29 сентября 2005, 19:32

Редактору "Право-защиты" Станиславу Дмитриевскому грозит до пяти лет лишения свободы

Сегодня в прокуратуре Нижегородской области главному редактору газеты "Право-защита" Станиславу Дмитриевскому было вручено обвинительное заключение по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пунктом "б" ч. 2 ст. 282 УК РФ, т.е. в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, с использованием средства массовой информации и своего служебного положения. Максимальное наказание, предусмотренное по данной статье, - лишение свободы на срок до пяти лет.

Обвинительное заключение подписано старшим следователем прокуратуры Нижегородской области Олегом Кирюковым и утверждено заместителем прокурора Нижегородской области Беловым.

Как сообщалось ранее, Дмитриевскому инкриминируется публикация в газете обращений Ахмеда Закаева к российскому народу и Аслана Масхадова к Европарламенту, которые, по мнению следствия, содержат высказывания, подпадающие под состав преступления, предусмотренного ст. 282 Уголовного кодекса. В частности, по мнению прокуратуры, на возбуждение расовой, национальной и социальной вражды, связанной с насилием, направлены следующие высказывания:

- "Нам пока еще не поздно договориться по всем спорным вопросам. Но для этого российский народ должен избавиться от людей, для которых мир означает потерю власти, а возможно, и скамью подсудимых. До тех пор, пока они в Кремле, в Чечне и в России будет литься кровь";

- "...депортация 1944 года была девятым по счету крупным актом геноцида со стороны высшего военно-политическою руководства Российской империи";

- "Самая первая депортация чеченцев была осуществлена Россией еще в 1792 году...";

- "Во все еще продолжающейся последней русско-чеченской войне уже погибло более четверти миллиона мирного населения ЧРИ...";

Также прокуратура полагает, что в тексте публикаций содержатся высказывания, направленные на пропаганду исключительности, превосходства чеченских граждан по признаку их национальной принадлежности:

- "...нашей национальной трагедией стал новый тотальный российский террор, в неумолимых жерновах которого перемалывается генофонд уникального и самобытною чеченского народа, являющегося одним из аборигенов древнего Кавказа...";

- "Недалек тог светлый день, когда святая чеченская земля будет очищена от несметных полчищ российских оккупантов...".

В обвинительном заключении указано, что Дмитриевский "вину по предъявленному обвинению не признал и показал, что, публикуя статьи Закаева и Масхадова в газете "Право-защита", у него отсутствовал умысел на возбуждение какой-либо вражды. Он полагал и продолжает полагать, что данные материалы имеют высокую общественную значимость, так как содержат мнения руководителей одной из сторон конфликта в Чечне относительно его природы и путей разрешения. Весь пафос данных статей направлен против политики руководства Российской Федерации в Чечне, а не против какой-либо национальной, религиозной или социальной группы". Однако, по мнению следствия, совершение Дмитриевским преступления полностью доказано в ходе предварительного следствия выводами эксперта Приволжского регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации Ларисы Тесленко, которая провела первичную лингвистическую экспертизу текстов заявлений. Следует отметить, что обвинение базируется на выводах только одного эксперта, следствие отклонило ходатайства Дмитриевского и его защитника о проведении повторной экспертизы.

"Данное дело имеет совершенно очевидную политическую мотивировку и направлено против свободы слова и свободы СМИ в России", - заявил Дмитриевский Русско-Чеченскому информационному агентству.

Подписывая акт о вручении ему обвинительного заключения, Дмитриевский заявил ходатайство о проведении предварительного судебного заседания для исключения из дела доказательств, полученных с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Как сообщалось, в понедельник Дмитриевский заявил ходатайство об исключении из дела заключений эксперта Тесленко, так как они были назначены в нарушение ряда статей Уголовно-процессуального кодекса, и эти нарушения не были устранены в ходе следствия. Однако следователь Олег Кирюков отказал в удовлетворении этих ходатайств.

В ближайшее время дело по обвинению Дмитриевского будет передано в суд, который и должен назначить сроки предварительного судебного заседания.

Кроме того, сегодня исполнительный директор ОРЧД Станислав Дмитриевский был впервые опрошен правоохранительными органами по делу об угрозах физической расправы, поступивших 9 сентября в его адрес и в адрес редактора англоязычной версии службы новостей РЧИА Оксаны Челышевой. Между тем с момента подачи заявления прошло уже двадцать дней. В соответствии с нормами Уголовно-процессуального кодекса, решение по заявлению о совершении преступления должно быть принято прокуратурой максимум в десятидневный срок.

Опрос Дмитриевского провел дознаватель Нижегородского РОВД города Нижнего Новгорода. Уголовное дело до сих пор не возбуждено, сообщает Общество российско-чеченской дружбы.

Как сообщалось ранее, 9 сентября 2005 г., около 19 часов сотрудники ОРЧД повторно получили листовки с угрозами физической расправы. Они были наклеены на стены подъезда, где проживает исполнительный директор ОРЧД Станислав Дмитриевский, и на двери его квартиры. Обратившись в прокуратуру, заявители потребовали объединить в единое производство уголовное дело, которое должно быть возбуждено по факту последних угроз, с уголовным делом, возбужденным по факту распространения 14 марта близких по тексту листовок с угрозами в адрес Оксаны Челышевой. В настоящее время это дело приостановлено прокуратурой Канавинского района "в связи с невозможностью установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых".

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 00:56

  • Прокурор в суде признал недоказанной причастность Гасангусейновых к боевикам

    При рассмотрении жалобы отца убитых братьев-чабанов Муртазали Гасангусейнова прокурор сообщил суду, что проверка его ведомства подтвердила версию заявителя о недоказанности связи убитых с боевиками. Он поддержал позицию следствия, которое решило не рассматривать возможность возбуждения дела об убийстве братьев, но адвокатам отца Гасангусейнова удалось убедить суд в том, что сделать это следствие было обязано.

24 марта 2017, 00:03

24 марта 2017, 00:00

23 марта 2017, 23:43

23 марта 2017, 23:42

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии