03 октября 2005, 18:52

В Северной Осетии вновь выселяют беженцев с грубыми нарушениями законодательства


Нина Габараева

В один из траурных дней, посвященных годовщине трагедии в Беслане, 2 сентября, в Северной Осетии на глазах у Нины Габараевой, беженки из Грузии, бульдозером снесен ее дом, где она проживала с 95 года. Из имущества забрать ей ничего не разрешили.

Селения Красноречинское и Терк попадают в так называемую водоохранную зону, в отношении которой 18 мая 1998 года правительство Северной Осетии приняло постановление об отселении граждан. Аргументировали так: "данные поселения находятся в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения". Так называемый пояс строгого санитарного режима. Ссылаясь на данный документ, власти Северной Осетии оставили без крова как минимум одну семью. Другие с журналистами говорить отказываются, боятся.

"С 96 года воду у нас отключили, столько лет уже под мародерством проживаем", - рассказывает корреспонденту "Кавказского узла" Пухов Таймураз, житель села Терк. По словам г-на Пухова, дом свой снести не дали, хотя заезжали к ним на бульдозерах, машина тогда только ворота снесла. - "Милиция наши заявления не принимает, всем Мэрия занимается. Нас попросту списали, шлагбаум поставили при въезде, все, нас нет", - говорит Пухов.

В доме Таймураза Пухова проживают девять человек. Семье предложили трехкомнатную квартиру - 37 кв. метров, вместо их дома, жилплощадью 41 кв. метр и расположенных на их участке в 40 соток плодово-ягодных насаждений. Деревьев всего 160, некоторые из них - элитных сортов. Семья отказалась по известным причинам. "Теперь мы судимся с Абраменко (Галина Абраменко, начальник отдела по распределению жилья Администрации г. Владикавказа - прим. КУ), - рассказывает Т.Пухов. - Но нам в суде прямо говорят, с ней не по закону, а только по договоренности. Говорят что дело бесперспективное. Но мне терять просто нечего".

Г-жа Абраменко говорит о законности: "Пухов просто отрицает закон. Дело ведь в суде находится, все будем решать правовыми методами, мы ведь в правовом государстве находимся. Он считает, что на своем садовом сарайчике может обогатиться, но так не бывает. Подумаешь, когда-то деревья там посадили, если там три гнилых яблока найдешь, и то хорошо".

По сообщению корреспондента "Кавказского узла", побывавшего на участке семьи Пуховых, деревья плодоносны, причем, по словам Таймураза Пухова, столько урожая семья иногда не успевает собирать. "Вы, вообще, зачем сюда вмешиваетесь? Это не ваше дело, - заявила в заключении г-жа Абраменко. - Фотографируйте всяких бомжей, и выдаете их за беженцев".

На фотографиях была Нина Габараева. Нине 77 лет, она ветеран войны, участник тыла фронта. Проживала в с. Краснореченское с 1995 года, когда бежала с Грузии, в коттедже для беженцев. 2 сентября нынешнего года дом снесли на ее глазах. Нина осталась с несовершеннолетним внуком и сыном-инвалидом под открытым небом. Когда видит, что кто-то приезжает, плачет, показывает медали, награды. Четырнадцатилетний внук при виде посторонних скрывается за деревьями, мальчику стыдно. "Когда дом сносили, мне плохо с сердцем стало, я упала, мне даже никто встать не помог из них, - рассказывает г-жа Габараева по-осетински. - Они мне платка не дали забрать из дому, все снесли. Иногда хожу по разрушенному дому, то одеяло найду, то подушку".

Сносить дома в с. Красноречинское начали несколько месяцев назад. 27 июля за 24 часа было снесено 12 жилых коттеджей. Нина Габараева - одна из тех, кто тогда не дала снести свой дом.

В Миграционной Службе Северной Осетии корреспондента "Кавказского узла" заверили, что быть такого не может: "Человека не могут оставить вот так, без ничего, ей наверняка временное жилье предоставили, - говорит глядя в компьютер Владимир Рубашников, работник миграционной службы, отказавшийся называть занимаемую им должность. - Как вы говорите, Нина Габараева? А ей, по нашим данным, пока жилье не предоставят, она же у нас 734 на очереди".

Сегодня семья Габараевых живет в бывшей будке для собак, раньше она принадлежала соседям. Рядом стоит корова, а все соседские собаки перебежали к ней, больше в поселке никого нет. "Мы тебе любой дом купим, ты только никуда не пиши, - передает слова работников миграционной службы Северной Осетии Нина Габараева. - Но уже месяц прошел, а никто больше не приезжает".

Автор: Регина Ревазова, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 05:27

18 января 2017, 05:14

  • Защита требует рассмотреть жалобу на арест азербайджанских переселенцев

    Апелляционный суд прекратил производство по жалобе на арест четверых вынужденных переселенцев из Джебраильского района Азербайджана, арестованных за участие в акции протеста против отключения электричества в поселках для перемещенных лиц. Адвокат арестованных намерен добиться пересмотра этого решения.

18 января 2017, 04:01

18 января 2017, 03:04

18 января 2017, 02:26

  • Юристы указали на противоречия между статьей УК о недоносительстве и правовой культурой на Кавказе

    Практика уголовного преследования за недоносительство о преступлении обостряет противоречия между законом и принятыми среди жителей Кавказа нормами правовой культуры и спецификой родовых отношений, отметили юристы, комментируя первое дело по статье 205.6 УК, принятой в рамках "пакета Яровой". Исторически преследование за недоносительство имело политический подтекст и уже становилось угрозой, в частности, для традиций куначества, отмечают культурологи.

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости