RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

«Кавказская семья сегодня: куда уходит детство?». Онлайн-дискуссия на КУ 24 мая в 19.00

09:28, 21 мая 2018

Система воспитания детей на Северном Кавказе претерпевает глубочайший кризис. С одной стороны, продвинутые родители прекрасно понимают, что детство - это отдельный мир со своими правилами для детей и взрослых, с особой культурой, языком и игровыми традициями, с другой, что детство – состояние, предполагающее, что дети имеют свой собственный взгляд на мир и требуют к себе серьезного внимания со стороны взрослых. В контексте нашей дискуссии под детством мы будем понимать возрастной период от 4 до14 лет.

В условиях глобализации и развития информационных технологий не всегда понятно как сформировать и сохранить в детях этнокультурную идентичность, чувство привязанности к своей родине, знание языка и обычаев своего народа?

Еще 20 лет назад в воспитании детей на Северном Кавказе все было более-менее предсказуемо. Семья на Кавказе, при всех последствиях советской модернизации и урбанизации, менялась медленно и незаметно. Семьи были неразделенными, большими, включали три поколения. Определяющую роль в семье играло старшее поколение: оно служило образцом, к которому следует стремиться, и символизировало стабильность. Отношения между разными половозрастными группами были строго регламентированы – в пространстве, времени, вербально и невербально. Опыт старших передавался младшим почти без изменений. Гендерные пространства и роли были строго разграничены: мальчик с раннего детства идентифицировал себя с отцом, девочка – с матерью.

Мальчик в системе воспитания 1990-х гг. должен был вырасти воспитанным, образованным, физически сильным, ответственным за родителей и свою будущую семью, верным слову и порядочным человеком. Девочка должна усвоить все принципы этикета и женского поведения, принятые в данной культуре, закончить колледж или вуз, стать хорошей хозяйкой, быть гибкой в отношениях, особенно с будущими родственниками, и обязательно стать хорошей женой и матерью.

В таких отношениях между взрослым и ребенком царила субординация: мир взрослых воспринимался как мир учителей и воспитанников, а взаимодействие было направлено от мира взрослых к миру детей, и никак иначе. Дети всегда находились  под полным контролем мира взрослых, который рассматривался как необходимый элемент процесса обучения и воспитания. 

В  2000-х гг. ситуация принципиально изменилась. Сегодня Кавказ находится в «зоне турбулентности», привычные ценности не выдерживают натиска глобализации. Молодые семьи с детьми часто живут за тысячи километров от своих родителей, не имеют возможности ежедневного общения, а старшие, т.е. бабушки и дедушки, видят внуков «по скайпу» и, в лучшем случае, на каникулах.

В современной возрастной шкале «татам – нанам» 50-60 лет, они сами по себе активны, работают, а их детство пришлось на советскую эпоху, когда знания о традиционном воспитании передавались только через опыт и не культивировались в официальном публичном дискурсе.

Психологи говорят о том, что надо дать возможность детям самостоятельно выбрать свой путь и стиль жизни. Колоссальное влияние оказывают СМИ и социальные сети. Наконец, Северный Кавказ  на пороге того состояния культуры, когда дети в состоянии обучать родителей новым технологическим приемам.

Традиционные нормы кавказского воспитания вошли в клинч с современными ценностями. Если раньше ребенку прививали трудолюбие, скромность, то сегодня на повестке дня среднестатистической успешной семьи хороший отдых, высокая зарплата, комфортный быт.

На смену скромности приходит тема выражения своего «Я», проявления инициативы, самостоятельности, умения отстаивать свое мнение.

На смену большой семье приходит малая семья из родителей и детей, а большой род  вспоминается только на свадьбах, похоронах и в чрезвычайных ситуациях.

Безусловное главенство отца в семье, характерное для Кавказа, утрачивается; как и безусловное послушание детьми своих родителей.

Такие традиционные для 1970-90-х годов кавказские нормы поведения, когда отец  публично не хвалит своего ребенка, не берет его на руки при родителях, не гуляет вместе с женой и детьми, уходят или ушли в прошлое.

Сегодня не редкость равенство в общении между родителями и детьми, их совместные игры и времяпрепровождение. По отношению к родителям и вообще взрослым дети не всегда соблюдают дистанцию, которая еще лет 20 назад казалась незыблемой.

Родители, уехавшие на заработки, проводят с детьми меньше времени, компенсируя повседневную заботу дорогими подарками.

Как нужно воспитывать ребенка в современной кавказской семье – при минимальном контроле и максимуме свободы? В строгости или нет ? Как относиться молодым мамам к советам женщин другого поколения, т.е. своих свекровей?

Приемлемы ли для Кавказа те принципы, на которых настаивает современная психология? Принцип равенства мира детства и мира взрослости? Принцип диалога, когда  взаимодействие мира детства и мира взрослых основано на идее невмешательства, ненавязывания друг другу своих ценностей и законов?

Должны ли взрослые воспитывать детей на принципе свободы и  исключить все виды контроля над миром детства, предоставив ребенку полную свободу выбирать свой собственный путь, но заботиться о его жизни и здоровье?

Приемлем ли для современного Кавказа принцип единства, подразумевающий, что мир детства и мир взрослых не разграничены, но составляют единый мир людей?

Что из кавказских традиций воспитания детей мы возьмем в XXI век?

Об этом и о многом другом мы поговорим во время онлайн–дискуссии в четверг, 24 мая.

Вопросы для обсуждения.

1.      1. Система воспитания на Северном Кавказе: современные проблемы

2.      2. Традиционные кавказские нормы воспитания: в прошлое или в будущее? Есть ли у них потенциал для XXI века?

3.      3. В поисках идеала между традицией и глобализацией: что нужно сделать государству, обществу и семье для  воспитания ребенка на современном Северном Кавказе?

В дискуссии участвуют:

1.      Албогачиева Макка, кандидат исторических наук, Кунсткамера, Санкт-Петербург

2.      Багова Марьям, учитель, Нальчик

3.      Дармилов Рамазан, экономист, Майкоп

4.      Жигунова Лидия, профессор университета Тулейн, Нальчик – Тулейн

5.      Казанокова Мадина, Черкесск

Кодзова София, шеф-редактор Олма Медиа Групп, Санкт-Петербург 

6.      Павлова Ольга, этнопсихолог, кандидат психологических наук, Москва

7.      Псеунов Рустем, Майкоп

8.      Участница из Майкопа

9.      Салманов Камал, предприниматель, Дагестан

10.  Хакуашева Мадина, доктор филологических наук, КБИГИ, Нальчик.

11.  Хашхожева Дина, художник и преподаватель, Москва

12.  ХорановАлихан, блогер и общественный деятель, Владикавказ

13.  Шухова Элла, Москва

 Приглашаю к участию всех, кому небезразлична эта проблема. Пишите мне в личку на ФБ или в комментариях к этому посту, если хотите присоединиться к нашей дискуссии. 


КОММЕНТАРИИ