29 декабря 2005, 23:29

Интервью: Ара Абрамян

О. БЫЧКОВА - У микрофона Ольга Бычкова, добрый день, итак, 12 человек, 12 российских моряков, которые провели в нигерийской тюрьме более 2 лет, вернулись вчера в Россию. Сейчас они уже должны находиться дома со своими семьями, собственно, почему эта история длилась так долго, почему российское государство, Россия не могли вызволить из плена фактически африканского своих соотечественников, по обвинению в контрабанде там оказавшихся, мы будем говорить сейчас с послом доброй воли ЮНЕСКО Арой Абрамяном. Добрый день, Ара Аршавирович.

А. АБРАМЯН - Добрый день.

О. БЫЧКОВА - Мы говорим по телефону, напоминаю я нашим слушателям, но в прямом эфире, и поэтому звоните нам с вашими вопросами на эфирный пейджер 725 66 33. Скажите, пожалуйста, сразу Ара Аршавирович, моряки уже дома, действительно, известно, все добрались нормально?

А. АБРАМЯН - Да, действительно, все добрались нормально, они дома, их сопровождали наши сотрудники, они, один в Краснодаре, двое в Краснодаре, семеро находятся в Анапе, Новороссийске, двое - в Ставрополе, один - в Астрахани. И один остался в Москве. А грузин вылетел в Грузию вчера же.

О. БЫЧКОВА - Скажите, пожалуйста, все-таки почему это все так затянулось, ведь это не просто два года в неволе, это два года еще в очень тяжелой неволе, потому что все мы слышали, что это за тюрьма такая в Нигерии, как, действительно, тяжело и морально, и физически, и как угодно было нашим морякам. Почему так долго?

А. АБРАМЯН - Знаете, это, действительно, более двух лет, два года и два месяца, если точно говорить. Проблема находится в том, что у нас нет в России механизма, чтобы мы следили за нашими соотечественниками, их судьбой за рубежом. И когда случилось это, сначала не было общественной гласности, пока прессе не подняла шум, пока родные не подняли шум, стал заниматься уже МИД, посольство. Это более года прошло. Потом, это год прошел, знаете, непрофессиональный подход к этому вопросу, не учитывали, какая страна Нигерия, как там можно такие вопросы решать.

О. БЫЧКОВА - А в чем специфика Нигерии в этом смысле?

А. АБРАМЯН - Специфика Нигерии в том, что, вы знаете, я говорю международные данные мониторинга есть, что это коррумпированная страна, что там законы, не скажешь, что там прямо наблюдают. И второе то, что, знаете, когда нет такой профессиональной защиты, юридической услуги, это все тоже являлось одной из проблем, чтобы их освободили вовремя.

О. БЫЧКОВА - Понятно. Может быть, мы напомним сейчас нашим слушателям, что там все-таки произошло, два с лишним года, остановили этот корабль, это судно, на котором находились российские моряки, а судно это принадлежало греческому владельцу, да?

А. АБРАМЯН - Да, действительно.

О. БЫЧКОВА - Греческой фирме.

А. АБРАМЯН - Да, греческой фирме.

О. БЫЧКОВА - И было обвинение в контрабанде?

А. АБРАМЯН - Совершенно правильно.

О. БЫЧКОВА - В чем это обвинение заключалось, конкретно?

А. АБРАМЯН - Знаете, что, конкретно заключалось в том, что находилась без документов нефть этой греческой компании, это судовладелец, который начал, я думаю, что основной виновный здесь не экипаж, а судовладелец, который документы, были у экипажа не те, которые нужно, они были неправильно, фальшивые. И они обвиняли их в контрабанде.

О. БЫЧКОВА - При этом в контрабанде нефти обвиняли всех, весь экипаж, включая повара, по-моему, как там говорилось, да?

А. АБРАМЯН - Да, включая повара, 12 российских граждан.

О. БЫЧКОВА - Всех скопом.

А. АБРАМЯН - Два из Румынии, один грузин. Всех, дело в том, что, знаете, не может быть экипаж виновный, тем более все. Может быть, капитан как-то был в курсе дела, и так не было доказано.

О. БЫЧКОВА - И то, да.

А. АБРАМЯН - Может быть, другие, да, но, в основном, команда была невиновной, они находились в нигерийских тюрьмах более 2 лет, просто 80%, 90% просто невинные люди.

О. БЫЧКОВА - Вы ведь ездили туда, да?

А. АБРАМЯН - Да, я неоднократно ездил.

О. БЫЧКОВА - Сколько раз вы вообще там побывали в Нигерии?

А. АБРАМЯН - Я побывал там три раза, я встречался со всеми, с президентами, с руководством, кто вел, я последние 4 месяца (НЕРАЗБОРЧИВО) письмом не обратился министр иностранных дел Сергей Лавров и председатель комитета, международного комитета, Косачев Константин, чтобы я использовал свои международные контакты, использовал свой профессионализм, потому что мне, до этого я освободил армянских летчиков. И если можно было бы, ускорять тут и освободить наших моряков. То, что я сделал.

О. БЫЧКОВА - А что это за история с армянскими летчиками? Мы сейчас отвлечемся, а потом вернемся к российским морякам, конечно.

А. АБРАМЯН - Буквально 8 месяцев тому назад ко мне обратился министр иностранных дел Армении, что армянских летчиков судили в Экваториальной Гвинее за переворот. Вы помните эту историю, там участвовала еще Маргарет Тэтчер.

О. БЫЧКОВА - Да-да.

А. АБРАМЯН - Это эта история, их судили, троих судили по 15 лет, а троих, шестеро армянских летчиков, осудили по 25 лет.

О. БЫЧКОВА - А их-то в чем обвиняли, на самом деле?

А. АБРАМЯН - Они по государственному перевороту, участники государственного переворота, потому что они летчики, они возили якобы оружие.

О. БЫЧКОВА - Да-да.

А. АБРАМЯН - Несанкционированное, примерно такая же история.

О. БЫЧКОВА - История там темная, конечно, была, да, темная история была.

А. АБРАМЯН - История такая же, они сами не знали, куда везут, что там, это такая же история, такая же Африка. И когда ко мне обратился министр иностранных дел, там просто все уже их судили, к сожалению, но я в течение тоже 3-4 месяцев смог освободить этих летчиков. И об этом узнал наш министр иностранных дел, узнала ГД, наверное, и они ко мне обратились, что если я могу помочь, помочь нашим российским морякам, то, что я с удовольствием подключился, когда мы стали заниматься этим делом, нашими моряками, я понял, что там никто ничего не делал. Год и 7 месяцев просто были обращения, были письма, были, знаете, депутаты, какие-то группы ездили. Но такой профессиональный, такой четкий план освобождения наших моряков отсутствовал.

О. БЫЧКОВА - Почему, странно, ведь это же вполне такая понятная профессиональная задача, т.е. ясно, что есть нигерийские законы, есть какие-то официальные лица, с которыми, вы знаете сами, что я вам объясняю, как нужно с ними общаться. Ведь раз вы это смогли сделать, значит, технология такая существует. Почему этим никто год и семь месяцев не занимался?

А. АБРАМЯН - Мне кажется, что сегодня, вообще занимался МИД, проблема в том, что нет четкого механизма, что какой-то отдельный департамент или отдел, какое-то управление, что может в таких ситуациях взять на себя обязательства и с начала и до конца вести это дело, потому что такие дела надо более профессионально подходить. Я уже, у меня как-то этот опыт есть, должны быть хорошие юристы, во-первых, должны быть контакты с высшим руководством, это все, понимаете, очень важно, каждые, если что-то снять от этого, ничего не получится.

О. БЫЧКОВА - Понятно, да.

А. АБРАМЯН - В данном случае, работал хорошо МИД, Лавров, работал я, просто было такое, чтобы никто не вмешивался, Лавров когда ко мне обратился, я говорю, давайте МИД и я буду заниматься, я буду еженедельно, еженедельно держать в курсе, еженедельно сказать, что, как там, а потом, если что-то не так, 4 месяца дайте мне время, вы сами будете тогда заниматься. Согласились и ГД, и Лавров.

О. БЫЧКОВА - Понятно, скажите, пожалуйста, Ара Аршавирович, когда вы приехали в Нигерию, что там вы увидели, в каких условиях находились российские моряки?

А. АБРАМЯН - Знаете, там условия страшные, это самые плохие тюрьмы, которые могут быть, понимаете, это даже я не знаю, как можно об этом сказать. Они в маленькой комнате, там несколько человек, даже я очень извиняюсь, там в совершенно страшных условиях, там у них нет ни элементарно ни туалета, ничего, это все в одной комнате все делается, а потом выбрасывается из окна. Второе, там кормят один раз, они по два-три раза заболели. Проблема в том, что, действительно, не виновны, понимаете? Я считаю, что в таких случаях должен быть специальный, какой-нибудь такой, структура при МИДе, при каком-то другом министерстве, чтобы занимались, освободили тех людей хотя бы тех, которые не виноваты.

О. БЫЧКОВА - Да, потому что, конечно.

А. АБРАМЯН - Как может быть 12 человек экипажа быть виноваты в контрабанде нефти?

О. БЫЧКОВА - Да, потому что все может случиться, конечно, россияне ездят по миру, ничего ужасного в этом нет, но иногда может с ними что-то происходить, это правда, не дай бог, конечно. Спрашивает Валентина Петровна вас из Казани, на наш эфирный пейджер пришел вопрос, кто послал наших моряков в Нигерию, кто за это ответит? Вообще, как они оказались там?

А. АБРАМЯН - Знаете, это тоже очень хороший вопрос, проблема в том, что наших граждан, мы не объясняем, когда им иностранные фирмы, компании предлагают им работу, у нас нет элементарного механизма тоже, чтобы с кем-то консультироваться или хотя бы показать этот договор. Они, знаете, не везде есть, в Новороссийске у нас был огромный флот, люди остались без работы. Когда им предлагала работать греческая компания, они согласились. Отсутствует тот же профсоюз, отсутствуют те же законы о транспорте, они попали в это, судовладельцы греческой компании, они стали работать там. И вообще, по большому счету, должны были (НЕРАЗБОРЧИВО) греческой компании, это судовладелец, который нанял их. Но, к сожалению, те юристы, которые они наняли, они недостаточно были профессиональным. И второе, там 15 месяцев не платят зарплату. Вообще должны отвечать они. Но это мы же отправили, это наши граждане, они остались без работы, понимаете, они любую работу, любое предложение, они сами, не задумываясь, соглашаются. Я думаю, что надо сделать правильный вывод, принимать соответствующие законы или объяснять, что, знаете, когда есть какие-то предложения, надо консультироваться или как-то получать юридические.

О. БЫЧКОВА - Поддержку какую-то специальную, да.

А. АБРАМЯН - Да, специальную.

О. БЫЧКОВА - Но, тем не менее, эта греческая сторона, греческий судовладелец, он как вообще себя вел в течение этих двух лет, кроме того, что предоставил адвокатов, которые, как вы говорили, не очень справились со своей работой?

А. АБРАМЯН - Еще мало того, когда мы стали не за то, что, мы стали заниматься, мы тут же поменяли адвокатов, потому что непонятно было, четыре уголовных дела, один и тот же вопрос, одно и то же преступление. Потом, начало и конец не видно было, мы что, у нас был четкий план, согласовали с МИДом, это первое, улучшить условия в тюрьмах, обеспечить их медицинским обслуживанием и безопасностью здоровья. Второе, под залог освободить, третье - освободить полностью. То, что мы сделали, по плану, я думаю, что (НЕРАЗБОРЧИВО) люди были, были люди, посредники международные, были нигерийской стороны, и власть, не знаю, хорошие (НЕРАЗБОРЧИВО) адвокаты, группа адвокатов работали, один из ведущих профессиональных, такая группа адвокатов. И все вместе так взяли и сделали, я думаю, что, конечно, там еще встречи, вы знаете, я там последний раз когда летал, это самолет упал (НЕРАЗБОРЧИВО), у меня билет на этот самолет, мы должны были там оказаться.

О. БЫЧКОВА - Да вы что.

А. АБРАМЯН - Да, это у меня сейчас (НЕРАЗБОРЧИВО) висит память, этот билет.

О. БЫЧКОВА - Т.е. вы попали на другой самолет?

А. АБРАМЯН - Да, я поменял в последний момент, это один посредник, наш товарищ, который, у него друг президента нигерийского, вместе, они 20 лет дружат, у него поменялся план, он говорит - давайте, мы не можем Лагос, давайте мы не будем (НЕРАЗБОРЧИВО) морякам, прямо полетим Абуджа, столица, и там будем встречаться с президентом, со всеми. И случайно так получилось, что мы поменяли.

О. БЫЧКОВА - Вот это да.

А. АБРАМЯН - Этот же самолет, в этот же день, мы пролетаем, этот же самолет, где у нас билет, и разбился.

О. БЫЧКОВА - Судьба, судьба.

А. АБРАМЯН - Судьба, да, богу было угодно.

О. БЫЧКОВА - Наши слушатели пишут вам снова на эфирный пейджер "Эха Москвы", Лена из Москвы просит немного рассказать о себе, спрашивает, почему так получилось, что вы стали заниматься такого рода посредничеством?

А. АБРАМЯН - Вы знаете, я, я уже сказал, когда я занимался армянскими летчиками, об этом узнали наши власти, они ко мне обратились, я с удовольствием это сделал.

О. БЫЧКОВА - Вы являетесь главой союза армян России, да?

А. АБРАМЯН - Да, я президент союза армян России, (НЕРАЗБОРЧИВО) армянского конгресса, я как посол доброй воли. Я кроме, не только это, я много благотворительностью занимаюсь, вопрос в том, что если бог дал мне возможности, знаю, мне профессионализм, знания, надо людям помочь, нельзя так просто оставлять невинных людей в тюрьмах. Если бы они видели, в каких условиях они живут, я считаю, что, тем более у меня были такие возможности, у меня были такие контакты, у меня были друзья, которые непосредственно были, дружили с президентом и с властями нигерийскими, почему, я взял и совместно с МИДом, с министром, со всеми. Это вообще победа, скажу, россиян, в целом, россиян, это победа журналистов, победа наших, это объединяющим фактором должно являться. Мы должны понимать, что нельзя своих граждан оставлять за рубежом в тюрьмах.

О. БЫЧКОВА - Конечно.

А. АБРАМЯН - Вообще, мы должны, если есть вопросы, мы свои вопросы у нас в стране должны решать. Так что так.

О. БЫЧКОВА - Лидия Федоровна просит рассказать, как патриарх Алексий Второй принимал участие в вызволении наших моряков, вчера с самолета сразу моряки вместе с вами, наверное?

А. АБРАМЯН - Да.

О. БЫЧКОВА - Поехали к патриарху.

А. АБРАМЯН - Знаете, патриарх, действительно, писал письмо год тому назад президенту, президент ответил. Кстати, можно сказать, что президент очень активное участие, принимал активное участие, и он заверял, он гарантировал, что когда я стал заниматься, первый раз с ним встречался, с президентом, он даже в письменном виде заверял, что в случае, если будут судить, он будет их освободить, амнистировать, это его полномочия были. И президент тоже патриарху ответил, что он все сделает, чтобы наших моряков, ускорять суд и их освободить. Так что патриарх тоже, в свою очередь, принимал активное участие. Я считаю, что это было правильно, пойти в патриархат получать благословение и поблагодарить патриарха за ту огромную работу, то письмо, которое он взял и писал, ведь это не так просто, знаете, тоже ответственность. Я считаю, что всех надо благодарить, кто принимал участие.

О. БЫЧКОВА - Еще один наш слушатель делает правильное замечание, присылает правильное замечание на наш эфирный пейджер, вы говорите о необходимости специальной структуры для освобождения, если что случилось, наших граждан, но такая структура есть, это российские консульства за рубежом. Это правда, это входит в их обязанности?

А. АБРАМЯН - Нет, знаете, российские консульства - это правильно, есть МИД, есть консульства, я с ними работал, я говорю, это второй случай у меня, проблема в том, что у консульств нет дополнительных полномочий, нет такой свободной, такой, нужно, понимаете, чтобы отдельно как-то люди, которые более профессионально будут подходить, нет таких специальных людей. Консулы - это дипломатия, это есть победа дипломатии, по большому счету, они большую, огромную работу сделали, но там они должны быть, не хватает, сегодняшняя консульская работа - это недостаточно, чтобы занимались такими делами. Там должны быть специальные профессиональные люди, которые знают, что делают, это не только дипломатия, здесь можно и дипломатия, и финансы, и административные ресурсы, и международные организации, так что все это в комплексе должно быть.

О. БЫЧКОВА - Скажите, пожалуйста, а в Нигерии вы с кем общались из местных властей?

А. АБРАМЯН - Я общался с президентом, общался я там с СБ, с секретарем, ряд чиновников, со всеми общался.

О. БЫЧКОВА - Как вообще, как вы с ними разговаривали, они какие-то требования встречные выдвигали?

А. АБРАМЯН - Знаете, как раз вы правильно, хороший вопрос задаете, чем я отличаюсь от дипломатии, от, допустим, послов, посол там был в Нигерии, замечательный человек, профессиональный дипломат, я им объяснил очень просто - мне надо освободить их. Или мы занимаемся освобождением этих людей, или мы защищаем права, законные их права, их освобождаем, или те знания, те профессиональные, те контакты у меня есть, я говорю, против вас будет это все. И я буду, эти адвокаты, эта группа, которая международные адвокаты, будут работать против Нигерии, против ваших властей.

О. БЫЧКОВА - По-простому так вы с ними, да.

А. АБРАМЯН - Понимаете, это в какой-то мере тоже торг, вы знаете, это, в какой-то мере, надо тоже, мы их тоже давили, давили, диктовали наши условия, это будет, так и так, мы согласны. Если нет, понимаете, и компромиссы, и все вместе, такое пакетное решение мы приняли, они тоже понимали, что, понимаете, там есть невинные люди.

О. БЫЧКОВА - Что надо как-то выходить из этой ситуации.

А. АБРАМЯН - Да, надо выходить из этой ситуации. Мы как раз, наши адвокаты, когда об этом все изучали, четко готовили, мы стали против них тоже их давить, они тоже понимали, что надо как-то выходить из этой ситуации. И предлагали, причем они предлагали их освободить, судили 6 месяцев, немедленно освободить, они понимали.

О. БЫЧКОВА - А как Нигерия вообще вам понравилась?

А. АБРАМЯН - Нигерия, знаете, Нигерия, нормально, Нигерия как африканский крупный, самая крупная африканская страна, я с президентом, знаете, долго разговаривал, обсуждали другие вопросы. Я ему говорю, давайте мы окажем по международным вопросам поддержку, давайте мы создадим деловой совет, будем экономическую интеграцию.

О. БЫЧКОВА - Да, там полезных ископаемых много у них там, да.

А. АБРАМЯН - Да, у них нефть, много природных.

О. БЫЧКОВА - Что, и по-русски многие говорят?

А. АБРАМЯН - Что?

О. БЫЧКОВА - По-русски, вы говорите, многие говорят?

А. АБРАМЯН - Да, многие учились здесь у нас, конечно, несколько фабрик мы строили, металлургический комбинат строили, по-русски говорит руководство, они покупают нашу военную технику, так что, в целом, нормально, я думаю, что все эти разговоры, такой пакетный подход, и помог и президент, президент передал, что он очень хочет дружить с Россией, он с огромным уважением относится к нашему президенту, к Путину Владимиру Владимировичу, что он все условия создать, будет создавать все условия, чтобы, действительно, продолжалась экономическая интеграция, чтобы создавался деловой совет, экономический деловой совет. Он письмо писал нашему президенту, что да, он полностью поддерживает создание делового совета. И знаете, в ООН, 60 лет ООН, в Нью-Йорке он встречался с нашим президентом, тоже уверял, что он все сделает, чтобы их освободить.

О. БЫЧКОВА - Ну что же, сделал, по крайней мере.

А. АБРАМЯН - Он, знаете, что, он держал его, главное, что - главное, что (НЕРАЗБОРЧИВО) коррумпированные чиновники там очень много, там, по большому счету, закон там второе место.

О. БЫЧКОВА - Понятно.

А. АБРАМЯН - Но они знали, они знали, что есть, это идет, находится под контролем президента. А мы создали условия, этих средних чиновников, судей, прокуроров и т.д., чтобы они делали то дело, которое нам нужно, т.е. мы тоже заинтересовали, адвокатам, такое, все вместе мы работали, команда, и победа, пожалуйста.

О. БЫЧКОВА - Ну что же, наше время в эфире, к сожалению, истекло, я только процитирую нашу слушательницу Нонну Георгиевну, которая тоже прислала сообщение на пейджер - низкий поклон вам за ваш поступок, поздравляет с Новым годом, желает здоровья и счастья. Спасибо вам большое, Ара Абрамян, посол доброй воли ЮНЕСКО, человек, который принимал самое прямое участие в вызволении российских моряков из тюрьмы в Нигерии, который, между прочим, чье имя фигурирует в списке людей года на сайте "Эха Москвы", был в нашем прямом эфире. Спасибо.

Опубликовано 29 декабря 2005

источник: Радио "Эхо Москвы"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 сентября 2017, 13:53

23 сентября 2017, 13:19

23 сентября 2017, 12:20

23 сентября 2017, 11:34

23 сентября 2017, 10:40

Архив новостей