RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Стамбул начала ХХ в. Чему и как учили в Черкесской школе.

12:17, 24 марта 2017

Одним из проектов, выросших из Черкесского общества единения и взаимопомощи, стало Женское Хасэ Стамбула, учредителем которого была Хайрие Мелек Хунч. Хасэ открыло замечательную школу, которой можно позавидовать и сегодня. Вот что пишет об этом исследовательница из Турции Эльмес Арслан:  

«Через год после создания Женского Хасэ (в 1919 – НН) им удалось открыть школу под названием Çerkes Kız Numune Mektebi (Черкесская школа) в Стамбуле в районе Akaretler. Хасэ реализовало проект Черкесской школы, который был в еще в планах ЧОЕВ. Сначала школа работала под названием Анаса [İnâs] Terakkî в районе Akaretler, потом из-за экономических трудностей она была унаследована Женским Хасэ, и, таким образом, была основана Черкесская школа.

Учителя и ученики Черкесской школы. Фото не атрибутировано.

 Мы узнаем об истории создания школы у Мустафы Бутбая, который работал директором в обеих школах:  

««В те годы я был директором упомянутой школы. Я преподавал в Галатасарайском лицее и Дарюшафаке. Анас [İnas] Окулу была впервые открыта благородной и уважаемой черкесской аристократкой. Затем титул основателя был передан Юсуфу Хафиду, адвокату. Я работал в школе в качестве директора. Во время войны школа переживала очень трудные времена. Я замещал отсутствующих учителей и слишком уставал. За то, что в нашей школе бесплатно учились социально необеспеченные дети, Müdafaâ-i Milliye Cemiyeti (видимо, какая –то государственная структура - НН) платила школе пять-десять лир в месяц.  

Однако деньги не расходовались на нужды школы. Мы собирали средства, чтобы вернуть нам право учредителя.  Время от времени мы организовывали концерты, но школа не смогла воспользоваться доходами от них. Кроме истощения, я не имел ничего… Поскольку сохранить [İnâs] Terakkî даже в период перемирия было невозможно, мы перепоручили школу Женскому Хасэ.  Мы оставили школу под их покровительством. Инициатива принадлежали Председателю совета Хайрие Мелек Ханым и секретарю Общества и жене Решита Паши Эмине Ханым, я принял их предложение стать почетным директором. Головной офис Çerkes Kız Numune Mektebi находился в доме № 52 в Акаретлере».  

Мустафа Бутбай и Хафид Бей отдали часть мебели для школы бесплатно, а столы и стулья купило ЧОЕВ, и школа начала работу.  

Мустафа Бутбай в своей книге под названием «Кавказ. Воспоминания» дал краткую информацию об учащихся Черкесской школы. Женское Хасэ принимало эмигрантов, бежавших от большевиков и приезжавших в Стамбул, и поселяло их в школе. Они принимали их детей в школу. Таким образом, большинство учащихся в школе были черкесами.  

Школа была частной, с шестью классами. Одной из наиболее примечательных особенностей этой школы, которая была начальной и средней, является тот факт, что впервые на территории Османской империи в школе, относящейся к мусульманскому сообществу, девочки и мальчики учились вместе. Система смешанного образования, которую можно назвать инновационным шагом в ту эпоху, является лишь одной из отличительных черт школы. 

Кроме того, при школе был открыт детский сад для детей 4-6-лет. Для первой четверти ХХв. проект детского сада является чрезвычайно инновационным и важным шагом. Этот детский сад был одним из немногих детских садов в Османской империи.  

Но это еще не все новшества, характерные для Черкесской школы. Впервые на территории Османской империи в мусульманской школе дети обучались на латинском алфавите. Руководство Çerkes Kız Numune Mektebi использовало новый черкесский алфавит на основе латыни и  сделало еще один инновационный прорыв, соответствующий его имени и репутации. Латинский алфавит использовался не только в школе, ЧОЕВ печатало книги с использованием такого алфавита и отправляло их на Кавказ.  

В штате школы работали ведущие черкесские интеллектуалы. Когда Школа была основана, ее директором был Мустафа Бутбай, но после серии дебатов Мустафа Бутбай ушел в отставку, а Сеза Пух Ханым была назначена на его место. Мустафа Бутбай суммирует аргументы, которые заставили его уйти в отставку, в своей книге:  

«Меня назначили директором. Я принял должность почетного директора. Затем я ушел в отставку из-за спора, который разразился между мной и Советом директоров относительно учебной программы. Спор можно подытожить следующим образом: Совет директоров хотел, чтобы образование проводилось на черкесском языке, и поддержал такую идею. Прежде всего, я считал, что это неприемлемо с юридической точки зрения. Я считал, что образование должно быть на турецком, но для желающих учиться на черкесском можно открыть отдельный класс. Мое предложение было отклонено, и я настоял на отставке».  

После отставки Мустафы Бутбая Сеза Пух Ханым была назначена директором школы. Будучи одной из самых молодых членов ЧОЕВ, Сеза Пух Ханым очень хорошо справлялась с этой ответственностью, несмотря на свой юный возраст. Сеза Пух Ханым вела уроки турецкого языка и географии. Ламия Джанкат читала лекции по языку и истории и географии Кавказа и Черкесии, а Хильми Цей учила детей  черкесской литературе и поэзии. 

Адвокат Шами Тиме давал уроки черкесского произношения. Зекие Вендж Ханум была турецким учителем в двух классах. Окончив педагогическую школу, Ихсан-бей занимался административными делами. Лутфулла Шао, окончивший Лозаннский университет, преподавал французский язык (позже он был назначен послом в Саудовскую Аравию).  Васфи Гюзар преподавал биологию. Кроме того, известно, что в школе работал учитель, который учился в Великобритании, он преподавал  английский.  

Занятия рисованием проводил известный художник Намик Исмаил Зефи. Бленао Харун преподавал черкесский язык, историю и географию Черкесии.  

Профессор Хеге преподавал музыку, играл на черкесских инструментах, привезенных из района Узунь-Яла - Кайсери и Гёнена (Gönen — город и район в провинции Балыкесир и город и район в провинции Ыспарта - НН ), и коллекционировал  музыкальные ноты, играл на рояле и читал лекции. Детей учили играть на национальном черкесском инструменте pşıne. Икбал Ханым, мачеха Сати Бей, директор Галатасарайского лицея, преподавала  сольфеджио. 

Майор Сайт Нахуш Бей, ушедший в отставку после работы в военных училищах Дамаска и Эдирне, был  учителем физкультуры. Занятия физкультуры проводились с использованием трапеции, колец и другой гимнастической экипировки. Кроме того, армянская девушка Мелиха обучала детей популярным танцам тех лет, таким как полька, мазурка, кадриль и вальс.  

Глядя на уроки, в школе, очевидно, что их главная цель состояла в том, чтобы обучать детей не только науке, но сделать их адаптированными в социальном и культурном плане, а также воспитанными в духе черкесской культуры.  

Помимо турецкого, истории и географии, дети обучались черкесскому языку, черкесской истории и черкесской географии. Кроме того, занятия английским языком были неотъемлемой частью учебного плана. Руководители школы, которые уделяли особое внимание социальному и культурному развитию детей, решили учить их танцам и театру, а также давать уроки живописи, музыки и физического воспитания. На театральной сцене школы девочки  и мальчики ставили пьесы; и играли в спектаклях в национальных черкесских костюмах.  

Среди таких спектаклей -  пьеса, написанная директором школы Сеза Пух Ханым «Навстречу Кавказу». Эта пьеса пользовалась большим успехом и была исполнена несколько раз. Большинство менеджеров и преподавателей, работающих в школе, были волонтерами и не получали зарплату. Только несколько менеджеров и преподавателей получили зарплату. Сбор, взимаемый с учащихся, шел на оплату аренды, расходы, заработную плату некоторых  преподавателей и студентов.  

Сеза Пола ( ум.1990) - директор Черкесской школы в Стамбуле. Первая женщина издатель и редактор в Османской империи. 

В статье Васси Гюсара 1975 года под названием «Istanbul Çerkes Kadınları Teâvün Cemiyeti»  говорится, что  учащихся в школе около 150 и 180. В каждом классе - 25-30 человек.  Мальчики носили папахи, тогда как девочки одевались в современные костюмы. Национальные спектакли играли  в национальных костюмах,  костюмы для таких спектаклей шили в швейной мастерской школы. Хотя школа была открыта для всех, ее посещали в основном черкесские дети.  Большинство уроков велись на черкесском языке, а латинские буквы, принятые ЧОЕВ,  использовались для алфавита.  

До сих пор я не встречала человека, который учился в этой школе, и  я уже начала думать, что эта школа была ни чем иным, как «школой-призраком».  

Я узнала, что леди, которая училась в этой школе до третьего класса, все еще жива. Перед тем, как встретиться с ней, у меня возникла озабоченность по поводу возраста этой женщины, которой было 94 года. Я не знала ее физического и психического состояния. Когда я увидела ее, я поняла, что некоторые из моих опасений беспочвенны, а некоторые оправданы.  

Имя этой дамы - Фазилет Горбон. Родилась она в 1910 году. Фазилет Ханым была дочерью профессора Азиза Мекера, одного из основателей ЧОЕВ. Когда я посетила ее в ее доме, ее шофер, а затем служанка приветствовали меня. Через некоторое время появилась Фазилет Ханым. С  белокурыми и ухоженными волосами, в черном костюме и на высоких каблуках она поздоровалась. Я была так поражена и удивлена. Я ожидала увидеть пожилого человека в возрасте 94 лет, который едва мог встать. Я узнала, что мои опасения беспочвенны. К сожалению, я поняла, что некоторые из моих предположений были оправданы, когда мы начали говорить и упоминали о прошлом. Память  Фазилет Ханым была не такой хорошей, как ее физическая форма. Она могла вспомнить некоторые вещи только после долгого размышления и вообще не могла запомнить большинство вещей.  

То, что она помнила о Черкесской школе, было очень ограничено. Она помнит место школы, и то, что большая лестница приветствовала их у входа. Сказав, что она училась в этой школе до третьего или четвертого класса, Фазилет Ханым сказала мне, что в школе была принята форма, а мальчики надевали папахи.  

Мать Фазилет Ханым несколько лет работала в Женском Хасэ Стамбула. Вспоминая, что она сопровождала мать во время посещений Хасэ, а ее мать работала вместе с Сеза Пух и Хайрие Мелек Ханым, Фазилет Ханым вспоминала, что у нее были друзья, но не помнила их имен. Это все, что  Фазилет Ханым помнила о том, чем она жила почти девяносто лет назад. Фазилет Ханым в течение нескольких лет следовала примеру своих матери и отца, работала в нескольких черкесских обществах и поддерживала их  мыслями и деньгами.  

Я считаю, что интервью с Фазилет Ханым является критическим поворотным моментом для моей диссертации. Как я сказала ранее, Черкесская школа, у которой была инновационная система образования с ее программами и учебными планами, больше не была для меня школой-призраком и взяла меня за живое.  

Хотя информация, которую я получила от Фазилет Ханым по поводу школы, была ограниченной, я была так рад встретиться с Фазилет Ханым и узнать, что у Çerkes Kız Numune Mektebi был, по крайней мере, один студент.  

Одним из мероприятий Женского Хасэ было создание мастерской по пошиву одежды на первом этаже школы, чтобы помочь нуждающимся черкесским женщинам. В Уставе Хасэ говорится, что по возможности работа будет предоставляться нуждающимся черкесам. Члены Хасэ, которые сдержали свое обещание, открыли магазин  одежды на входном этаже здания школы. Этим магазином  управляла Сайме Бешук Ханым, дочь Ахмета Анзавура. Тех, кто не умел шить, учили шить, а те, кто уже умел шить,  придумывали костюмы для состоятельных людей города. Они делили заработанные деньги».  

Перевод с английского диссертации ELMAS ZEYNEP (AKSOY) ARSLAN «СIRCASSIAN ORGANIZATIONS IN THE OTTOMAN EMPIRE (1908-1923)»,  2008.

 фото Сеза Пола - http://www.istanbulkadinmuzesi.org

СМС - НОВОСТИ
Все SMS-новости
РЕЙТИНГ
1 ` Rock`
17762
6889
2 Albert
10224
19505
3 ..Бэн Джойс.
4201
10285
4 ..БэнДжойс..
2822
4229
5 BERG...man
2442
34235
6 slavyan
2053
1777
7 ahtichai
2044
2217
8 gevara
1674
2541
9 U-2
1499
168
10 RARE
1479
105
11 GroSS
1441
108
12 Time
1301
165
13 OST GOTT
1278
34
14 T.Rex
1266
74
15 сварог
1253
38

Все комментаторы

Найдите Кавказский узел у партнеров:



Email подписка