27 мая 2005, 14:47

Убить для галочки

В Дагестане идет необъявленная война. В ней нет места идеологии, нет названного противника, непонятно, кто свой, а кто чужой. Сегодня ты простой сельский ремесленник, завтра - мученик в подвалах и камерах "хранителей правопорядка", послезавтра - вдруг труп боевика, убитого "в ходе перестрелки с федеральными войсками".

Будущие жертвы пока живут мирной жизнью. Жертвам дня вчерашнего уже никто не поможет.
 
В селении Новосаситли Хасавюртовского района жил 45-летний Мухтар Махмудов. Безработный. Отец семерых детей, шесть из которых несовершеннолетние. Жена тоже безработная. Единственный официальный источник дохода семьи - детские пособия в размере 360 рублей ежемесячно. Когда получалось, Мухтар подрабатывал на стороне сварщиком. Со слов односельчан, это был спокойный и трудолюбивый человек. Ни в чем криминальном не замечен. О его дальнейшей судьбе рассказывает брат Абас Исаев:

"Впервые Мухтара ни с того ни с сего арестовали августовским днем 2004 года сотрудники Хасавюртовского УБОПа. Продержав около месяца в изоляторе временного содержания Хасавюрта, брата отпустили, не предъявив никакого обвинения. Наверное, освобождение было обусловлено тем, что задержание производилось при многочисленных свидетелях, также нам стали известны имена милиционеров, участвовавших в этом. В момент освобождения один из милиционеров заявил брату, чтобы он "слишком не дергался из-за ареста, в противном случае долго не проживешь".

Повторное задержание произошло глубокой ночью 16 ноября. Неизвестные в масках и камуфляжной форме ворвались в дом брата, задержали его и насильно увезли в неизвестном направлении на "Жигулях" 99-й модели без номерных знаков. Из дома также были похищены документы и деньги".

Многочисленные попытки блокировать федеральную трассу "Кавказ", митинги, обращения в республиканские и федеральные органы власти, вплоть до администрации президента, ни к чему не привели, если не считать одной очень симптоматичной переписки. В конце декабря Исаев получил письмо за подписью начальника Управления по борьбе с организованной преступностью МВД республики Ахмеда Кулиева, где говорилось, что "Махмудов М. задержан сотрудниками РОШ СКР по ЧР и содержится в Ханкале" (оперативный штаб в Чечне. - Ред.).

Это уже была какая-то надежда, но следом поступает письмо из Центра по борьбе с терроризмом МВД России. В нем сообщалось, что местонахождение Махмудова точно не известно, а "при поступлении дополнительной информации вы будете немедленно проинформированы". Теперь представьте состояние жены, детей и родственников Махмудова. Для поездки же в Ханкалу у них просто не было денег. Так в безвестности проходят долгие и мучительные дни.

28 января Исаев увидел по телеканалу НТВ (материал также прошел по всем федеральным каналам) сюжет о ликвидации армейской разведкой в Ножай-Юртовском районе Чечни крупной, хорошо замаскированной базы боевиков. Там якобы нашли пять ручных гранатометов, шесть пулеметов, 17 автоматов Калашникова, около двух тысяч патронов, больше двух килограммов пластида, 44 выстрела к гранатомету и снайперские винтовки.

Илья Шабалкин, представитель регионального оперативного штаба (РОШ) на Северном Кавказе, комментируя материал, заявил: "Были уничтожены шесть бандитов. Из них по внешним признакам двое предположительно выходцы из арабских стран. На этой базе готовились террористы-подрывники. И там же монтировались самодельные взрывные устройства. На основе тех взрывчатых веществ, которые там находились, и зарядов можно было изготовить порядка 20 взрывных устройств. Таким образом, мы ответственно заявляем, что предотвращено как минимум 20 террористических актов, готовившихся на территории Чечни и в Северокавказском регионе. Среди спецназа потерь нет".

Тогда Исаев и в страшном сне не мог предположить, что показанное имеет отношение к брату. Но однажды на хасавюртовском рынке он услышал рассказ чеченцев из Ножай-Юртовского района о том, что "федералы завезли на окраину села Замай-Юрт шестерых замученных неизвестных, которые после устроенной имитации боя были расстреляны. Тела в течение нескольких дней были выставлены на опознание. Никто за ними не явился, поэтому их похоронили на старом кладбище Замай-Юрта. Здесь же, в сторожке, находится и вся одежда убитых".
 
В середине марта Исаев в числе других дагестанцев, ищущих своих безвестно пропавших родственников, выезжает в Ножай-Юртовский район. В сторожке он узнает окровавленную одежду своего брата. То, что это был именно он, подтверждают и жители Замай-Юрта, распознавшие Мухтарова на фотографии, и результаты эксгумации.

Среди раскопанных трупов был опознан и другой житель Новосаситли. Им оказался задержанный 29 декабря 2004 года Махач Хабибов, 1976 года рождения, отец двоих малолетних детей.

Его, по словам матери Загры Хабибовой, "похитили сотрудники правоохранительных органов Хасавюрта. Сын поехал на рынок, чтобы купить вещи для детей, где и пропал. Военные по телевизору говорили, что он боевик, что его убили в перестрелке с федералами. Это ложь - я знала своего сына, знала, чем он занимался каждый день своей недолгой жизни. Его никто не может обвинить не только в терроризме или экстремизме, но даже в косом взгляде на людей.

Я сама хочу, чтобы в отношении Махача провели полное расследование и узнали, чем он действительно занимался. Он работал строителем, ездил в Минводы и Россию, чтобы содержать семью. Махач никогда не был в Чечне. После смерти мужа он оставался моей опорой и хозяином в доме, так как был нашим единственным сыном. Что я скажу его детям - моим внукам, когда они подрастут и спросят, за что убили их отца? Для меня во сто крат было бы лучше, если бы его расстреляли прямо передо мной, сказав, в чем он виноват".

Третий опознанный труп принадлежит Амирхану Алиханову, 1974 года рождения, уроженцу селения Ругуж Табасаранского района, отцу троих детей. Был владельцем столярной мастерской. По утверждению одного из пятерых братьев, исчезновение Алиханова произошло при следующих обстоятельствах.

"Утром 23 декабря 2004 года Амирхан на своих коричневых "Жигулях" 8-й модели выехал в Хасавюрт, чтобы купить плотницкий станок и кое-что для семьи. На обратном пути он позвонил другому брату, живущему в Каспийске, и предупредил, что приедет через час - полтора. Но к назначенному времени не прибыл, а его мобильный телефон не отвечал. Тогда мы стали его искать и узнали, что Амирхана задержали на посту при въезде в Махачкалу.

Со слов сотрудников ГИБДД, дежуривших в тот день, машину брата остановили двое гаишников, приехавших из Махачкалы (удивительно: пост - республиканский, и городские милиционеры там никогда не дежурят). Во время проверки документов из трех легковых автомашин (две "Нивы" и "Жигули" 99-й модели), стоявших рядом, выскочили несколько человек в масках и один без маски, которые скрутили брата и затолкали в "Ниву". Затем все три машины развернулись и быстро уехали в сторону Махачкалы. Один из гаишников сел в машину брата и тоже присоединился к ним. Кстати, машину брата за госномерами В 235 СС 05 региона до сих пор не нашли.

26 декабря нам позвонил по сотовому телефону (в редакции есть номер телефона звонившего, уроженца села Джинных Рутульского района. - Ред.) неизвестный и сказал, что Амирхан находится у них. За его освобождение потребовали выкуп - 25 тысяч долларов. Сумму нужно было доставить 28 декабря к 10 часам на автостанцию в Хасавюрте. Мы сразу же обратились в милицию. Курировал наше дело сотрудник 6-го отдела МВД РД подполковник Акиф Максимов.

В начале нашего разговора он что-то поручил своему сотруднику. Когда он вернулся, Максимов, переговорив с ним наедине, сказал, что брат находится в Хасавюрте у сотрудников ФСБ, и заверил нас, что в любом случае "вытащит" его оттуда. Был разработан и план дальнейших мероприятий: завтра встречаемся, выезжаем в Хасавюрт, передаем пакет с мечеными деньгами похитителям, после их задерживают убоповцы.

Уходя, нам пришлось залить в бак его машины 30 литров бензина: дескать, у него проблемы с деньгами, а заправка нужна для участия в операции. Однако на следующее утро он не явился на встречу. Когда же мы приехали к нему на работу, Максимов прямо заявил: "Мне сверху сказали: оставь это дело, так что извините, ребята".

Уже к обеду последовал повторный звонок от неизвестного: "Мы же предупреждали, чтобы никуда не обращались. Теперь можете прибавить к той сумме еще один ноль". После этого мы неоднократно обращались в прокуратуру, МВД, но все наши просьбы и заявления либо вообще не принимались для рассмотрения, либо полностью игнорировались".
 
Расследуя собственными силами происшедшее, нам удалось связаться с очевидцем событий 23 декабря. Он узнал похитителя без маски. Им оказался сотрудник УБОПа лейтенант Абдула Арбуханов. Его неоднократно вызывали в Кировскую районную прокуратуру, где было возбуждено уголовное дело по факту пропажи брата, но он ни разу не явился на допросы.

Более того, следователям районной прокуратуры, в число коих входил и сын министра МВД РД Адильгерея Магомедтагирова, не дали встретиться с Арбухановым даже в его собственном доме, куда следователи ездили для допроса и обыска на месте. Вход в квартиру Арбуханова оказался под защитой вооруженных сотрудников УБОПа в масках, которые дали следователям от ворот поворот.

Позже сам прокурор РД Имам Яралиев просит начальника УБОПа РД Ахмеда Кулиева обеспечить явку Арбуханова на допрос. Результат тот же!

В один из майских дней журналисты вместе с сопредседателем правозащитной организации "Гражданская альтернатива" Абдурахимом Магомедовым отправились в Чечню. И первая же встреча с начальником Ножай-Юртовского РОВД Султаном Билимхановым помогла расставить почти все точки над "i".

С его слов история выглядит следующим образом: "Я находился 25 января в Гудермесе, когда мне позвонили и сказали, что в окрестностях Замай-Юрта слышна непонятная стрельба. Я немедленно выехал с группой туда. И уже на месте выяснил причину стрельбы: оказывается, на высоту около селения вечером подъехала колонна из нескольких БТРов и "уазиков" с "федералами" из Ханкалы и сотрудниками батальона "Восток" (42-я дивизия МО). В машинах, кроме них, находились шестеро замученных людей. Их вытащили из машин и просто расстреляли тут. Затем на мертвых надели камуфляжную форму. После этого для видимости "трудного и героического боя" была открыта стрельба в воздух. А сами трупы были наспех закопаны в землю.

Касательно схрона, о котором говорил Шабалкин, можно заметить, что данная высота прекрасно видна с соседних высот, контролируемых федералами".

После того как колонна военных покинула высоту, местные жители раскопали трупы для опознания. Они насчитали на обезображенных до неузнаваемости телах десятки пулевых ранений! Для подстраховки были произведены и контрольные выстрелы в голову. Видимо, их морили и голодом, так как животы убитых буквально прилипли к позвоночнику. На телах также обнаружили следы массивных ожогов от паяльной лампы. У многих были сломаны руки, выбиты зубы, вырваны ногти, отрезаны пальцы, уши и другие конечности. Картина была настолько жуткая, что одного из жителей села, омывавших трупы, срочно госпитализировали с сердечным приступом. Похоронили расстрелянных на старом кладбище Замай-Юрта по исламским канонам, в трех могилах по два человека в каждой.

- О результатах расследования 28 января я доложил министру МВД ЧР Руслану Алханову и генерал-майору Олегу Хотину, руководителю ГУ ВОГОиП МВД РФ, что никакого боестолкновения в районе не было. Со всей ответственностью заявляю и вам: там были расстреляны безвинные люди. Такие случаи неоднократно происходили и с нашими жителями. Генералам нужна война. Война - это звания, деньги и власть, а выведи их отсюда в Центральную Россию - там они никто. Вот и провоцируют силовые структуры чеченцев и дагестанцев на противоправные действия, дабы не снижалась интенсивность военных действий, - продолжил свой рассказ Билимханов.
 
В Замай-Юрте и в Мескеты, где находится глава администрации, на чьей территории произошло преступление, нам также удалось встретиться с местными жителями, представителями администрации и участковыми милиционерами, которые в один голос утверждали: "Никакого боя и схрона на этой высоте не было. Все это было подстроено, а то, что передают СМИ, - ложь".

Прокурора района, в чьем ведении находится это дело, мы не застали в Ножай-Юрте, но, со слов родственников убитых, он вел себя с ними на редкость пренебрежительно, отказавшись даже представиться. Его имя мы узнали позже - им оказался Вахид Мухамадиев. Он неоднократно заявлял, что убитые были боевиками и что они получили по заслугам.

Уже по пути домой мы заехали и в Новосаситли. Удалось встретиться с главой администрации Саидахмедом Ахмеднабиевым.

- И Мухтаров (он, кстати, бывший депутат сельсовета), и Хабибов - вполне законопослушные люди. Какие грехи за ними водятся, лично я не знаю. Если с ними и были какие-то проблемы, то они сами пришли бы в милицию, даже без повестки, - рассказывал глава администрации. - Зачем устраивать эти маски-шоу? Их, наверное, просто подставили. Если власти не могут обеспечить нашу безопасность, пусть так и скажут - тогда мы сами будем себя защищать!

И защищают сами себя. В Хасавюртовском районе в апреле были убиты двое неизвестных в камуфляжной форме, попытавшихся задержать жителей Хасавюртовского района без соответствующего соблюдения уголовно-процессуальных тонкостей. Уже после удалось уточнить, что это были работники ФСБ Чечни.
 
Ахмеднаби Ахмеднибиев, Марко Шахбанов

Опубликовано 26 мая 2005 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 15:29

  • Эксперты высказали претензии к России и Горбачеву в годовщину «Черного января»

    Жители Азербайджана сегодня отмечают 27-ю годовщину событий "Черного января". В День скорби по погибшим в результате ввода советских войск в Баку 20 января 1990 года десятки тысяч человек пришли на Аллею шехидов (мучеников), чтобы отдать дань памяти жертвам. Эксперты и очевидцы трагических событий рассказали о ситуации тех дней и обвинили в кровопролитии советское руководство.

20 января 2017, 15:10

20 января 2017, 14:31

20 января 2017, 14:25

20 января 2017, 14:20

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии