21 апреля 2006, 18:43

В суде над правозащитником Болиевым в Дагестане представлены доказательства защиты

В Дагестане, в городе Хасавюрт, продолжается суд по делу обвиняемого в хранении, приобретении и ношении оружия правозащитника, руководителя Дагестанской региональной общественной организации "Ромашка" Османа Болиева. С 19 апреля свои доказательства на процессе представляет сторона защиты.

Как рассказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат подсудимого Салимат Кадырова, вчера, 20 апреля, суд допросил почти всех свидетелей защиты и самого подсудимого. К делу были приобщены ответы на запросы защиты.

Так, в ответе на запрос мирового судьи участка, к которому территориально относится район задержания Болиева, говорится, что в период с 15 ноября по 16 декабря 2005 года в отношении Османа Болиева административное дело мировым судом не рассматривалось. Прокурор же, по словам Кадыровой, представлял ранее постановление мирового судьи от 16 ноября прошлого года, которым О. Болиеву было назначено двое суток ареста за неповиновение сотрудникам милиции. Сам Болиев показал, что его не водили в суд для рассмотрения материалов дела об административном правонарушении и о том, что имеется такое постановление, ему неизвестно. Адвокат делает из этого вывод, что постановление мирового суда об аресте Болиева сфабриковано или, по меньшей мере, незаконно, потому, что вынесено в отсутствие Болиева и без его извещения. Справка из мирового суда, подписана судьей, замещавшим в день дачи ответа на запрос 16 декабря прошлого года своего коллегу, который, якобы, рассматривал административное дело Болиева.

Была вчера в суде оглашена также справка из Хасавюртовского ГОВД о том, что Болиев был водворен в изолятор временного содержания (ИВС) отдела в 17 часов 17 ноября 2005 года и содержался там до 23 ноября. "В уголовном деле имеется протокол административного задержания, из которого следует, что подсудимый был задержан 15 ноября. Адвокат Сергей Бровченко представил суду аналогичный ответ из следственного изолятора (СИЗО) Хасавюрта, где сказано, что Осман Болиев поступил туда 23 ноября 2005 года и по материалам личного дела значится, что он задержан в 17 часов 15 ноября. Спрашивается, где содержали его двое суток? Почему, он не был водворен в ИВС, как положено?" - вопрошает Кадырова.

"Болиев, на вопрос защиты, заданный в суде, о том, где он содержался в период с 15 по 17 ноября 2005 года, пояснил, что он находился в различных кабинетах горотдела милиции, был прикован наручниками к батарее, за это время его не кормили, только давали воду. 16 ноября, по словам подзащитного, ему родственники передали еду, но он не смог ее есть. Наручники на него надели 15 ноября сразу после задержания и сняли только 17 ноября, когда повели в прокуратуру. Прокуратура вначале вынесла постановление об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела. Для этого не хватало предусмотренных законом документов: объяснений, материала об административном правонарушении и т. п. Согласие на открытие дела прокуратура дала только после того, как зампрокурора Сайдулла Баталов побеседовал с Болиевым лично в присутствии дознавателя ГОВД Булата Дадаева", - рассказывает Салимат Кадырова.

Кроме того, государственный обвинитель вчера представил суду постановление прокуратуры Хасавюрта от 14 февраля об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения к Болиеву недозволенных методов ведения следствия, превышения должностных полномочий (т. е. пыток) работниками милиции. Проверка, по словам адвоката, проводилась по поручению прокуратуры Дагестана в связи с публикацией 2 февраля этого года в "Новой газете" статьи Анны Политковской "Милиции не понравился запал правозащитника", где рассказывалось о пытках в отношении Османа Болиева. "Как Болиев, так и адвокаты, об этом постановлении услышали впервые, тогда как Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ требует, чтобы о принятом решении обязательно были поставлены в известность защитники и обвиняемый", - заявила корреспонденту "Кавказского узла" С. Кадырова.

Со стороны защиты в четверг был допрошен свидетель, случайный прохожий, который рассказал, что видел 15 ноября в районе старой автостанции Хасавюрта с расстояния около 20 метров, как ВАЗ 2107 белого цвета остановился вслед за ехавшим впереди него автомобилем ВАЗ 21099 (на такой машине к дому О. Болиева приезжали инспекторы ГИБДД) рядом с милицейским УАЗиком. К "Жигулям" седьмой модели, по словам свидетеля, подошел милиционер, после чего из них вышел Болиев и работники милиции его обыскали (делали соответствующие похлопывания по карманам, одежде). Затем милиционер характерным жестом предложил ему сесть в их УАЗик, который к этому времени подъехал ближе, встав на место отъехавшей автомашины ВАЗ 21099. Осман Болиев сел в милицейский УАЗ и он уехал в направлении ГОВД, при этом "Жигули" Болиева остались на дороге. Разговора между сотрудниками милиции и подсудимым свидетель не слышал, но показал, что внешне он выглядел дружелюбно. Не было похоже, что Болиев оказал неповиновение милиционерам, бежать от них не пытался, в их машину сел спокойно. "Таким образом, этот свидетель опроверг показания капитанов Шамбера и Новицкого о том, что Болиев был задержан ими потому, что вел себя подозрительно, оказал неповиновение и пытался убежать от них", - заключает адвокат обвиняемого.

Допрошенный 19 апреля в суде инспектор ГИБДД Н. Балагаджиев показал, по словам Салимат Кадыровой, что в ГИБДД Хасавюрта была "ориентировка" о том, что автомобиль такой марки и с похожим номером, как у стоявшего около дома Болиева, числится в угоне. Инспектор рассказал, что проезжая мимо дома подсудимого около 14 часов 15 ноября прошлого года сотрудники дорожной инспекции заметили автомобиль, похожий на указанный в "ориентировке". Они предложили О. Болиеву, который в тот момент мыл эту машину, проехать на ней в горотдел милиции. По словам сотрудника ГИБДД, Болиев согласился, вел себя спокойно, зашел домой, вышел переодевшимся, сел в машину и поехал за их автомобилем в сторону ГОВД. В районе старой автостанции работники ГИБДД, рассказывал суду Балагаджиев, якобы потеряли Болиева из виду, после чего продолжили путь в отдел милиции, предположив, что, возможно, он проехал туда, обогнав их. В ОВД они Болиева не нашли и поехали искать его назад, но до старой автостанции не доехали и вновь вернулись в отдел милиции, где узнали, что Болиев уже доставлен туда бойцами мобильного отряда МВД РФ за административное правонарушение, после чего уехали по своим делам. На вопрос адвоката Кадыровой, почему инспекторы после задержания Болиева "забыли" о проверке его машины, Н. Балагаджиев ответил: "а что машина, когда Болиев задержан, он ведь ее хозяин". "Машина, кстати, принадлежит не Осману Болиеву, а его брату Руслану и сотрудники ГИБДД убедились в этом, находясь еще около дома Османа, где он показал им все документы на нее. Более того, эти документы остались у них, что подтверждается показаниями других свидетелей", - говорит защитник.

Мать Болиева показала вчера в суде, что куртка, в карманах которой затем была якобы обнаружена граната, была за два дня до инцидента постирана и сушилась. Когда Болиев собрался ехать с работниками ГИБДД, он вышел из дома в одном свитере, тогда мать проверила, высохла ли куртка, пощупав в т. ч. ее карманы. Карманы, по словам матери, были пусты, что также подтвердила жена Османа.

На заседании в четверг также выяснилось, что, оказывается, в тот же день утром домой к Болиевым еще до приезда сотрудников ГИБДД приходил другой работник милиции. С ним разговаривала жена подсудимого. Милиционер был в форме, но не представился и спросил Османа. Она сказала, что мужа нет, не желая его будить, т. к. перед этим О. Болиев сильно устал, работая по хозяйству. Милиционер прошел в дом, долго допытывался, где Осман Болиев, где он прописан, осмотрел домовую книгу. На вопросы супруги, зачем ему нужен муж и что ему передать, пришедший ответил, что ему необходимо поговорить с ним лично.

Также был допрошен местный житель Яралы Исраилов, который в 2004 году был похищен работниками милиции и которому Болиев помогал обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека. По словам Я. Исраилова, в его задержании участвовали сотрудники Хасавюртовского ГОВД, чеченской милиции и "приданных им сил" из других регионов России. Он рассказал о том, как Болиев оказывал помощь ему и другим жертвам милицейского произвола. Судья постоянно прерывал его выступление, делая замечания, что оно не имеет отношения к рассматриваемому уголовному делу. Свое недовольство рассказом Исраилова высказал и представитель гособвинения. "Мы заявили ходатайство о вызове в суд Исраилова, чтобы показать связь между правозащитной деятельностью Болиева и сфабрикованным против него уголовным делом", - объясняет Кадырова.

Дежуривший в день задержания руководителя "Ромашки" оперативный дежурный ГОВД Хасавюрта подтвердил, что в его обязанности входит следить за тем, что происходит в отделе внутренних дел за тем, чтобы в нем не находилось посторонних лиц, чтобы все задержанные содержались как положено в изоляторе временного содержания. Тем не менее, на вопросы, где находился Болиев после того, как был доставлен в отдел, он отвечал, что ничего не помнит.

На заседании суда была досмотрена книга учета сообщений о преступлениях ГОВД Хасавюрта. В книге записано, что 16 ноября 2005 года в 6 часов 20 минут утра зарегистрировано сообщение о том, что у Болиева при личном досмотре обнаружена граната. "Мы также заявили ходатайство об обозрении в суде такой же книги за декабрь и книги учета преступлений и лиц совершивших их, дабы проверить наличие или отсутствие в ней записи об обнаружении признаков преступления в действиях неустановленного лица, якобы сбывшего Болиеву гранату, т. к. в отношении этого лица органом дознания был выделен материал в отдельное производство. Мы сомневаемся, что такое уголовное дело было возбуждено. Гособвинитель яростно возражал против удовлетворения этого ходатайства и предлагал ограничиться книгой регистрации уголовных дел прокуратуры, на возбуждение которых дана санкция прокурора", - рассказывает защитник.

"Мы дополнительно заявили ходатайства о досмотре журнала расстановки сил и средств ГОВД для выяснения, кто заступил на работу в качестве оперативного дежурного отдела и кто заменил инспектора по работе с доставленными Умарова 16 ноября 2005 года, чтобы вызвать их для дачи показаний в суд", - говорит Салимат Кадырова о дальнейших действиях в рамках уголовного процесса.

Напомним, Осман Болиев был задержан 15 ноября 2005 года сотрудниками ГИБДД под предлогом проверки информации о его автомобиле, похожем, по словам сотрудников дорожной инспекции, на числящийся в угоне. Однако, по пути в отделение милиции Хасавюрта автомашину Болиева остановили бойцы мобильного отряда МВД РФ по оперативно-розыскной деятельности. По версии защиты, сотрудники ГИБДД передали Болиева милиционерам мобильного отряда и уехали. Те, в свою очередь посадили О. Болиева в свою автомашину, надели, согласно его рассказу, ему на голову мешок, заковали в наручники и доставили Болиева в отдел внутренних дел Хасавюрта. В милиции правозащитника, по его словам, несколько часов пытали, а затем обыскали и якобы обнаружили у него гранату.

По мнению ряда экспертов, причиной задержания и обвинения Болиева стала его правозащитная деятельность. Правозащитный центр "Мемориал" заявил 16 марта, что "уголовное преследование в Дагестане Османа Болиева имеет отчетливо выраженные политические мотивы".

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 07:52

25 мая 2017, 07:18

25 мая 2017, 06:53

25 мая 2017, 05:54

25 мая 2017, 04:55

Архив новостей