RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

К эстафете Олимпийского огня. О культе огня у черкесов

21:42, 03 февраля 2014

Сегодня олимпийский огонь принимали в Адыгее, а за несколько дней до этого в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Поэтому в этом посте — о культе огня у черкесов. А в последующих - об отношении к огню у балкарцев и карачаевцев.

Тема добывания огня присутствует уже в нартском эпосе адыгов. В одном из сюжетов, пожалуй, самом насыщенном и самом драматичном, связанном с добыванием огня для замерзающих в степи нартов, Сосруко, главный герой нартского эпоса, берется спасти своих соплеменников. Сначала Сосруко сбивает стрелой звезду, и нарты подставляют руки летящей к земле звезде, чтобы чуточку согреться, но она, искрясь огнем, потухла, падая на землю.

Затем между нартом Сосруко и обладателем огня великаном Иныжем разворачивается целая битва, представляющая череду богатырских ристалищ. Финалом их является последняя игра, когда Сосруко вводит Иныжа, «где сливаются потоки семи морей, в самое глубокое место океана, чтобы он не мог дна достать ногой...», и, наслав на него холод, семь дней и семь ночей замораживает его.

Вмерзший в океанские льды, Иныж безуспешно пытается вырваться из ледяного плена. Сосруко отсекает ему голову и, взяв огонь Иныжа, возвращается к нартам, таким образом спасая их от гибели.

Звезда, сбитая стрелой доблестного Сосруко, - это символ связи между небесным огнем и небесными телами. Адыги считали, что земной огонь есть частица самого солнца, сброшенная с неба самим всесильным Тха, богом богов, во время грозы, а звезды — огненные частицы того же солнца, некогда по воле Тха рассыпавшиеся по небосводу.

В сказках и легендах черкесов в самые затруднительные моменты герой, по совету своего коня, выдергивают волосок из его хвоста или гривы и подносит его к огню, и тут появляется конь и помогает ему выполнить любую задачу.

Черкесский бог грома и молнии Шибле, обходящий свои небесные владения на вороном жеребце, почитался особо. Человека, убитого молнией, почитали как святого.

«Черкесы думали, что погибнуть от молнии — очень святое дело: по их мнению, погибающему ангел приносит этот знак небесного благоволения. Животные, убитые громом, хоронились также на месте смерти», - писал о верованиях черкесов Н.Дубровин в 19 в.

Огню было принято отдавать его "долю"во время приготовления пищи, особенно при жарке мяса. Домашнее благополучие символически соотносилось с огнем очага. У черкесов на эту тему есть многозначные пословицы:

 горячую золу не выбрасывают ночью;

 ночью мусор не сгребают в углу у дверей, а сметают к печке или камину;

 плохо, если потухнет огонь в очаге.

К очищению огнем прибегали во время эпидемий, холеры и чумы. Скот прогонялся через вырытый тоннель, в котором был разведен ритуальный огонь. При этом очищающий огонь разводился не от очага, не зажигался от кремния или спичками. Этот огонь добыт трением орешин. Считалось, что добытый таким образом огонь, который употребляют только первый раз, обладает силой, способной уничтожить любую болезнь.

Огонь в представлении черкесов обладал предохранительным действием — если ночью кому-то померещаться шайтаны, достаточно высечь искру кремнем, как шайтаны исчезнут в одно мгновение. Бредящего больного обкладывали огнем. Ему давали пить воду, в которую опускали горящее полено.

Исходя из представления о значимости огня в поддержании стабильности общины, как реальной, так и символической, черкесы выработали систему табу в отношении огня домашнего очага — нельзя плевать в огонь, бросать в него зерна и злаки, употреблять в хозяйстве обгорелые части предметов, ковырять в огне острыми предметами.

Так встречали олимпийский огонь в Нальчике:

 

Найдите Кавказский узел у партнеров: