29 августа 2005, 15:18

"Уникальный" приговор

30-го марта 2005 года в Грозном произошло событие, которое в нынешних обстоятельствах вполне можно назвать уникальным. Коллегией Верховного суда под председательством Р.Солтамурадова был вынесен оправдательный приговор двум молодым людям Мусе Умурсолтовичу Ломаеву 1981 г.р. и Михаилу Александровичу Владовскому 1983 г.р., обвиняемых по нескольким статьям уголовного кодекса РФ в бандитизме и других тяжких преступлениях. Суд не счел убедительными доказательства их вины, представленные предварительным следствием.

Муса учится на 4-ом курсе университета, характеризуется деканом химико-биологического факультета как серьезный и ответственный студент. Михаил учится в нефтяном институте. Предпочитает называть себя Магомедом, так как в сознательном возрасте выбрал религию родственников своей матери, ислам. Женился, стал отцом.

Муса и Михаил впервые встретились в июне 2004 года в РОВД Ленинского района. Муса, пытками и избиениями лишенный воли и какой-либо способности к сопротивлению, увидев в углу существо, которое с трудом могло двигаться, подтвердил, что это Михаил Владовский, вместе с которым они совершили несколько преступлений. Владовский, несмотря на свое состояние, заявил, что он человека, стоящего перед ним, видит впервые.

К этому времени Муса Ломаев уже несколько дней находился в ИВС РОВД Ленинского района. Он был похищен из дома 26 мая. Больше суток мать сходила с ума, в поисках сына. Обращалась везде. По ее заявлению сотрудники УСБ МВД провели проверку в Ленинском РОВД, но получили отрицательный ответ. А на следующий день оказалось, что Муса был задержан 27 мая, и следователь прокуратуры Дукаев оформил его задержание при свидетелях. Так можно ли после этого верить результатам проверок проводимых различными органами в "поисках" похищенных и без вести пропавших? Несколько часов Мусу допрашивали так, что он подписал все, что от него требовали.. Адвокат Роза Дакаева сразу после встречи с подзащитным письменно сообщила Дукаеву что в отношении него применялись недозволенные методы ведения допроса и ходатайствует о проведении судебно-медицинской экспертизы. Эксперт констатирует наличие на теле Ломаева множественных ссадин и кровоподтеков от действий тупого твердого предмета, однако, Дукаев отказывает в возбуждении уголовного дела по этому факту. Между тем, ст. 9 УПК РФ запрещает в ходе следствия любые действия, не предусмотренные УПК не говоря уже о пытках, а ст.7 констатирует, что нарушение норм УПК РФ влечет за собой признание недопустимыми полученные таким путем доказательства. После этой жалобы Дукаев сделал все, чтоб не допустить Дакаеву к своему подзащитному.

У Владовского уже был печальный опыт общения с оперативными работниками Ленинского РОВД и ОРБ-2. 9-го февраля 2004 года он был осужден на два года лишения свободы за хранение оружия. Оружием был снаряд, выпущенный из артиллерийского орудия и обнаруженный неразорвавшимся. За такое "хранение" у нас можно было бы осудить очень многих. Владовского обвиняли и в других преступлениях, однако, они были сняты в виду явной абсурдности. Роковым для него стало знакомство с семьей Угурчиевых, шестеро братьев из которой, будучи беспризорниками, встали на преступный путь с очень раннего возраста. Когда одного из них задержали сотрудники Ленинского РОВД, он подтверждал все, что ему предъявляли, и оговорил Владовского, с которым у него произошла ссора. Причем он рассказал о преступлении, которое, они якобы, совершили вместе с Владовским и даже назвал дату, но впоследствии оказалось, что в тот день сам Угурчиев находился в ИВС, и никак не мог совершить то преступление, в котором себя обвинил.

Следствие столько сил приложило, чтоб засадить Владовского надолго. Он был похищен из дома и прошел через такие пытки в Ленинском РОВД и ОРБ-2, что не выдержал и подписал признательные показания. Его мучители не удовлетворились результатом и насильно привезли в ОРБ-2 его младшего брата Руслана. В нарушении всяких норм над пятнадцатилетним подростком издевались несколько часов, запугивая его и вынуждая дать показания против брата. Все это время мать стояла у ворот ОРБ-2, хотя должна была находиться рядом с сыном, ведь по правилам допрос несовершеннолетнего моно проводить только при родителях или учителях. И вот, несмотря на такие усилия, вместо большого срока, которого добивался следователь, Владовский получает всего два года, но и этот приговор он обжаловал, так как не считал себя виновным.

В ожидании результатов рассмотрения своей жалобы он находился в Чернокозово, когда 8 июня был этапирован следователем прокуратуры Ленинского района г. Грозного Дукаевым в ИВС Ленинского РОВД. Там его "допросили" так, что 9-го июня его пришлось вести в больницу, где ему был наложен гипс на поврежденную ногу и проведено другое лечение. Казалось бы, после это парня нужно положить в больницу, а против тех, кто его истязал возбудить уголовное дело. Но вместо этого Владовского отправляют в ОРБ-2. С методами дознания этого учреждения он был уже хорошо знаком, поэтому решил прекратить свои мучения сразу. Михаил вскрыл себе вены. Но перед этим в гипс заложил записку, в которой обвинял в своей смерти не тех, кто непосредственно его пытал, а следователя Дукаева - организатора пыток. Довести до конца свои намерения ему не удалось. Он был обнаружен истекающим кровь и отправлен в больницу. Но и это не отрезвило его мучителей. Дукаев в нарушение всяких норм уголовно-процессуального кодекса не допускал к нему адвоката Таштамира Усманова, который смело и настойчиво отстаивал права своего подзащитного. На каждый допрос он приводил таких "адвокатов", которые с готовность. Подписывали все, что диктовал следователь. Тем не менее, Владовский на этот раз не подписал против себя ничего.

Когда началось судебное следствие все с таким трудом добытые следствием показания, рассыпались. Для примера можно привести один эпизод.

Ломаев 28-го мая показал, что осенью 2002 года они вместе с Владовским и Чудаловым подорвали БТР и автомашину УАЗ в районе трампарка. При этом он говорит, что произошло это в сумерках. Чудалов, допрошенный в суде в качестве свидетеля говорит, что это произошло утром и УАЗ шел со стороны "Минутки" и было их четверо вместе с неким Сайд-Эмином.

Из материалов же дела следует, что УАЗ действительно в тот день был подорван, но в два часа дня, шел он со стороны трампарка и никакого БТРа при этом не было.

Чудалов в то время, когда давал показания, находился в Ленинском ИВС. Через несколько дней, будучи переведен в СИЗО, он направил в Верховный суд ЧР заявление, в котором говорил, что его показания, данные в суде не соответствуют действительности, что он оговорил Ломаева и Владовского под физическим давление оперработников, этапировавших его в суд для допроса. Подтвердил он это и на выездном на выездном заседании суда.

На суде и Ломаев отказался от данных в ходе предварительного следствия показаний, заявив, что оговорил и себя и незнакомого ему ранее Владовского под пытками, причем, одной из самых тяжких были угрозы следователя в отношении его матери, сестры и жены. Владовского пытались обвить в разбойном нападении на соседа, но тот категорически отказался высказать какие-либо подозрения в отношении Михаила. Ломаеву предъявляли обвинения в убийстве Халкаева, но жена последнего дважды писала заявления в адрес суда, что не считает Мусу виновным в этом преступлении и просит не мучить его напрасно. Так же "убедительны" были и другие обвинения, поэтому суд принял сторону подсудимых.

Казалось бы, Мусу и Михаила можно поздравить со счастливым окончанием их мучений, а Чеченскую республику с торжеством правосудия, однако, радость была недолгой. Во-первых, как только бывшие подсудимые обрели свободу, они отправились в больницу. У Михаила переломы и трещины ног, выбита коленная чашечка, повреждена барабанная перепонка, после пыток током, когда провода вставляли в уши, отбиты почки, повреждены ребра и позвоночник. Муса не в лучшем состоянии. Родителям пришлось потратить огромные суммы на их лечение.

Но спокойно лечиться они не могли и дома ночевать не решались. И были правы. Несколько раз ночью в дом Владовских ночью врывались сотрудники РОВД Ленинского района и ОРБ-2, требовали Михаила. Оправдательный приговор прокуратурой был обжалован в Верховном суде РФ и отменен. На 1 сентября назначено заседание в новом составе суда. Неужели мало еще потерпевших в этом деле? Ведь это не только Муса и Михаил и не только их родители. В деле имеется иск на 200 000 гражданки Никоновой рублей, муж которой погиб в том УАЗе. Иск был предъявлен Ломаеву и Владовскому, но отклонен в результате оправдательного приговора. Они не виновны в гибели ее мужа. А тот, кто виновен, явно остается на свободе, и, может в этот момент замышляет новое преступление. Так сколько же еще будет потерпевших в этом деле? А в других таких же "делах"?

Наталья Эстемирова

Опубликовано 29 августа 2005 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 14:31

20 января 2017, 14:25

20 января 2017, 14:20

20 января 2017, 14:02

20 января 2017, 13:55

Архив новостей
Все SMS-новости