04 июля 2005, 16:11

Вертикаль дотянулась до юга

Этот материал - последняя статья Загида Варисова в центральном издании. Она была опубликована 20 июня в "Политическом журнале" - одном из тех многих центральных СМИ, которые в статьях о Кавказе и Дагестане часто ссылались на Варисова и часто использовали его комментарии. Есть и будут другие имена и аналитики, мнения и ссылки, но журналисты ведущих российских изданий в один голос говорят, что дагестанский политанализ обезглавлен, потому что "с Варисовым не сравнится никто". Ни по информированности, ни по умению правильно расставить акценты, ни по знаковости. Материал был подготовлен в соавторстве с Ильей Максаковым - экспертом по Кавказу и другом Загида Варисовича. Отдавая статью редакции, Максаков сказал, что "так и не успел обсудить ее с Загидом после выхода"...

Страница Центра стратегических исследований и политических технологий - наша "варисовская полоса" - последний раз в "Новом деле".

Вертикаль дотянулась до юга

Обострение ситуации в Дагестане происходит на фоне кампании по переназначению губернаторов и президентов Юга России. При этом решение вопроса о преемственности или смене власти в Дагестане будет сложнейшей головоломкой для Кремля. Добровольный уход с поста президента Северной Осетии многоопытного Александра Дзасохова, избрание на его место Таймураза Мамсурова, который, скорее всего, будет обеспечивать преемственность политики своего предшественника, дали старт ротации (или переназначению) северокавказских руководителей. Этого, как принято выражаться, укрепления вертикали власти на юге страны ждали давно и с некоторой тревогой. Дескать, а не случится ли чего-нибудь взрывоопасного при переналадке кланового устройства кавказских элит? Ведь об искоренении клановости полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак заявлял давно, а вот подступиться к решению этой проблемы Кремль пока не решался.

Многих попросят остаться

В связи с уходом Дзасохова многие наблюдатели заговорили о том, что подобная замена глав ожидает чуть ли не все республики, края и области Северного Кавказа. Однако на новый срок уже выдвинуты президент Ингушетии Мурат Зязиков, губернаторы Ставропольского края и Ростовской области Александр Черногоров и Владимир Чуб.

Проблема реализации нового порядка наделения полномочиями глав субъектов РФ в ЮФО, и прежде всего в республиках Северного Кавказа, в отличие от других регионов России имеет ряд особенностей. Это связано как с многонациональностью и сложной многоконфессиональностью, так и с местными традициями, согласно которым население в основной своей массе ориентируется на уже состоявшихся и умудренных опытом лидеров. Кроме того, соображения политической целесообразности и сохранения стабильности в регионе, объявленном США и некоторыми другими западными государствами "зоной своих стратегических интересов", требуют от федерального центра взвешенности в вопросах недопущения напряженности между финансово-экономическими и этническими элитами в республиках.

В связи с этим речь может пойти о том, что свой нынешний статус сохранят региональные лидеры, либо сами относящиеся к соответствующей доминирующей элите, либо равноудаленные от всех элит, но способные в одинаковой мере влиять на них всех без исключения. Поэтому, скорее всего, будут подтверждены на новый срок полномочия глав Кабардино-Балкарии - Владимира Кокова, Адыгеи - Хазрета Совмена, Калмыкии - Кирсана Илюмжинова, Чечни - Алу Алханова, Краснодарского края - Александра Ткачева, Астраханской области - Александра Жилкина, Волгоградской области - Николая Максюты. Какой бы фон ни создавали вокруг них заинтересованные стороны, все они пользуются безусловным влиянием и авторитетом каждый в своем субъекте РФ. Вместе с тем местные наблюдатели не исключают, что подобное доверие может быть не оказано главе Карачаево-Черкесии Мустафе Батдыеву. Подтверждением этого может служить приглашение депутатами парламента КЧР полпреда Дмитрия Козака для прояснения его позиции в связи со слухами о смене власти в республике. Некоторые депутаты ставили вопрос конкретнее: обсудить с Козаком вопрос о соответствии Батдыева должности.

Дагестанский эксклюзив

По своему геополитическому и стратегическому положению, а также по последствиям попыток заинтересованных сил втянуть весь регион в войну и террор ключевую позицию в регионе занимает Дагестан. В связи с этим и подход к республике, скорее всего, будет "эксклюзивным". В дагестанском руководстве говорят, что нынешний лидер республики Магомедали Магомедов является оптимальной фигурой для сохранения стабильности не только в Дагестане, но и в целом на Юге России. Его уход и избрание нового главы республики может вызвать в Дагестане серьезные межклановые противоречия и конфликты. Тем более что сегодня в республике нет другого равноудаленного от всех кланов и способного влиять на них политика.

Второй кусочек

Ни один из дагестанских оппозиционеров не входит даже в десятку наиболее влиятельных в республике политиков, которую, естественно, возглавляет председатель Госсовета Магомедали Магомедов. С осени прошлого года стремительно набрал вес и влияние новый премьер-министр Дагестана Атай Алиев, считающийся сегодня ближайшим соратником Магомедова. Кстати, глава республики - даргинец, премьер - кумык, поэтому об "узурпации власти" каким-либо этническим кланом говорить не приходится. Далее по степени влиятельности идут: мэр Махачкалы Саид Амиров (даргинец), прокурор республики Имам Яралиев (лезгин), начальник Махачкалинского международного морского торгового порта Абусупьян Хархаров (аварец), спикер парламента Муху Алиев (аварец), первые вице-премьеры Гитиномагомед Гаджимагомедов (аварец) и Низами Казиев (лезгин).

С учетом наличия влиятельных сторонников в Кремле, Белом доме и других федеральных структурах достаточно высоко оценивается влияние руководителя управления Федерального казначейства по Дагестану Сайгид-Гусейна Магомедова (аварец), депутата Госдумы Сулеймана Керимова (лезгин), заместителя Генерального прокурора РФ Сабира Кехлерова (лезгин), члена Совета Федерации Ильяса Умаханова (даргинец), депутата Госдумы Ахмеда Билалова (аварец). Несколько меньшей считается в республике влиятельность Рамазана Абдулатипова (аварец).

В оппозиции наиболее влиятельным считается мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов (аварец). Далее следуют: депутат Госдумы РФ Гаджи Махачев (аварец), депутаты республиканского парламента - олимпийский чемпион по вольной борьбе Сагид Муртузалиев (аварец) и Газимагомед Магомедов (Гимринский) (аварец). Как видно, оппозиция неслучайно претендует на название "аварская". Но, судя по тому, что самые влиятельные аварцы никакого отношения к ней не имеют, придавать оппозиции этнический характер не только неправильно, но и опасно.

Попытки оппозиции прийти к власти силовыми или другими "экстремальными" методами, полагают в Махачкале, ничем хорошим не закончатся, так как обусловят взрывоопасную этническую поляризацию. Внедрение в Дагестане "варяга" сопряжено, с одной стороны, с риском того, что он не сможет повлиять ни на какие группировки, а с другой стороны, он, скорее всего, подпадет под влияние какого-либо клана, что опять же ни к чему хорошему не приведет.

Поэтому для обеспечения большей определенности, снижения напряженности и террористической активности в республике, по мнению сторонников действующего главы Дагестана, желательно не затягивать вопрос с избранием его на новый срок. Подобная определенность во многом может положить конец той составляющей террористической активности в Дагестане, которую можно непосредственно связать с борьбой за политическую власть в республике.

Кстати, если бы не был принят новый порядок избрания глав субъектов РФ, то развитие событий в Дагестане осенью 2004 - весной 2005 гг. могло принять непредсказуемый характер. Наблюдатели в Махачкале указывают, что именно в преддверии соответствующего заявления Владимира Путина после событий в Беслане так называемый северный альянс вплотную приступил к раскачиванию и дестабилизации ситуации в Дагестане.

Предчувствуя приближающееся решение Кремля по Дагестану, оппозиция заметно активизировалась. Общественно-политические организации, такие, как Конгресс народов Дагестана, объединение "В защиту Конституции РФ в Республике Дагестан", договорились провести в сентябре съезд народов Дагестана. Депутат Госдумы РФ Гаджи Махачев проводит на этот счет консультации с оппозицией. В интервью Агентству национальных новостей он заявил: "На сегодняшний день в республике заметно обострилась криминогенная обстановка. Участились теракты против государственных деятелей и работников правоохранительных органов, произошел глубокий раскол общества на богатых и бедных, большинство трудоспособного населения не имеет постоянной работы, молодежь вынуждена в массовом порядке выезжать за пределы республики, многие попадают в ряды экстремистов и сепаратистов. У нас нет своих личных меркантильных или амбициозных целей. Мы просто хотим довести до сведения руководства страны истинное состояние дел в нашей республике в надежде, что президент Путин выдвинет на пост руководителя Дагестана молодого и энергичного человека, не связанного с нынешней правящей элитой и способного эффективно работать в современных условиях".

В связи с этим в коридорах власти в Махачкале предстоящий съезд народов уже прозвали сходом оппозиции. Здесь полагают, что прежде всего встает проблема легитимности подобного мероприятия. Ведь Конституция и иные законодательные акты России не содержат и не регламентируют понятия "съезды народов субъектов РФ" или "съезд народов Российской Федерации". Подобная неопределенность означает: решения такого съезда не будут иметь какой-либо юридической силы и не будут обязательны для исполнения кем-либо.

В то же время Дагестан рискует в случае созыва этого форума, а точнее, неформального схода определенной части граждан, получить либо очередную говорильню для "выпускания пара" организаторами, либо очередной инструмент для дестабилизации ситуации в Дагестане и в целом на юге страны.

Чеченские казаки

Неудивительно, что пристальное внимание к Дагестану приковано и в Чечне. Помнится, в 1999 г. некто Басаев уже пытался навести в Дагестане "порядок" - шариатский. Казалось бы, после этого в Чечне уже не появится желающих "помочь" соседней республике. Но надо же такому случиться: спустя шесть лет в Грозном вновь звучат призывы навести порядок в Дагестане.

Как рассказал "Политическому журналу" главный редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев, на пресс-конференции для местных журналистов, прошедшей в Чечне в середине мая, Рамзан Кадыров уже не в первый раз за последние несколько месяцев заметил, что "в Дагестане давно пора навести порядок". Впрочем, по словам Алиева, о том, что "наведением порядка" в соседней республике уже занимаются и активное участие в этом процессе принимают именно чеченцы, информация стала просачиваться еще с начала этого года. Причем в основном из новостей о несогласованных действиях чеченских и дагестанских силовиков, из-за которых в итоге гибли и военные, и гражданские люди. Здесь и задержание на границе сестры Рамзана - Зулай, и неудавшийся захват в Хасавюрте предполагаемого "амира" (ему помогли уйти местные жители, принявшие чеченских милиционеров за бандитов).

И тогда, считает Тимур Алиев, возникает вопрос, почему Кремль смотрит сквозь пальцы на такую самодеятельность. Возможно, потому, что на самом деле Рамзан Кадыров и его люди занимаются наведением "конституционного порядка" не только по "велению сердца", но и в силу непосредственного исполнения служебных обязанностей. Еще в мае 2004 г., сразу после создания специального полка МВД Чечни имени Ахмата Кадырова, Рамзан Кадыров предположил, что это новое соединение будет наделено особыми полномочиями по борьбе с террористами всюду на территории Северного Кавказа и России. Его предложение было воспринято Кремлем без особого восторга. Но уже в августе Рамзан Кадыров выступил с новой инициативой, предложив руководству Южной Осетии военную поддержку в борьбе с Грузией. А в октябре 2004 г. он был назначен советником полпреда президента России в Южном федеральном округе Дмитрия Козака. Согласно назначению, Кадыров должен осуществлять взаимодействие полпреда с силовыми структурами округа.

Размытость обязанностей Кадырова на его новой должности, считает Тимур Алиев, позволяет предполагать, что, по всей видимости, ему пошли навстречу. Пока негласно, а в ближайшей перспективе, возможно, и официально. Уже сейчас говорят, что на базе бывшей службы безопасности президента ЧР организован антитеррористический центр. Вполне возможно, что его полномочия в итоге выйдут за пределы Чечни. Получается, говорит Тимур Алиев, что как некогда казаки были оплотом российской государственности на юге, так теперь подобным заслоном на пути "международного терроризма" станут чеченцы. О том, что готовность чеченских служб безопасности "навести порядок" в Дагестане - не пустой звук, свидетельствует и недавний инцидент. В станицу Бороздиновскую Шелковского района Чечни, населенную дагестанцами, вошли бойцы батальона "Восток" под командованием Сулима Ямадаева - брата депутата Госдумы от Чечни Руслана Ямадаева. В ходе "спецоперации" они задержали и увезли в неизвестном направлении 11 жителей станицы, сожгли 4 дома, в одном из которых позже был обнаружен труп пожилого человека.

В связи с этим около 150 жителей Бороздиновской перекрыли федеральную трассу "Кавказ" на участке, где ее пересекает дорога Кизляр - Грозный. Они требовали освобождения 11 односельчан и наказания бойцов чеченского батальона.

Этот инцидент рассматривался и в Госдуме. Председатель комитета нижней палаты по делам Федерации и региональной политике Виктор Гришин разговаривал с руководителями Дагестана. Речь шла об инциденте в Бороздиновской. Гришин обратил внимание на то, что особая заинтересованность дагестанской стороны в расследовании связана прежде всего с тем, что большинство жителей станицы - выходцы из Дагестана. Между тем в самом Дагестане часто говорят о том, что высокопоставленные официальные лица Чечни предпринимают целенаправленные шаги по формированию мирного образа своей республики, "терзаемой террористами из Дагестана". В последние два года интенсивность подобных заявлений стала особенно высока. Беспрецедентным стало поведение первого вице-премьера Чечни в инциденте с его сестрой в Хасавюрте.

Поэтому все больше дагестанцев предполагают: Дагестан провоцируют на военное столкновение. В Махачкале задаются вопросом: не находятся ли причины и корни повышенной террористической активности в Дагестане в соседней республике? Тем более что именно там есть актуальная необходимость обосновать заявления о том, что правоохранительные органы Дагестана не справляются с ситуацией и не могут защитить жизни даже своих сотрудников.

Очевидно одно. Пока Кремль не определится с кандидатурой будущего главы Дагестана, террор в республике, призывы провести "съезд народов", звучащие из Чечни, попытки "навести порядок" будут продолжаться. Промедление в буквальном смысле смерти подобно - в Дагестане не проходит и недели, а то и двух-трех дней без терактов, нападений на милиционеров, убийств высокопоставленных чиновников. Но, судя по последним кадровым перестановкам на Юге России, момент принятия решения по Дагестану уже близок. Даже если Москва не доверит республику самому пожилому из глав российских регионов Магомедали Магомедову еще на пять лет, его мнение будет обязательно учитываться. Как, например, это произошло в Северной Осетии, где Александр Дзасохов поддержал кандидатуру Таймураза Мамсурова.

Загид Варисов, директор Центра стратегических исследований и политических  технологий,

Илья Максаков, редактор отдела политики Агентства национальных новостей.

Опубликовано 20 июня 2005 года

источник: Газета "Новое дело" (Дагестан)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 марта 2017, 07:51

28 марта 2017, 06:52

28 марта 2017, 05:53

28 марта 2017, 04:54

28 марта 2017, 03:55

  • Артуру Панову в зал суда была вызвана скорая помощь

    На заседании по делу о подготовке теракта в Ростове-на-Дону гражданин Украины Артур Панов пожаловался на сильное головокружение, сообщив адвокату, что пятый день держит голодовку. Врач зафиксировал у обвиняемого высокое артериальное давление и рекомендовал консультации невропатолога.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии