04 августа 2005, 17:55

Один из боевиков в Беслане хотел поговорить с президентом

Во Владикавказе продолжились слушания по делу Нурпаши Кулаева, обвиняемого в нападении на школу №1 в Беслане. Из 38 вызванных на допрос потерпевших в суд явились трое.

Первой выступила Светлана Джериева, которая побывала в заложниках вместе с дочкой. 6-летняя Дана в тот день пошла в первый класс. Чтобы успокоить дочь, Светлана рассказывала дочери, что висящие бомбы это куски мыла. Светлана также подтвердила, что террористы стреляли в спину убегающим детям

О зверствах рассказывала и Людмила Резнова, выступавшая второй. Людмила рассказала, что после взрыва в спортзале туда забежал один из боевиков и кинул гранату. Людмила также рассказала, что когда боевики выбивали окна в спортзале, один из них сказал, "этому нас Норд-Ост научил".

Наиболее интересными явились показания Атикат Кониевой, побывавшая в заложниках вместе с внучкой. Атикат рассказала суду о боевике по имени Али. О боевике с таким именем упоминали ранее и другие потерпевшие, некоторые считают, что именно Али был главарем банды, а не Руслан Хучбаров по кличке "Полковник".

Атикат отзывалась о Али как об очень циничном человеке.

- Он нам сказал, "эти бомбы очень хорошо сделаны, я сам их делал. В каждой 1200 металлических предметов, на вас всех одной хватит". Еще он говорил, "пока у нас будут патроны мы будем убивать федералов, а как закончатся мы вас взорвем".

 Атикат вспоминает, что "школа была как консервная банка, начиненная взрывчаткой". По ее словам, Али даже читал им Коран.

- Я его спросила, но почему дети, захватили бы тогда Белый дом. Он ответил, "мы бы и Белый дом взяли, если бы у нас Грозный не отобрали". Еще он сказал, "чтобы сюда попасть я бороду сбрил".

Несколько раз Али говорил с кем-то по телефону и требовал президента. Атикат в эти моменты находилась рядом и могла слышать даже ответы в трубке.

- Я буду разговаривать только с президентом, - сказал кому-то Али и положил трубку. Минут через 15-20 вновь раздался звонок.

- Президент?

- Нет, помощник, - был слышен ответ в телефоне и Али сразу прервал разговор.

Один раз, когда кто-то попросил у Али воды, тот ответил.

- У нас установка - сухая голодовка. То, что мы вам воду давали и так поблажка. У нас есть пайки, но я сам не ем, - говорил Али.
 
Атикат рассказала, что никто из тех мужчин, кого выводили из спортзала не вернулся.

- Вообще, с самого начала было понятно, что они будут нас убивать, это ни для кого не было секретом. Требования у них были невыполнимые, как могли вывести эти войска...

- Вы считаете, что нужно было вести переговоры с боевиками? - спросил Атикат защитник потерпевших Таймураз Чеджемов.

- Конечно, надо было! Нужно было делать все, чтобы спасти детей, идти на переговоры, и президент (Дзасохов), как мужчина, должен был туда пойти.

В конце своих показаний, Атикат Кониева, которая даже не была ранена в школе, призналась, что испытывает чувство вины из-за того, что выжила.

- Я с тех пор не сплю, перед глазами эти дети, со слезами сказала потерпевшая.

Следующее заседание суда назначено на 9 августа.

Автор: Алан Цхурбаев, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

18 октября 2017, 12:12

18 октября 2017, 11:39

18 октября 2017, 10:43

18 октября 2017, 10:25

18 октября 2017, 09:48

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей