10 октября 2001, 03:29

Состояние межнациональной ситуации в Республике Северная Осетия - Алания как фактор социального самочувствия жителей республики

Республика Северная Осетия-Алания (в дальнейшем РСО-А), как и Россия в целом, переживает сегодня посткризисное состояние, затронувшее все сферы социально-экономической и политической жизни общества. Штрихи, обозначающие некоторый сдвиг в экономической и социальной сферах, свидетельствуют о наметившихся в республике положительных переменах. Вместе с тем, очевидно, что такова в целом направленность изменений в общероссийском пространстве. Разумеется, пока нельзя утверждать, что трудности, неизбежные при реформировании всех сторон жизни постсоветского общества, полностью устранены. В последние годы и в РСО-А обозначился ряд проблем, неизменно упоминающихся жителями республики в числе наиболее актуальных: это прежде всего проблемы экономического порядка (дороговизна жизни, рост цен, остановка предприятий и пр.), связанные с ними вопросы социального характера (угроза безработицы, резкое расслоение общества по имущественному признаку, неуверенность в завтрашнем дне и пр.), и, как следствие, - вызывающий тревогу у населения рост преступности (особенно нарастание тенденции к девиантному поведению среди молодежи). Ясно, что все усилия правительства и официальных структур, так или иначе задействованных в управлении социально-экономическими сферами жизни республики, направлены на преодоление именно этих трудностей. Средства массовой информации РСО-А достаточно регулярно сообщают о тех или иных шагах, предпринимаемых правительством или общественными организациями в направлении позитивных изменений: это и сообщения о налаживании выплат пособий, пенсий, появлении новых рабочих мест, восстановлении наиболее значимых отраслей экономики республики и т.д. и т.п. Между тем, за границами внимания республиканских средств массовой информации остаются темы, достойные обсуждения уже хотя бы потому, что оказываются не менее важными во мнении населения РСО-А. Речь идет о проблеме межэтнического взаимодействия жителей республики. В последние годы уже стало традицией, говоря о межнациональных отношениях в РСО-А, подразумевать под ними только те, которые возникли с ингушами в связи с вооруженным ингушско-осетинским конфликтом и имеют в массовом сознании недвусмысленную оценку. В действительности проблема межнациональных отношений гораздо шире и многозначнее. Стало уже общим местом говорить о том, что Кавказ является хранилищем многообразия культур, религий, традиций, языков, которые исторически сосуществуют в одном географическом, политическом и экономическом пространстве и формируют единую историко-культурную общность. К примеру, сегодня на территории Северной Осетии проживают представители около 90 национальностей, при этом осетины составляют 58,3% от общей численности населения республики, русские - 25,4%, остальные 16,3% населения РСО-А - люди других национальностей: армяне, грузины, украинцы, чеченцы, кабардинцы, народности Дагестана, татары и др. Некоторые этнические группы имеют в РСО-А свои социальные институты в виде национально-культурных центров. С другой стороны, здесь сложился некий конгломерат представителей малочисленных этнических групп, относящих себя к русскоязычному населению. Но если еще в недалеком прошлом понятие "многонациональный народ Осетии" употреблялось столь часто, что стало уже бесцветным штампом, то в последнее время не только само это понятие выведено из обихода, но и его содержание исчезло из поля внимания республиканских властей и общественности.

Проведенный нами контент-анализ официальных газетных изданий, вышедших в республике с начала 2000 г., с очевидностью продемонстрировал неактуализированность полиэтничности как неотъемлемой социальной характеристики республики и для органов республиканской власти, и для многочисленных общественных объединений и организаций. К примеру, официальная республиканская пресса считает возможным упомянуть о деятельности национально-культурных центров лишь в связи с каким-либо другим информационным поводом. Такое искусственное, на наш взгляд, замалчивание того факта, что Осетия в сущности полиэтнична, не снимает с повестки дня факта взаимодействия проживающих в ней представителей различных этносов и возникающих в ходе этого взаимодействия проблем. Как показывают результаты социологических исследований, проведенных Северо-Осетинским институтом гуманитарных и социальных исследований за последние два года, отношения, складывающиеся в республике между представителями населяющих ее этнических групп, волнуют жителей ничуть не меньше, чем вопросы социально-экономического характера. Сравнение результатов этих исследований с данными, полученными в марте этого года (общее количество опрошенных по квотной пропорциональной выборке в республике - около 750 человек), показало, что эта тема прочно занимает одно из ведущих мест в списке наиболее актуальных для жизни населения республики.

Хотя со времени начала грузино-осетинского и ингушско-осетинского конфликтов, вылившихся в вооруженное противостояние, прошло уже достаточно много времени, вопросы урегулирования отношений между сторонами, задействованными в этих конфликтах, все еще не до конца разрешены. Естественно, что население Северной Осетии в большой степени тревожит угроза их возобновления. Но вместе с тем заметное беспокойство людей вызывает и ухудшение отношений между представителями разных национальностей в самой республике. Пока этот процесс не кажется столь уж неотвратимы. Однако настораживает тот факт, что он приобретает некую константность и отмечается респондентами вне зависимости от их национальной принадлежности, пола, возраста, социального статуса и места проживания в пределах республики, становясь, таким образом, конфликтообразующим фактором. Общим фоном, на котором высвечиваются обозначенные проблемы, а в действительности - две стороны одной и той же проблемы, которая включает как процесс урегулирования межэтнических конфликтов, так и их предупреждение, является восприятие межнациональных отношений жителями республики и оценка их изменений. Так, считают, что состояние межнациональных отношений в Северной Осетии за последние два года улучшилось, 25% опрошенных (27,2% осетин, 20,3% представителей других национальностей), что, пожалуй, может свидетельствовать о несколько более оптимистичном и вполне объяснимом взгляде на эту проблему осетинской части респондентов. Тех же, кто полагает, что никаких изменений не произошло, - 46%, и на это чаще указывают русскоязычные респонденты.

РСО-А лидирует в Северо-Кавказском регионе по числу зарегистрированных общественных объединений - их здесь в настоящее время около 600, в том числе 41 политическая партия, 92 общественных фонда, 30 общественных движений, 52 религиозных объединения. Не наша задача - давать оценку этому факту. Однако уместно задаться вопросами: каков реальный вклад упомянутых организаций в разрешение многочисленных проблем, опутавших республику; насколько востребована их деятельность "обычными" гражданами, и, следовательно, каков уровень доверия им со стороны населения РСО-А. Надо отметить, что последний вопрос находится в прямой связи с тем количеством информации, которое выпускается СМИ по поводу фактической деятельности этих объединений. О том что подобной информации явно недостаточно для формирования объективного мнения, свидетельствуют результаты опроса: тех, кто затруднился как-либо определить свое отношение к различного рода общественным, политическим и религиозным объединениям оказывается больше тех, кто сумел все же дать какую-либо оценку деятельности этих структур. Общей же доминантой, определяющей отношение респондентов к деятельности подобных организаций в РСО-А, является их негативное восприятие, выразившееся в недоверии.

Единственными, пожалуй, социальными структурами, оценка деятельности которых определенно выражена в большем доверии им со стороны респондентов, являются национально-культурные центры и общественные организации РСО-А: доверяют им 37,5% опрошенных, но в то же время затруднились определить свое к ним отношение 36,1% респондентов. Но и в этом конкретном случае общая позитивная оценка деятельности этих организаций складывается за счет большего доверия им респондентов-осетин (42,8%), опрошенное же население других национальностей, в том числе и русские, в большей степени затруднились с однозначным ответом (39,9%). Декларируемый в последние годы возврат к традиционализму, к традиционным этническим ценностям и традиционной культуре, который даже провозглашается в качестве основного направления деятельности такого представительного общественного объединения, как Всеосетинский народный совет ("Аланты Ныхас''), вызывает у лиц титульной национальности чувство защищенности их национальных интересов и востребованности со стороны властей. На это же нацелена и деятельность многих республиканских СМИ. Однако очевидная объективная необходимость всесторонней поддержки национальных интересов титульной нации порождает у жителей республики других национальностей иллюзию моноэтничности, что, естественно, сказывается в ситуациях межнационального взаимодействия, складывающихся на разных планах и уровнях общественной жизни.

Защищенность национальных интересов, как показывают наши материалы, оказывается компонентом фактора социальной защищенности, участвуя в формировании оценки воспринимаемой человеком социальной действительности. Результаты исследований свидетельствуют также о том, что фактор социальной защищенности предстает как достаточно динамичный, имеющий свою специфику в отдельных подгруппах опрошенных: представители титульной национальности чувствуют большую защищенность по сравнению с представителями других этнических групп, проживающих на территории республики. И если ряд, в котором люди называют выразителей своих национальных интересов, выстраиваемый по ответам респондентов-осетин, достаточно широк, то в ответах русских и других pyccкоязычных респондентов он довольно ограничен. Более того, процент русскоязычной части респондентов, затруднившихся сказать что-либо по этому поводу и утверждающих, что никто в республике сейчас не выражает интересы их национальной группы, вдвое превышает таковой, полученный при анализе ответов респондентов осетин. В тройку же лидеров, выражающих интересы осетинского народа, по мнению опрошенных, вошли Президент республики А.Дзасохов (27,7%), отдельные личности, среди которых политические деятели, представители осетинской культуры и науки (16,1%), Правительство РСО-А (8,0%). В качестве выразителей интересов неосетинской части населения РСО-А респонденты чаще упоминали Президента Российской Федерации и лидеров коммунистической ориентации. Парадоксально, но факт, что граждане Осетии нетитульной национальности ищут выразителей своих национальных интересов за ее пределами. В то же время и республиканские официальные структуры, в компетенцию которых входит в том числе сохранение стабильности в межнациональных отношениях, по мнению опрошенных, вовсе не являются безусловными выразителями чьих бы то ни было национальных интересов. Респондентам был задан прямой вопрос: "Как интересы вашей национальной группы учитываются республиканскими властями?" и были предложены следующие варианты ответов: "Учитываются полностью", "Учитываются частично" и "Полностью игнорируются". Распределение ответов вызывает, по меньшей мере, недоумение. Выяснилось, что 47,3% респондентов, представляющих различные этнические группы, считают, что республиканскими властями их национальные интересы учитываются частично. Тех же, кто полагает, что их национальные интересы республиканскими властями учитываются полностью, всего 13,6%. Среди последних осетин в 2,5 раза больше, чем русских, представители же других национальностей отсутствуют. 16,5% всех респондентов считают, что их национальные интересы официальными структурами полностью игнорируются; подавляющую часть их них (46,7%) составили респонденты русской национальности. Все вышеизложенные факты не могут не отражаться на общем социальном самочувствии населения Северной Осетии. Вопрос "Что Вы можете сказать о своем настроении в последние дни?", пожалуй, был чуть ли не единственным, вызвавшим наименьшее количество затруднений при ответах. К сожалению, тех, кто может похвастаться прекрасным настроением, оказалось немногим более 5%. Подавляющая же часть опрошенных испытывает в настоящее время напряжение, раздражение, граничащие со страхом (54%), ровное настроение отличает лишь треть респондентов. На вопрос "Есть ли у Вас чувство уверенности в завтрашнем дне?" лишь пятая часть опрошенных ответили утвердительно, большее же число респондентов (55%) такой уверенности не ощущает, причем чувство неуверенности преобладает у представителей неосетинской части опрошенных (65%).

Проведенный анализ материалов исследований приводит к выводу об ощутимом дискомфорте в социальном самочувствии населения РСО-А, прежде всего его русскоязычной части. Социальное самочувствие - это интегральное состояние, формирующееся на основе восприятия и оценки того социального мира, в котором живет человек, сложившейся социальной ситуации. Можно выделить общую детерминанту для показателя самочувствия и уверенности в завтрашнем дне - это оценка социальной напряженности в обществе. Хотя в задачи наших последних исследований и не входило определение уровня социальной напряженности в РСО-А, их результаты косвенно свидетельствуют о наличии таковой в современном обществе. На это же указывает и факт почти тотального недоверия населения различным государственным, административным и общественным организациям. Полученные данные еще раз наглядно продемонстрировали, что факторы, обусловливающие социальную напряженность в Северной Осетии и, как следствие, социальное самочувствие ее населения, коренятся не только в причинах социально-экономического характера, но связаны и с кругом проблем, лежащих в области межнациональных взаимоотношений.

Приводя указанные итоги исследований, авторы статьи ставили своей задачей обозначить ряд проблем, существующих в Северной Осетии, но "загнанных" в глубину и не актуализированных в настоящий момент в деятельности организаций и структур, ответственных за соханение стабильности в такой деликатной сфере общественной жизни, как межнациональные отношения. Можно предположить, что в нынешней ситуации эти проблемы блокированы наличием более существенных, лежащих в той же области, но все еще сохраняющих тенденцию к проявлению в форме межнационального конфликта проблем. Со временем, будем надеяться, проблемы, связанные с угрозой "внешней" опасности, разрешатся, однако в таком случае возникает опасность того, что временно "скрытые" трудности могут обозначиться в совершенно неожиданном как для политиков, так и ученых ракурсе. Между тем, неожиданностей можно избежать уже сегодня, не только проводя мероприятия в русле урегулирования последствий уже состоявшихся конфликтов, но и налаживая повседневную работу по предупреждению возможных конфликтов. Проведение социально-психологического мониторинга социального самочувствия населения РСО-А обеспечило бы постоянную связь властных структур и общественно-политических организаций с управляемой социальной системой и помогло бы избежать многих социальных неожиданностей.

Статья опубликована в Бюллетене Центра социальных и гуманитарных исследований Владикавказского института управления и Владикавказского центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН.2000. ? 1 (5). С. 175-181.

Автор: Е. Кобахидзе, Г. Павловец;

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

17 декабря 2017, 14:50

17 декабря 2017, 13:42

17 декабря 2017, 12:57

17 декабря 2017, 12:16

17 декабря 2017, 11:20

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей