RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

О клубах горянок, Домах красных дагестанок, ячейках сочувствующих и многом другом...

16:01, 23 июня 2013

Клубы горянки и женские кружки стали главной формой повседневной работы с женщинами в аулах и селах в 1920-е годы.

По всей России среди крестьянок распространяются «дома крестьянок», «красные уголки» и т.д. Если в районах Крайнего Севера – «красные чумы», в Казахстане – «красные юрты» и «красные кибитки», то на Северном Кавказе возникают Дома черкешенок, Дом красной дагестанки, Сакли горянок и многое другое. При кружках и домах горянок обучали грамоте, открывали школы кройки и шитья, рукоделия и ткачества. В школах при кружках читали газеты. Здесь женщины могли получать и юридические консультации.

Собрать девушек и женщин в такой кружок для чтения лекций было непросто. Например, в первый Дом черкешенок, открытый 8 февраля 1925 г. в Адыгее в а. Габукай, молодые женщины приходить стеснялись. «При открытии немало пришлось преодолеть трудностей. Рукоделие не привлекало взрослых черкешенок. Ликвидацию своей неграмотности черкешенки в возрасте 20–25 лет считали неудобной», - сообщается в одном архивном документе.

В начале 1920-х гг. женщины стеснялись посещать клубы горянок. На фото - групповой портрет женщин. Адыгея. Аул Красноалександровский. 1920. Фотохроника ТАСС.

Поэтому школу-кружок стремились устроить в доме какого-нибудь уважаемого человека, т.к. в этом случае женщины посещали ее охотнее. Еще в 1914 году, в интервью, опубликованном в газете «Терская жизнь», известный балкарский юрист и публицист Басият Шаханов говорил по поводу возможности чтения лекций в кабардинских селах членами просветительского общества женщин-мусульманок: «Немыслима такая деятельность из-за церемоний… Допустим, что в аул явился лектор. Его, конечно, угостили бы в кунацкой, если угодно созвали бы девушек, устроили бы веселье: пение, пляски. Даже представили бы хозяйке.

Но лекция… Лекция прямо-таки не вяжется с представлением о церемониальности. Ну, пришли бы женщины в аудиторию, начали бы распределять места по положению (имется в виду социальный статус) и т.д. Да и вообще я не могу никак себе представить в нашем ауле лекцию для женщин. Я не сомневаюсь, что всякая малограмотная кабардинка пошла бы навстречу начинаниям общества мусульманских женщин, но общая работа едва ли бы удалась».

Обычно при клубах горянок работало несколько кружков. В клубах проводили беседы, особенно в дни революционных праздников, а 8 марта устраивали вечера с концертами и спектаклями. К концу 1020-х гг. в Адыгее работало 5 клубов, в Черкесиии — 6, в Ингушетии -9, в Кабардино-Балкарии — 15 клубов.

В Кабардино-Балкарии работала знаменитая «ячейка женщин-мусульманок, сочувствующих РКП (б)» в селении Верхний Акбаш. В 1922 году в ней числилось 19 человек, но реально ядро ячейки состояло из 5 женщин: Люль Карашаевой, Муслимат Гидовой, Ханифы Татуевой, Алимы и Саибат Шомаховых. Эти женщины (жены или вдовы известных большевиков) могли позволить себе социальную активность из-за своего статуса. Например, Люль Карашаева была женой Героя гражданской войны Хажумара Карашаева, а Муслимат Гидова – вдовой повешенного белогвардейцами-серебряковцами красного партизана Ахмеда Мидова.

Секретарь Мало-Кабардинского окружного комитета РКП (б) докладывал на пленуме областного комитета, что «с общей ячейкой, там же организованной, ее нельзя слить, так как мусульманки сторонятся мужчин и в их присутствии стыдятся даже выговорить слово. Так еще темна и забита у нас женщина-мусульманка. Однако члены этой ячейки живо интересуются политическими вопросами и ждут предстоящей областной конференции женщин-мусульманок для посылки своих делегатов. Работа среди женщин достигла бы больших успехов, если бы ее вели сами же мусульманки-коммунистки». Женская ячейка «сочувствующих» из Верхнего Акбаша занималась организацией женской школы и женского кооператива.  

В 1925 году в октябре областной клуб горянок был открыт в Махачкале. При этом клубе работали курсы по подготовке работников женотделов, создан интернат для девочек-горянок на 10-15 человек; функционировали профессиональная школа имени Р. Люксембург, швейная артель, школа по ликвидации неграмотности, библиотека, читальня, ковровая артель. Через год там же появились комсомольская девичья ячейка и женская консультация, позже акушерский техникум. Профессиональная школа имени Р. Люксембург имела три отделения: рукодельное, белошвейное, дамско-портяжное. Занятия были ежедневные. Одновременно ученицы посещали общеобразовательные школы I и II ступени. В 1926 году в школе обучалось 80 женщин, 20 из них горянки.  

Часто девушки, начавшие с занятий в таких кружках, ячейках и клубах, продолжали свое образование на различных профессиональных курсах и рабфаках. Только из одного осетинского села Ольгинское в 1924 году было отправлено на учебу 34 девушки.
Чему учили женщин в клубах и о чем с ними говорили? Почему женщины не ходили в клубы, построенные из разобранных для этого мечетей? Об этом- читайте дальше... 

КОММЕНТАРИИ
Яна Новак
00:19, 24 июня 2018
Яна Новак
"Невероятная, "немецкая победа" сборной Германии! Тони Кр..."
Яна Новак
00:13, 24 июня 2018
Яна Новак
"Нытье фараонов, переживания запад. СМИ за сб. Египта в Гр..."