RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Открытие комнаты имама Шамиля в Калуге

21:24, 13 мая 2013

27 апреля 2013г. в здании Калужского областного краеведческого музея на улице Пушкина, 6 при поддержке мэрии Калуги, правительства Дагестана и Дагестанской культурной автономии Калужской области была открыта мемориальная комната имама Шамиля.

Мемориальная доска, открытая 27 апреля 2013 г.

В доме, построенном купцом Билибиным в конце XVIII века, легендарный Шамиль проживал в 1859-1868 годы. С тех пор в этом здании многое менялось, менялись и его планировка, и его владельцы, но калужане всегда называли его «домом Шамиля».

"Дом Шамиля" в Калуге

Комната, которая была открыта,  единственная, сохранившаяся со времен Шамиля без изменений. Все остальные залы переделаны. Сотрудники музея постарались воссоздать ту обстановку, которая описана приставом Шамиля Руновским. Кровать, ломберный стол, два стула, умывальник, ковер и бурка, которую он использовал как коврик для молитвы  - интерьер комнаты Шамиля был довольно аскетичным.

Последние приготовления перед открытием мемориальной доски 

На открытии экспозиции Шамиля в Калуге были высокие гости – зам. постпреда президента Дагестана в Постоянном Представительстве РД при президенте РФ Изумруд Мугутдинова, председатель ОО «Дагестанская национально-культурная автономия Калуги» Султан Шахбазов, судья Верховного суда России Гадис Гаджиев, представитель Махачкалы в Калуге Алиасхаб Хархачаев, председатель Союза музыкантов РД Хан Баширов, руководитель Всемирного фонда имама Шамиля Шапи Казиев, представители ДУМ Дагестана.

К открытию мемориальной комнаты имама была приурочена выставка ремесел лучших мастеров Дагестана и Кавказа из 80 экспонатов: большие медные подносы XVIII века, ковры, старинное оружие, национальная одежда, женские украшения и наиболее дорогой из экспонатов –Коран в деревянной шкатулке. От имени мэра г. Махачкалы Саида Амирова в дар музею были переданы сабля, ковер и другие подарки.

Об этом событии писали  немного – в основном, дагестанские и калужские издания и, конечно, КУ.  Хотя, мне кажется, на него стоило бы обратить большее внимание. Оно о том, что в нашей стране еще есть места и люди, не заразившиеся примитивной кавказофобией, о бережном отношении к истории и о многом другом. «В жизни Шамиля можно найти ответы на многие вопросы, которые волнуют современную Россию», – сказал на открытии мемориальной комнаты Председатель Правления Союза писателей Дагестана Магомед Ахмедов.  Журналист Гамзат Изудинов, участник церемонии открытия, предостерег от политизации имени Шамиля: «Еще о чем хотелось бы сказать, осмысливая событие, произошедшее 27 апреля в Калуге. Как и во все времена, многие политические и общественные деятели создают себе пиар на имени имама Шамиля. На открытии мемориальных комнат легендарного горца в Калуге выступающие произносили имя мэра Махачкалы не реже имени Шамиля. Не хотелось бы, чтобы славное имя Шамиля снова было использовано в каких-то политических играх».

Как известно, имам Кавказа Шамиль сдался в плен после штурма русскими войсками аула Гуниб. Имам был отправлен в Петербург, но на его пути в столицу последовало распоряжение императора о назначении для имама, его семьи и его свиты местом жительства (почетной ссылки) города Калуги.

Город Калуга, где легендарному руководителю имамата предстояло провести долгих 9 лет, к тому времени давно уже был местом, куда ссылали влиятельных особ.  Калуга привыкла к своим почетным ссыльным в лице иностранных послов, крымских ханов и опальных принцев. В XVI в. здесь около семнадцати лет прожил сосланный сюда Иваном Грозным в качестве военнопленного крымский посол Ян Болдый. В 1599 г. в Калуге  жил принц шведский Густав, жених дочери Бориса Годунова. В 1786 г. сюда был сослан  потомок последнего крымского хана Шагин-Гирей и, наконец, в XIX в. Калуга служила местом жительства для султана Букеевской орды. 

Шамиль прибыл в Калугу 10 октября 1859 г.; вместе с ним приехали также два мюрида и его второй сын Кази-Магомет.  Как житель Калуги имам с семьей подчинялся калужскому губернатору, а как военнопленный — губернскому воинскому начальнику. Эти высокопоставленные чиновники иногда представляли просьбы пленного имама военному министру для доклада императору. 

«Для жительства прибывшему в Калугу в конце 1859 года пленному Шамилю с семейством был нанят на казенный счет в городе большой дом с флигелями и садом, принадлежавший отставному полковнику Сухотину. На устройство обстановки в заранее приготовленной квартире, т. е. на покупку мебели, зеркал, посуды и проч., было израсходовано и уплачено из сумм Калужского казначейства 5,086 рублей.

Наем, ремонт и отопление помещений имама и его многочисленной прислуги лежали на обязанности квартирной Калужской комиссии под председательством местного губернатора. Деньги для этого отпускались из сумм государственного казначейства. Оттуда же Шамиль получал, через состоявшего при нем особого офицера в качестве военного пристава, жившего вблизи пленного Шамиля в доме Ланеева, назначенные ему по высочайшему повелению пожизненной пенсии 15,000 рублей, которые выдавались вперед за три месяца, каждый раз 3,750 рублей, в полное и безотчетное распоряжение.

Кроме того, на наем летом дачи для Шамиля отпускалось ежегодно 300 рублей, причем на переезды его с семейством на дачу требовалось от 15 до 20 лошадей», - читаем в исторических источниках тех лет.

Имам значительную часть пенсии тратил на помощь бедным. Он часто посылал своего переводчика и бывшего казначея раздавать милостыню по улицам и у церкви Калуги.

Лето Шамиль проводил на особо нанятой для него казенной даче с фруктовым садом. Сначала он жил на даче помещика Ермолова, а потом на даче «Перцово», принадлежащей доктору Беккеру, в 8-ми верстах от города.

Приезд в Калугу легендарного предводителя горцев, конечно, стал событием для горожан. Они жаждали видеть престарелого поверженного вождя и со свойственным провинциальным любопытством беззастенчиво осаждали гостиницу "Coulon", где имам жил, пока в доме Сухотина делали ремонт. Когда дом, предназначенный для Шамиля, был отделан согласно его указаниям,  он перебрался туда, ожидая приезда своей многочисленной семьи.

Новая квартира Шамиля представляла большой трехэтажный каменный дом-особняк с целым рядом надворных построек, флигелем и большим тенистым садом.  Изолированное положение этого помещения как нельзя более соответствовало вкусам имама, и он был, видимо, очень доволен, что его жены, лишенные возможности, в силу исламских обычаев,  посещать общественный парк, могут пользоваться прекрасным садом при доме.

5 января 1960 г. все семейство Шамиля (2 жены, дети, зятья, внуки, всего вместе с прислугой 22 человека) прибыло из Дагестана в Калугу.

Имаму и его близким были разрешены посещения театров, концертов, публичных и частных собраний, прогулки пешком, в экипажах и верхом в городе и его окрестностях, но не далее, чем на расстояние 30 верст от городской черты. Для Шамиля по ходатайству военного пристава высылались из Императорской Публичной библиотеки редкие восточные рукописи, например, Коран 1790 г., и книги на арабском языке, которые затем возвращались в библиотеку.

Шамиль, одетый в кавказский костюм, белую мусульманскую чалму, черкеску с кинжалом и мягкие сафьянные сапоги, вместе с сыном и в сопровождении приставленного к нему полковника Богуславского и переводчика любил гулять по Калуге: ездил по улицам, гулял по загородному и городскому садам.  Калуга, как писали современники событий, понравилась Шамилю, хотя для горца, привыкшего к необузданной красоте Кавказа, скромный пейзаж Калуги, судя по всему, оставался чужим.

Говорили, что Шамиль посещал театр, специально бронируя ложу, но не мог высидеть более одного или двух актов – имам, не зная русского языка, не понимал, что делалось на сцене, а переводчик не успевал ему переводить…Гораздо больше Шамиль любил цирк, который периодически гастролировал в Калуге. Иногда имам в сопровождении своей свиты знакомился с общественными и учебными заведениями Калуги. Однажды Шамиль даже был на уроке физики в губернской мужской гимназии…

Русского языка Шамиль не знал, поэтому при нем состояли два переводчика, подчинявшиеся приставу; один из них «был назначен с правами государственной службы для первой передачи разговоров, взглядов и даже мыслей пленника»  обо всех делах, кроме домашних. Другой — государственный крестьянин Мустафа Ях-Ин — служил по вольному найму и исполнял бытовые поручения имама.

В меру своих возможностей Шамиль оказывал помощь и своим землякам: деньгами, советами, ходатайствами о смягчении участи горцев, отправленных в ссылку или на каторгу.

25 ноября 1868 г. он навсегда оставил Калугу и уехал в Киев. Оттуда отправился в Мекку для совершения хаджа, где и скончался в 1871 году.

 Комната Шамиля в Калуге

Дагестанский ансамбль "Дети гор", выступавший на открытии комнаты Шамиля

фото предоставлены Гамзатом Изудиновым

использованы материалы статьи "Память о Шамиле в Калуге".

РЕЙТИНГ
1 ` Rock`
17762
6889
2 Albert
10477
19650
3 ..Бэн Джойс.
5080
11214
4 ..БэнДжойс..
2823
4229
5 BERG...man
2365
36384

Все комментаторы

Найдите Кавказский узел у партнеров:



Email подписка