21 марта 2006, 23:39

Чечня: нарушить молчание

Честному наблюдателю очень трудно прорвать завесу закрытости, которая отделяет Чечню от остального мира. Сколько мирных жителей погибло за десять лет конфликта? По оценкам НПО, как минимум 100 тысяч, самое большее — 300 тысяч. То есть каждый десятый или каждый четвертый. Сколько избирателей проголосовало на ноябрьских выборах 2005 года? 60-80%, говорят российские власти. 20%, считают независимые наблюдатели. "Светомаскировка", которая царит в этом уголке Кавказа, совершенно не позволяет оценить в цифрах ущерб, нанесенный конфликтом — конфликтом, как всем известно, беспощадным.
Цензура не в состоянии скрыть кошмара. На наших глазах, впервые с 1944 года, когда Гитлер наказал Варшаву, была стерта с лица земли столица (400-тысячный Грозный). На такую бесчеловечность невозможно повесть ярлык "борьбы с терроризмом". Генштаб России утверждает, что ведет борьбу против горстки террористов, которых, по его оценке, всего от 700 до 2 тысяч. Что бы мы сказали, если бы английское правительство разбомбило Белфаст, а испанское — Бильбао, под предлогом борьбы с боевиками ИРА или ЭТА? Разгром Грозного, городов и сел Чечни произошел на фоне всемирного молчания. Неужели женщины, дети, остальные мирные чеченцы меньше достойны уважения, чем все остальное человечество? Считают ли их вообще за людей?

Ничто не оправдывает нашего планетарного молчания.

1. Речь идет для нас об элементарной морали. Как можно терпеть, когда девушек похищают и насилуют солдаты оккупационных войск или их военизированные формирования? Можно ли примириться с убийством детей и похищением подростков, которых пытают, ломают и возвращают за деньги — живыми или мертвыми — их семьям? А "фильтрационные" лагеря? А поджигание "человеческого хвороста"? А села, в которых "для острастки" расстреливают каждого десятого? Немногочисленные отважные НПО и журналисты — российские и иностранные — свидетельствуют о бесчисленных злодеяниях. Мы не сможем сказать: "Мы не знали".

2. Речь идет об основополагающем принципе демократий и цивилизованных государств: праве мирных граждан на жизнь, праве безвинного человека, вдовы и сироты на защиту. Международные соглашения и Устав ООН к тому обязывают.

3. Речь идет и о самой борьбе с терроризмом. Кому еще не очевидно, что российская армия тушит пожар бензином? Через десять лет широкомасштабных репрессий огонь не только не гаснет: он распространяется вширь, преодолевает границы, поджигает весь Северный Кавказ и ожесточает боевиков.

4. Речь идет о политическом реализме и здравом смысле. Долго мы будем не замечать того, что российское правительство, размахивая жупелом "чеченского терроризма", давит свободы, обретенные при развале советской империи? Взятие под контроль СМИ, принятие законов против НПО, укрепление "вертикали власти" — война камуфлирует и мотивирует восстановление центральной власти, лишенной контр-власти, которая бы ее ограничивала. Иначе говоря, она прикрывает возврат к автократии.

Чеченские войны продолжаются уже 300 лет. Они были дикими и колониальными при царях, граничили с геноцидом при Сталине, депортировавшем целый народ, треть которого погибла еще по дороге в ГУЛАГ. Сегодня, учитывая количество жертв и жестокость методов, мы имеем дело с самым страшным конфликтом начала XXI века. Поскольку мы отвергаем колониальные и истребительные авантюры, поскольку мы любим русскую культуру и верим в способность России достичь расцвета в демократическом будущем, поскольку мы считаем, что терроризм должен быть осужден — будь то действия негосударственных групп или армий, за которыми стоит государство, — мы требуем, чтобы чеченский вопрос перестал услужливо замалчиваться. Мы должны помочь российским властям выбраться из той западни, в которой они пребывают на горе чеченцам, русским и нашим гражданам.

Нам представляется немыслимым, что на предстоящем саммите "большой восьмерки", который соберется в июне (в России), "чеченский вопрос" будет снят с повестки дня и не станет предметом публичных дискуссий. При всех наших разногласиях по поводу того, должна ли Чечня стать независимой или нет, мы все испытываем страх перед угрозой бесконечной войны.

Андре Глюксман (Франция)

Вацлав Гавел (Чешская Республика)

Принц Хасан бен Талал (Иордания)

Фредерик Виллем де Клерк (ЮАР)

Мэри Робинсон (Ирландия)

Йохэи Сасакава (Япония)

Карел Шварценберг (Чешская Республика)

Джордж Сорос (США)

Десмонд Туту (ЮАР)

Андре Глюксман, Вацлав Гавел и др.

Опубликовано 21 марта 2006 года

Перевод веб-сайта Inopressa.ru

источник: Газета "Le Monde" (Франция)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

18 октября 2017, 21:04

18 октября 2017, 21:02

18 октября 2017, 20:45

  • Павел Гриб сообщил об ухудшении самочувствия

    Гражданин Украины Павел Гриб, которого подозревают в терроризме, пожаловался суду в Краснодаре на ухудшение здоровья и проблемы с получением лекарств. Хронически больному Грибу срочно требуется операционное вмешательство, заявил профессор Василий Притула.

18 октября 2017, 20:05

18 октября 2017, 20:02

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей