Лейлы, 1970 года рождения и нашего имущества.

 29 июня 2015 года                                    Алиев М.М.


КОММЕНТАРИИ