12 июля 2006, 19:02

"Другая Россия" обсудила положение на Северном Кавказе

11 и 12 июля 2006 года в гостинице "Ренессанс-Москва"  прошла Всероссийская конференция "Другая Россия", созванная Комитетом действия Всероссийского гражданского конгресса. Встреча состояла из четырех сессий под названиями "От России чиновников - к России граждан", "От России беззакония - к России права", "От России отсталости - к России процветания" и "От России авторитарной - к России свободной".

В конференции принял участие широкий круг российских оппозиционных политиков, общественных деятелей, правозащитников, экологов и представителей различных общественных организаций почти из всех регионов России, в том числе экс-премьер Михаил Касьянов, лидеры Национал-большевистской партии (НБП) и "Трудовой России" Эдуард Лимонов и Виктор Анпилов, руководитель Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, бывший советник президента РФ Андрей Илларионов, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. На четвертом этаже "Ренессанса", у входа в зал, где проходила "Другая Россия" были вывешены стенды "Свобода слова", "Северный Кавказ", "Конкурс региональной оппозиционной прессы" и другие, все они были продублированы на англйиском языке. На стенде "Северный Кавказ" было размещено восемь фотографий В. Воронова и О. Эдди с "видами" Чечни последних лет: разрушенные жилые многоэтажки, останки трупов из братской могилы в Грозном. Этот и другие стенды были проиллюстрированы изданиями Грани.Ру и газетой Коммерсант. "Стенд Северный Кавказ" был подготовлен Интернет-СМИ "Кавказский узел".

Первый день конференции не обошелся без эксцессов. Во время выступления посла Великобритании в России Энтони Брентона в зал с криками ворвался молодой человек, он  разбросал листовки и  в грубой форме предложил послу покинуть мероприятие. Как выяснилось, протестную акцию предпринял активист Евразийского союза молодежи. В перерыве конференции другой представитель этой молодежной организации сумел дать пощечину Михаилу Касьянову. Охрана, состоящая из активистов НБП, отомстила нападавшему побоями, а потом предприняла "зачистку" зала от нелояльных журналистов. Было выдворено  несколько корреспондентов, представлявших "Правду.Ру" и "Ведомости". Журналистке "Взгляда", заломили руки за спину и силой вывели за пределы здания, - сообщает Полит.ру.

Около 17 часов 11 июля произошел второй инцидент. В фойе гостиницы "Ренессанс" сотрудниками милиции и ФСБ в штатском были задержаны четыре участника конференции, активисты НБП Елена Боровская, Алексей Макаров, Кирилл Ананьев и Владимир Сидорин. О задержании активистов из президиума собрания сообщил Гарри Каспаров, после чего многие участники конференции выбежали на улицу, но было уже поздно - задержанных увезли на двух легковых автомашинах. Как сообщает на своем сайте НБП, они были доставлены в Главное следственное управление ГУВД г. Москвы. Ананьев и Сидорин были освобождены без составления каких-либо протоколов. Боровской и Макарову было предъявлено обвинение по ст. 213 ч. 2 УК РФ "хулиганство" по факту потасовки у Таганского суда 13 апреля этого года, когда "национал-большевики смогли отразить нападение на Эдуарда Лимонова". В четверг суд должен избрать им меру пресечения.

Оба дня конференции "Другая Россия" перед зданием гостиницы "Ренессанс" проходил пикет движения "Наши" под названием "Фотовыставка "Другая Россия". На тротуаре под охраной около десяти стражей порядка стояло три десятка молодых юношей и девушек под шестью белыми флагами с красным андреевским крестом. Они установили стенды с фотографиями Людмилы Алексеевой, Михаила Касьянова, Гарри Каспарова, Эдуарда Лимонова, Ирины Хакамады, Георгия Сатарова и опальных российских бизнесменов Владимира Гусинского и Бориса Березовского. Рядом с фотографиями размещались подписи и высказывания изображенных, дискредитирующие их, по мнению организаторов акции. "Бывший помощник Ельцина 94-97 гг. При его активном участии в России установился олигархический капитализм", - гласила надпись под фотографией Г. Сатарова.

"С самого начала происходящее на Северном Кавказе называют контртеррористической операцией. Это словосочетание было использовано еще до того, как произошли взрывы жилых домов в городах России. Для чего? Чтобы использовать армию в обход законов, чрезвычайного и военного положения, парламентского контроля. Россия не называет происходящее в регионе вооруженным конфликтом немеждународного характера для того, чтобы избежать использование гуманитарного права в оценке происходящего. Затем же самым Россия не соблюла процедуру отступления в международных органах, которые позволяют ей ограничить права человека на своей территории. В законе о борьбе с терроризмом четко написано, что такое место проведения контртеррористической операции: здание сооружение, судно -- что-то очень локальное и кратковременное. У нас же это продолжалось несколько лет на территории в тысячи квадратных километров, погибло от 15 до 25 тысяч человек, от 3 до 5 тысяч человек исчезло.  Это каучуковое, произвольное расширительное толкование закона. В зоне конфликта был искусственно создан правовой вакуум. Как следствие, сложилась система организованной безнаказанности для представителей госструктур", - утверждал с трибуны конференции "Другая Россия" член Совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

"И в этих условиях  сложилась параллельная система,  в которой люди "исчезали", людей пытали, работали секретные тюрьмы, происходили внесудебные казни и т. д. И эта система не только преступна, но и неэффективна. Война в Чечне могла бы закончиться еще в 2000 году, если бы эта система "эскадронов смерти" не начала работать. В соседней Ингушетии сопротивление началось из-за такого стиля контртеррора, перенесенного туда из Чечни. События в Кабардино-Балкарии в прошлом году, стали следствие того, что правоохранительные органы вели именно такой стиль борьбы с терроризмом. Есть последствия для всей России. Во-первых в Чечне служат представители силовых структур из других регионов страны, которых туда направляют в командировки. Во-вторых, меняются законы: избирательное право ограничено у всех нас под предлогом Беслана, журналистов ограничили после "Норд-Оста". Мало кто знает, что подобная правоприменительная практика переносится на всю Россию: десятки сфабрикованных дел об исламс ком терроризме -- это фундамент будущего Нальчика где угодно, от Ульяновска до Сибири... На Кавказе мы видим успешный эксперимент, проведенный властью, который позволяет ей выстроиться и реорганизоваться по всей стране - считает Черкасов.

Известный экономист и политолог Михаил Делягин, исключенный 10 июля из партии "Родина" за намерение участвовать в "Другой России" заявил, что "террор и тотальное отрицание всех прав человека объединяет собравшихся значительно сильнее, чем локальные расхождения или ошибки прошлого". Он отметил, что в России, по его мнению, происходит геноцид русских и надо защищать не только права меньшинств и большинства населения страны.

Гарри Каспаров критиковал недавно вступивший в силу закон, ужесточающий положение НПО. "Мы будем требовать от лидеров прибывающих на саммит "Большой восьмерки" западных стран поставить вопрос об арестованных людях, количество которых растет с каждым часом". Дело в том, что многие представители НПО по дороге на конференцию были задержаны правоохранительными органами под различными предлогами. "Я надеюсь, что мы сумеем найти слова и создать такое общественное настроение, как в  нашей стране, так и за рубежом, чтобы заставить руководителей западных стран поднять вопрос об арестованных, о полицейском произволе", - говорил Каспаров, после инцидента с задержанием активистов НБП, участвовавших в конференции оппозиции.

Одна из руководителей Союза комитетов солдатских матерей России Ида Куклина, рассказывала собравшимся о проблемах российской армии и своем видении их решения. По ее мнению, "сегодняшняя армия - это армия позавчерашних войн" и ее неэффективность видна на примере идущей партизанской войны в Чечне. Она призвала всех включаться в борьбу за отмену принудительного призыва в армию.

"В Чечне бесследно исчезают люди. Это местные жители, задержанные представителями государства на блок-постах, увезенные из дома во время спецопераций и т. д. Иногда их тела находят со следами страшных пыток. Мы, присутствующие здесь активисты из многих правозащитных организаций и в частности "Мемориала", составляем списки пропавших таким образом людей. В них числятся более трех тысяч человек, но, скорее всего, "исчезло" около пяти тысяч человек.  Наши противники говорят: разве это много - в Москве исчезает больше. Но, для того, чтобы оценить интенсивность террора, надо отнести количество исчезающих таким образом людей с населением Чечни. Если сделать такой простейший расчет, оказывается, интенсивность террора в республике за последние годы намного превышает знаменитый террор аргентинской военной хунты 70-х годов прошлого века и приближается к интенсивности террора 37-38 годов в СССР. В Чечне происходит массовый государственный террор, хотя есть и террор боевиков, - утверждает лидер ПЦ Мемориал Олег Орлов, - пока у власти в стране находится режим сотрудников спецслужб, нам не удастся остановить террор на Северном Кавказе, поэтому борьба против этого террора должна быть частью комплексной работы за общую демократизацию России.

Это не бандиты. Они пришли не для того, чтобы у кого-то вытащить бумажник, не для того чтобы ограбить кассира или инкассатора. Эти люди выдвигают конкретные политические требования - да, враждебные российскому государству, этнонационалистические, связанные с исламским экстремизмом, - описывал заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов участников вооруженного подполья на Северном Кавказе. - Любой терроризм -- это прежде всего практика политического насилия, а не криминальное действо. Не надо думать, что, используя квазисоветский пиар, и называя наших противников бандитами, пьяницами - можно их сделать слабее. Надо понимать мотивацию, причины, которые ведут людей в альтернативную российскому проекту реальность".   "Если не менять социальную реальность, систему управления окраинами российского государства и Кавказом прежде всего, если оставлять приватизированную власть местной номенклатуре, то, что мы называем терроризмом сегодня, ваххабитской реальностью -- реальностью и останется. Мне кажется, что Россия должна стать собственно государством. Должен быть процесс его деприватизации. Государство должно служить российской нации", - заявил Маркедонов. Известный политолог высказал мнение, что смерть Басаева существенно не повлияет на обстановку на Северном Кавказе. "Кто-то уже дал клятву отомстить за Басаева. Пока мы празднуем победу, уже кто-то в горах захотел "сделать жизнь Шамиля", как когда-то писали в школьных сочинениях". Среди иностранных гостей конференции были посол Великобритании в Российской Федерации Энтони Брентон, президент National Endowment for Democracy Карл Гершман и руководитель программ Джон Скваер, сотрудник фонда Фрэнк Конатцер, депутат Бундестага Андреас Шокенхоф, представитель фонда Карнеги Майкл Макфол, глава российского представительства фонда Белля Йенс Зигерт и более 30 других зарубежных гостей. Всего на конференции в течение двух дней работало и участвовало более 300 представителей общественных организаций России, несколько десятков журналистов.

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 18:10

23 марта 2017, 17:53

23 марта 2017, 17:49

23 марта 2017, 17:47

23 марта 2017, 17:39

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии