19 сентября 2005, 20:31

Осетино-ингушский конфликт 1992 г.: истоки и развитие (по май 2005 года)

Осенью 1992 года на территории Пригородного района Республики Северная Осетия РФ произошло вооруженное столкновение между жителями ингушской и осетинской национальностей. Активная фаза конфликта продолжалась с 31 октября по 6 ноября, по данным Прокуратуры РФ за этот период с обеих сторон погибли 583 человека(1), ранены 939 человек(2), пропал без вести 261 человек(3), 1093 человека содержались в заложниках(4). В зоне ликвидации последствий конфликта погибло 66 и ранено почти 130 российских военнослужащих, принимавших участие в разведении воюющих сторон и последующем обеспечении режима безопасности(5). По разным оценкам от 30 до 60 тысяч жителей ингушской национальности были вынуждены покинуть территорию исторического проживания в Пригородном районе РСО-А и г. Владикавказ, и в большинстве своем осели в соседней Ингушетии.

Истоки осетино-ингушского конфликта стоит искать в сталинской национальной политике: послевоенной депортации ингушей и произвольном изменении административных границ в регионе. В 1924 была создана Ингушская автономная область, включавшая в себя помимо теперешней Ингушетии, близлежащие территории заселения ингушей - Пригородный район и правобережную часть Владикавказа. В 1934 году Ингушская и Чеченская области были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область, Владикавказ (Орджоникидзе) полностью отошел Северной Осетии, а Пригородный район вошел в состав ЧИАО, вскоре преобразованной в ЧИ АССР. После депортации ингушей и чеченцев в 1944 году, Пригородный район был передан Северной Осетии.

В 1957 году, когда репрессированным народам разрешили вернуться из ссылки, Чечено-Ингушетию восстановили, однако Пригородный район остался в составе Северной Осетии. Возвращение туда не поощрялось: Москва относилась с недоверием к репрессированным народам, а республиканские власти, боясь территориальных претензий, чинили препятствия в трудоустройстве и регистрации. В 1982 году Совмин СССР издал постановление (N183) "Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР". Это постановление применялось фактически только в отношении ингушей.

Тем не менее, ингуши возвращались, выкупали свои дворы у осетин, жили нелегально или строились и прописывались за взятки. Многие учились и работали во Владикавказе, лечились в республиканских больницах; и несмотря на напряженность в отношениях с осетинским населением, процент смешанных браков был достаточно высок.

Идеи "возвращения земель" и "восстановления исторической справедливости" были популярны среди ингушей со времен возвращения из депортации. Однако открыто требования вернуть Пригородный район впервые прозвучали лишь в 1973 году, во время открытых выступлений ингушской интеллигенции в г. Грозном. В конце 1980-х годов проблему стали обсуждать активно. Катализатором конфликта стал закон "О реабилитации репрессированных народов", принятый Верховным Советом СССР в 26 апреля 1991 г., третья и шестая статьи которого предусматривали "территориальную реабилитацию". Надо отметить, что С.А. Ковалев и некоторые другие правозащитники выступили против принятия этого закона, именно в связи с опасностью конфликта, за что их очень осуждали поборники исторической справедливости.

Закон активизировал требования ингушей, придав им легитимность и юридическую поддержку. На фоне общей социальной напряженности в регионе, в условиях свободного доступа к оружию и отсутствия эффективных механизмов регулирования противоречий, нарастающая конфронтация привела к вооруженному столкновению. К конфликт вмешались федеральные войска, что привело к еще большим потерям среди ингушей и массовому исходу ингушского населения из Пригородного района.

В последующий период в ходе имевших место вооруженных столкновений между осетинами и ингушами, обстрелов и подрывов, в том числе воинских и милицейских постов и нарядов, а также в результате найденных единичных и массовых захоронений периода вооруженного конфликта численность убитых в зоне конфликта увеличилась к 2003 г. на 340 чел., численность раненых - более чем на 390 чел.

Возвращение вынужденных переселенцев: проблемы

"Возвращение ингушей - это многоходовая шахматная операция", считает Валерий Смирнов, начальник управления по социальным вопросам и работе с вынужденными переселенцами при Специальном представительстве президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта(6). Действительно, возвращение - трудный процесс, зависящий от ряда осложняющих факторов.

Во-первых, ингушская и осетинская стороны до сих пор не могут достичь консенсуса в вопросе о том, сколько ингушей имеют право на государственную помощь в переселении. Во-вторых, возвращение напрямую зависит от своевременности перечисления государственной помощи за разрушенное жилье. В третьих, на преодоление конфликта влияют настроения и установки людей, более десятилетия назад переживших вооруженный конфликт. Все это осложняется экономической отсталостью региона и напряженной миграционной ситуацией: после грузино-осетинского конфликта по разным данным Пригородный район принял от 7,5(7) до 26, 000 южноосетинских беженцев из Грузии(8), часть которых живет в домах и квартирах, ранее принадлежавших ингушам(9).

Конфликт цифр: сколько ингушей имеют право на государственную помощь в переселении?

По разным оценкам в результате вооруженного конфликта в Пригородном районе и г. Владикавказе Северной Осетии от 30 до 60 тысяч ингушей вынуждены были покинуть свои дома и искать убежище в Ингушетии. В 1992-1993 г.г. Миграционная служба Ингушетии утверждала, что 61. 000 ингушских граждан покинули Североосетинскую республику; Председатель Верховного Совета СОАССР А. Галазов 10 ноября 1992 года на заседании 18 сессии Верховного Совета СОАССР озвучил цифру 32 782.

Разногласие в цифрах объясняется тем, что до 1992 года процент ингушского населения проживавшего на территории Северной Осетии без прописки, был очень высок. В связи с политикой сдерживания, проводившейся республиканскими властями и действовавшему с 1982 г. ограничению прописки, ингуши десятилетиями жили в Пригородном районе без регистрации в паспортной службе. В 1992 году эти люди не смогли подтвердить факт своего проживания и домовладения в РСО-А. По сведениям Спец. представительства, до 50% построенного после депортации жилья не было оформлено или было оформлено неверно. При расширении дворов, новые дома не вносились в хозяйственные книги. Кроме того, распространенной формой заработка ингушей до 1992 года было, так называемое, "отходничество", сезонный выезд рабочих бригад в среднюю полосу России и в Среднюю Азию. До 10. 000 ингушей могли попасть в эту категорию "неучтенных" граждан. Таким образом, ситуация, сложившая сегодня, явилась результатом политики этнической дискриминации и ненадежной системы регистрации граждан в 1970х, 80х, 90 гг.

Как мониторам "Мемориала" объяснили в Спец. представительстве, в 1993-95 гг. была проведена кампания по сбору подписей граждан, изъявивших желание вернуться в РСО-А. Список желающих включил около 45.000 человек. После проведения проверки подписей, изъятия повторов и несуразностей, в списке осталось 40, 953 человека. Далее была проведена кропотливая работа по подтверждению факта проживания каждой семьи на основе данных адресно-справочного бюро МВД, органов местного самоуправления и органов исполнительной власти.

В результате проведенной проверки Спец. представительство получило цифру 31.224 человека или 5.516 семей. За этими гражданами признано право получения государственной помощи в возвращении к местам проживания в РСО-А.

Государственная помощь вынужденным переселенцам

Вынужденным переселенцам, подтвердившим факт проживания в Пригородном районе РСО -А, государство оказывает помощь в виде:

  1. Покрытия расходов по перемещению имущества и членов семьи с места временного проживания;
  2. Предоставления временного жилья (вагончик стоимостью 80. 000 рублей);
  3. Предоставления транспорта для работы выездной комиссии по замеру площади домовладения или оценки состояния разрушенного жилья;
  4. Выделения средств на строительство, восстановление либо приобретение жилья;
  5. Бесплатных юридических консультации для ВПЛ, представлении их интересов в судах.

Сумма финансовой помощи, выделяемой государством на строительство, восстановление либо приобретение жилья, определяется в зависимости от размеров и стоимости утраченного домовладения, стоимости кв. м. площади и необходимых стройматериалов, а также количества членов семьи. Компенсацию выплачивают в три этапа и индексируют в зависимости от роста инфляции. В отличие от принятой в России практики выделения фиксированной суммы в качестве компенсации за утраченное жилье(10), размер помощи переселенцам в зоне бывшего осетино-ингушского конфликта теоретически не ограничен. По данным Спец. представительства, на данный момент ряду семей открыты банковские счета для перечисления сумм, превышающих 1 млн. рублей.

К сожалению, столь благоприятная для переселенцев схема определения суммы компенсации, нередко создает сложности в фактическом осуществлении выплат. Объем средств, выделяемых федеральным бюджетом для восстановления жилья и разрушенной инфраструктуры в зоне осетино-ингушского конфликта, строго фиксирован и составляет 200 млн. рублей в год. Растущие цены и большие суммы компенсаций приводят к тому, что ежегодно выделяемых федеральных средств не хватает. По данным спец. представительства, на конец 2003 г. объем задолженности по уже открытым счетам превысил 600 млн. рублей.

Задержки выплат на строительство и восстановление жилья являются основным препятствием для возвращения ингушских переселенцев в так называемые "беспроблемные" населенные пункты.

Морально-психологический климат и "проблемные" населенные пункты

11 октября 2002 года президенты РСО - Алания и Республики Ингушетия подписали Соглашение "О развитии сотрудничества и добрососедстве". Впервые с момента окончания конфликта руководство республик сделало столь заметный политический шаг на встречу друг другу, сменив конфронтационную риторику на установку к доброжелательству и конструктивному взаимодействию. Этот шаг тем более важен, что на протяжении последнего десятилетия взаимное неприятие было закреплено и на уровне законодательных актов сторон.

Официальная оценка событий 1992 года РСО-А была закреплена в материалах 18 сессии Верховного Совета СОССР (ноябрь 1992) и II съезда осетинского народа (май 1993). В этих материалах конфликт трактуют как "заранее подготовленную, тщательно спланированную, технически оснащенную, поддержанную большей частью ингушского населения Северной Осетии вероломную агрессию бандитских формирований ингушей против суверенной Северо-Осетинской ССР" с целью захвата и отторжения части Пригородного района и правобережья г. Владикавказа, присоединения их к вновь образованной Ингушской Республике"(11). В том же руководством СО ССР был принят тезис о "невозможности совместного проживания с ингушами".

В течение десятилетия правительство республики утверждало, что многонациональный народ Северной Осетии, в составе которого представители более 100 этнический групп, живет в мире и добрососедстве друг с другом и всеми мирными нациями. Юридически и на уровне массового сознания из этой категории были исключены ингуши. При содействии Спец. представительства Президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта тезис о "невозможности проживания" было отменен в 1997 году.

Оценка событий 1992 ингушской стороной была закреплена в материалах Чрезвычайного Съезда ингушского народа (февраль 1993) и Постановлении Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия от 21 сентября 1994 года N 47 "О политической и правовой оценке событий октября-ноября 1992 г. в Пригородном районе и г. Владикавказе Республики Северная Осетия". В этих документах конфликт представлен как "насильственная депортация ингушского населения с территории Северной Осетии, этническая чистка Пригородного района и г. Владикавказа Северной Осетии". Статья 11 Конституции Ингушской Республики до сих пор гласит о том, что "возвращение политическими средствами незаконно отторгнутой у Ингушетии территории и сохранение территориальной целостности Республики Ингушетия - важнейшая задача государства".

Несомненно, подобные установки влияли как на развитие межреспубликанского политического процесса, так и на отношения между национальными сообществами. На данный момент осетино-ингушский конфликт является латентным конфликтом. Мониторинг, проведенный сотрудниками ПЦ "Мемориал" в Пригородном районе, выявил в целом сохраняющийся, достаточно высокий уровень напряженности в отношениях между осетинским и ингушским населением. Однако, по сравнению с предшествующими годами, ситуация заметно изменилась к лучшему.

Наиболее благоприятный морально-психологический климат отмечен в селах, где возвращение состоялось, особенно там, где ингушские и осетинские поселения не образуют этнических анклавов, и на одной улице живут как осетины, так и ингуши (напр. с. Донгарон, Куртат). Опрос населения показал, что легче всего добрососедские отношения налаживают люди среднего возраста (40-50), имевшие предшествующий опыт общения друг с другом; труднее на взаимный контакт идет молодежь. Подростки и юноши, процесс становления которых пришелся на сам конфликт или на постконфликтные годы, живут в изоляции друг от друга.

Немаловажную роль в сохранении разобщенности играет раздельное школьное обучение, практикующееся в некоторых селах (с. Чермен) Пригородного района. Решение о введении раздельного обучения было принято руководством из опасения возможных эксцессов на национальной почве. Однако, преподаватели в школах совместного обучения рассказали мониторам "Мемориала" (с. Донгарон, Куртат), что конфликтов на национальной почве в их школах нет.

Несмотря на значительное снижение напряженности в по району в целом, остается ряд населенных пунктов, куда возвращение не идет. Это так называемые "проблемные села", где, по свидетельству властей РСО-А, морально-психологический климат для возвращения ингушей не созрел. Проблемными населенными пунктами Пригородного района считаются: с.Терк, с.Октябрьское, с. Ир, с. Чермен (частично), с. Тарское (частично), с. Камбилеевская (частично), г.Владикавказ.

В г. Владикавказ возвращение идет крайне медленно, несмотря на то, что ряду семей удалось восстановить право на владение своими столичными квартирами. Так, по данным Спец. представительства, на конец 2003 года 113 квартир в г. Владикавказ были возвращены прежним владельцам ингушской национальности добровольно или в административном порядке (через суд). Несколько семей восстановили право владения в с. Октябрьское, однако, по имеющимся данным, в этих квартирах не проживают, сдают их квартирантам.

К проблемным селам относятся также населенные пункты, попадающие в так называемую водо-охранную зону. Согласно постановлению N186 Правительства РСО-А от 25 июля 1996 года, пять населенных пунктов (Терк, Чернореченское, Южный, Балта и Редант-2) относятся к "зоне санитарной охране источников питьевого водоснабжения" г. Владикавказ. Домовладения в этой местности подлежат сносу, а проживающие в них граждане - отселению(12). На 80% дома, обозначенные к сносу, принадлежат ингушам.

По данным Гос. комитета РИ до 1992 года в населенных пунктах так называемой водоохранной зоны проживало, (человек/семей):

  • Терк - 1994 / 398
  • Чернореченское - 1996 / 356
  • Южный - 3271 / 584
  • Балта - 970 / 162
  • Редант -2 - 1983 / 331

В настоящее время все жители этих сел являются вынужденными переселенцами. Ситуация усугубляется тем, что на федеральном уровне принятие окончательного решения о границах и технико-экономических параметрах водо-охранной зоны постоянно откладывается, таким образом оттягивается решение проблемы возвращения ингушских семей в РСО-А.

Динамика возвращения: 1992-2005 гг.

Официально возвращение ингушей в РСО-А началось в 1994 году. В настоящее время ингушские переселенцы фактически возвращаются в 13 сел Пригородного района. До 1992 года ингуши проживали в 29 населенных пунктах Северной Осетии, однако после конфликта подали заявления о возвращении только в 16 сел. Так, ни одна семья не изъявила желания вернуться в Моздокский район РСО-А, хотя конфликт обошел этот район стороной. По всей видимости, переселенцы опасаются возвращаться в села, где ингушское население малочисленно и расселено дисперсно.

По данным Представительства Специального представителя Президента РФ по урегулированию осетино-ингушского конфликта на 1 января 2004 г. государственная помощь в возвращении оказана 3942 семьям вынужденных переселенцев-ингушей (21560 чел.). Эти граждане учтены вернувшимися в РСО-А.

Таблица 1. Общее количество ингушских ВПЛ, учтенных вернувшимися в РСО-А (по населенным пунктам) по данным Представительства специального представителя президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта (по состоянию на 1 января 2004 г.).

Таким образом, по данным Спецпредставительства, государство уже оказало помощь около 80% граждан, чья прописка и (или) проживание до конфликта в Северной Осетии официально подтверждены(13).

Эти данные значительно расходятся с данными Госкомитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев РИ. Согласно сведениям, представленными Госкомитетом, по состоянию на 1 января 2004 года в 13 населенных пунктов Пригородного района РСО-А, вернулось 11 988 человек.

Такое расхождение в цифрах связано с тем, что сотрудники Спец. представительства считают вернувшимися всех получивших государственную поддержку на возвращение в виде открытия лицевых счетов или выделения временного жилья, независимо от того, смогла ли семья в действительности вернуться(14). Сотрудники Госкомитета РИ причисляют к категории вернувшихся только тех граждан, кто фактически проживает на территории Пригородного района. Однако, в связи с тем, что выработать надежный механизм учета граждан, фактически проживающих в районе, сложно, цифры Спец. представительства обычно принимают за официальные.

Таблица 2. Динамика возвращения ингушских ВПЛ в РСО-А за 1994-2005 гг. (по май включительно). по данным Представительства специального представителя президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта.

Таблица 3. Динамика возвращения ингушских ВПЛ в РСО-А за 2000-2005 (по май включительно) г. по данным Гос. Комитета РИ(15).

Из вышеприведенных таблиц видно, что последние годы динамика возвращения в Пригородный район в снизилась по сравнению предшествующими годами. По мнению специального представителя Президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта А.В. Кулаковского, "это обусловлено тем, что база возвращающихся в "беспроблемные" населенные пункты близка к завершению, куда возвратились практически все, кто хотел"(16).

По мнению специалиста отдела этнополитических исследований Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований Владикавказского научного центра РАН доцента А. Дзадзиева, причины кроются и в том, что "пока не созданы предпосылки и возможности для возвращения ингушей в ряд населенных пунктов со сложной морально-психологической обстановкой. В сознании многих осетин, проживающих в зоне ликвидации последствий осетино-ингушского вооруженного конфликта, продолжает доминировать тезис о невозможности совместного проживания осетин и ингушей, озвученный в свое время (но в последствии снятый) руководством республики и Всеосетинским общественно-политическим движением "Аланты Ныхас"".

Вынужденные переселенцы из Пригородного района, проживающие на территории РИ и в пос. Майский РСО - А

На конец 2003 г. на территории Ингушетии и за ее пределами продолжает оставаться, по разным источникам, от 14 до 20 тыс. ингушских вынужденных переселенцев из Северной Осетии. В основном, это жители так называемых "проблемных сел", сел, попадающих под водоохранную зону и г. Владикавказ. ВПЛ проживают в частном секторе и в казармах, на территории РИ, а также в городке беженцев "Майский", расположенном на территории РСО-А близ границы с Ингушетией.

Помощи от государства и гуманитарных организаций эта категория граждан не получает. Условия существования ВПЛ в вагончиках (пос. Майский) и казармах (РИ) не удовлетворяют минимальным требованиям к человеческому жилищу. Мониторинг, проведенный сотрудниками ПЦ "Мемориал" в пос. Майском и казармах, расположенных на территории РИ, показал, что из-за аварийного состояния временного жилища, здоровье ВПЛ подвержено серьезному риску: зимой в связи с частым и продолжительным отключением электричества, в не отапливаемых помещениях, развиваются хронические заболевания; отсутствие гуманитарной поддержки и практически 100% безработица среди ВПЛ, приводят к участившимся случаям истощения среди детей. Многие дети не посещают школу из-за отсутствия теплой одежды.

После Беслана: возвращение остановлено на 9 месяцев и снова возобновлено

Возвращение ингушей в Пригородный район РСО-А было приостановлено в сентябре 2004 года после трагедии в г. Беслан. Центральная пресса не раз связывала трагические события в г. Беслан с осетино-ингушским конфликтом 1992 года, несмотря на то, что террористы в бесланской школе не выдвигали требований, связанных с изменением статуса Пригородного района(17), а состав террористической группы был многонациональным. Как следствие, ничем не обоснованная мифологема об "ингушском следе" Беслана, прочно укрепилась в массовом сознании некоторых жителей Северной Осетии, что привело к неизбежному росту межнациональной напряженности в регионе. К чести обоих народов, инцидентов на национальной почве удалось избежать.

17 апреля между государственными комитетами Республик Северная Осетия-Алания и Республики Ингушетия, а также министерством по делам национальностей РСО-А была достигнута договоренность о возвращении четырех ингушских семей к месту постоянного проживания в селении Чермен, о чем подписан соответствующий протокол.

20 апреля семьи Арсамаковых (8 человек), Богатыревых (4 человека), Кусиевых (4 человека) и Мизиевых (10 человек) водрузили вагончики и личные вещи на грузовые машины и направились в сторону Северной Осетии. В 8: 15 утра колонна была остановлена на КПП-105. Как беженцам объяснили сотрудники КПП, бывшие осетинские соседи против возвращения ингушских семей в свои подворья, поэтому переезд невозможен. Оказалось, что эти четыре семьи должны были вернуться в ту часть Чермена, которая ранее была закрыта для возвращения ингушей.

Десять суток семьи провели у административной границы РСО-А и РИ. Среди них - два ветерана Великой Отечественной войны -Сааду Арсамаков (87 лет) и Жугурхан Кусиева (78 лет) Сааду Арсамаков, защищавший Краснодарский край и Кубань дважды считался геройски погибшим, но выжил, представлен в высшим государственными наградам, которые не получил, так как прямо с фронта был депортирован в Казахстан. Жугурхан Кусиева, ветеран-тыловик, ударник коммунистического труда, награждена медалями "Ветеран труда", орденом "Трудовой Славы".

В течение десяти дней к административной границе приезжали представители республиканских и федеральных властей. Правозащитники выразили озабоченность, что два ветерана войны встретят 60-летие Победы в вагончиках у осетино-ингушской границы.

К счастью, этого не произошло. Представители ЮФО помогли организовать поездку Сааду Арсамакова в Москву для участия в праздновании 60-летия Победы. А. В. Ярин, заместитель начальника департамента по внутренней политике ЮФО пообещал жителям четырем семьям разобраться в ситуации, выявить тех, кто сопротивляется их возвращению сразу после 9 мая заселить их на свое подворье в селении Чермен. Взамен он попросил отогнать колонну с вагончиками от административной границы Северной Осетии и Ингушетии. 30 апреля возобновилось возвращение ингушских семей в "открытые" села Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания. 30 апреля в село Дачное вернулись две семьи Албакова Курейша Алаудиновича (5 человек) и Гетагазова Мовли Джабраиловича (5 человек); 4 мая в село Чермен переехала семья Богатыревой Молотхан (7 человек), 5 мая в село Дачное вернулись 3 семьи - Хадзиевой Маржан Газмогомедовны (6 человек), Яндиева Ахмеда Микаилович (4 человека) и Яндиева Магомеда Сандроевича (8 человек). Всего 35 человек. По состоянию на 15 мая четыре семьи в Чермен так и не вернулись. 10 мая ветеран Арсамаков вернется из Москвы и будет с надеждой ждать обещанного возвращения.

Рекомендации:

1. ПЦ "Мемориал" с сожалением вынужден констатировать, что на общероссийском и международном уровне осетино-ингушский конфликт является забытым конфликтом. Война в Чеченской Республике отодвинула проблему ингушских вынужденных переселенцев на второй план. В то же время, уже 11 лет несколько тысяч ингушей провели в вагончиках и палатках. "Мемориал" обращается к российским и зарубежным неправительственным организациям и СМИ с просьбой и рекомендацией освещать проблему вынужденных переселенцев из Пригородного района с своих регионах и странах, включать проблему ингушских беженцев в доклады, а посещение мест компактного проживания ингушских переселенцев в расписание деловых поездок по региону.

2. ПЦ "Мемориал" считает, что приоритетным направлением постконфликтного строительства должна стать миротворческая работа на местном уровне, в сельских сообществах, направленная на 1) подготовку осетинского населения к совместному проживанию с ингушами (особенно в т.н. "закрытых селах"); 2) сближению этнических групп (особенно молодежи). В этой связи "Мемориал" считает целесообразным изучение и использование международного миротворческого опыта работы в местных сообществах, разработанного в ходе постконфликтного строительства на Балканах и Ближнем Востоке.

3. "Мемориал" рекомендует отказаться от практики раздельного обучения в школах. Осетино-ингушский конфликт опасен возможностью новых вспышек насилия и вовлечение новых поколений в конфликт посредством сегрегации может иметь непредсказуемые последствия.

4. ПЦ "Мемориал" рекомендует ответственных лиц федерального и республиканского масштаба не оттягивать решение проблемы возвращения ингушей. Особенно это относится к решению вопросов, связанных с бюрократическими проволочками. Так, "Мемориал" считает целесообразным как можно быстрее определить границы водо-охранной зоны, на основе экспертного, политически нейтрального мнения, и начать процесс переселения проживающих там людей.

5. "Мемориал" рекомендует гуманитарным организациям обратить внимание на условия жизнедеятельности ингушских переселенцев, находящихся на грани гуманитарной катастрофы.

6. "Мемориал" рекомендует федеральным и республиканским органам власти начать процесс политического урегулирования осетино-ингушского конфликта, с целью устранения причин конфронтации осетин и ингушей, то есть снятия с повестки дня территориального спора о статусе Пригородного района Северной Осетии.

Примечания:

(1)  В том числе 350 ингушей и 192 осетина.

(2)  В т.ч. 457 ингушей и 379 осетин.

(3)  В т. ч. 208 ингушей и 37 осетин.

(4)  В т.ч. 708 ингушей и 289 осетин.

(5)  А. Дзадзиев Осетино-ингушский конфликт: современное состояние проблемы. // Journal of Social and Political Studies. 2003, N 6 (24).

(6)  Представительство специального представителя президента Российской Федерации по вопросам урегулирования осетино - ингушского конфликта образовано на основе Временной администрации, действовавшей в зоне конфликта с 1992-1995 год. Является институтом, регулирующим отношения между РСО-А и РИ, управляющим процессом ликвидации последствий событий 1992. В настоящее время представительство возглавляет А. Кулаковский.

(7)  А. Дзадзиев Осетино-ингушский конфликт: современное состояние проблемы. // Journal of Social and Political Studies. 2003, N 6 (24).

(8)  Министр по делам национальностей и федерации В. Михаилов 31 июля 1997 г. цитата по Blader Ch. Prigorodny Rayon: The Continuing Dispute. Conflict Studies Research Center. Sept. 1997 p. 8

(9)  А. Дзадзиев Осетино-ингушский конфликт: современное состояние проблемы. // Journal of Social and Political Studies. 2003, N 6 (24).

(10)  Например, гражданам, утратившим домовладения в результате военных действий в Чечне предоставляется компенсация в виде 300 000 рублей. Семьи, потерявшие жилье при наводнениях и разливах рек, в среднем получали компенсации в размере 50 000 рублей.

(11)  Постановление Верховного Совета СССР от 28 мая 1993 г. N 177 "О политической оценке трагических событий, произошедших в октябре-ноябре 1992 г."

(12)  Постановление N 89 Правительства РСО-А от 18 мая 1998 года "Об отселении граждан, проживающих в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения".

(13)  Доклад А.В. Кулаковского "Детальность представительства специального представителя Президента РФ по решению проблем ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта в 2002 году". Информационно-аналитический сборник N7,8 Представительства специального представителя Президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта. 2003 год.

(14)  Так, например, более 70 семей вынужденных переселенцев, ранее проживавших в средней части с. Чермен, в 1998 году получили финансовые средства на восстановление разрушенного жилья, но не могут их освоить по причине того, что местные жители при попустительстве главы местной администрации препятствуют их возвращению на свои участки. За несколько лет денежные же средства обесценились, построить на них жилье уже невозможно.

По данным Спец. представительства мая 2003 десять жителей села Ир сочтены вернувшимися, на основании открытия им лицевых счетов. Однако фактически ни один ингуш не смог вернуться в поселок, из-за препятствий, чинимых им местным населением. По состоянию на 1 января 2004 года в 500 метрах от своих дворов, в вагончиках проживают 20 семей вынужденных переселенцев-ингушей.

Подобных примеров множество.

(15)  Гос. комитет предоставил разбивку по годам цифры только с 2000 г., а также итоговые цифры.

(16)  Информационно-аналитический сборник N7,8 стр. 51, 2003г.

(17)  Пригородный район передан Северной Осетии в 1944 году после депортации ингушей в Среднюю Азию.

Май-июнь 2005 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 11:35

28 мая 2017, 10:47

28 мая 2017, 09:35

28 мая 2017, 08:36

28 мая 2017, 07:41

Архив новостей