15 марта 2005, 16:50

Слепота "государева ока". Как прокуратура и МВД ищут похищенных и пропавших людей в Чечне

8 марта 2005 года в селе Толстой-Юрт был убит Аслан Масхадов. В декабре 2004 года представителями подконтрольных федеральному центру силовых структур были похищены несколько его родственников. Надо полагать, что теперь, после гибели Масхадова, отпала нужда в этих людях как в заложниках, и их все-таки освободят. Но почему же эти люди не были найдены и освобождены до сих пор - ведь в конце января, после того, как похищение родственников Масхадова приобрело скандальную известность, прокуратурой была проведена проверка и возбуждены уголовные дела?

* * *

Едва ли не главное бедствие современной Чечни - похищения и исчезновения людей при практически полной безответственности похитителей.

Общее число исчезновений задержанных федеральными и профедеральными силовыми структурами людей в Чеченской Республике составляет, если исходить из сведений, оглашавшихся в разное время представителями различных ведомств, заведомо выше трех тысяч и, возможно, до пяти тысяч человек.

Однако далеко не по всем случаям исчезновения людей ведется расследование. На конец февраля 2005 г. прокуратурой возбужден 1814 уголовных дел по факту исчезновения 2540 человек.

При этом на конец 2004 года только 50 уголовных дел расследованы и переданы в суды. Из их числа большинство относится к похищениям людей бандитами (гражданскими лицами). Известны только два уголовных дела, в которых в качестве обвиняемых фигурируют представители силовых структур: это осужденный полковник Юрий Буданов и находящийся под судом милиционер Сергей Лапин. Остальные дела не расследованы и в подавляющем большинстве случаев приостановлены "за невозможностью нахождения лиц, подлежащих привлечению к ответственности в качестве обвиняемых".

В чем причина такого вопиющего соотношения между числом похищений, количеством возбужденных уголовных дел, и дел, доведенных до суда?

* * *

После того, как 12 января 2005 года Правозащитный центр "Мемориал" распространил информацию относительно обстоятельств похищения в течение декабря 2004 года в Чеченской Республике представителями правоохранительных органов восьмерых родственников Аслана Масхадова, последовала реакция официальных структур.

Некоторые должностные лица Чеченской Республики заявили, что "эти сообщения не соответствуют действительности", что "проведена тщательная проверка и установлено, что ни в МВД, ни в какие другие структуры никто из родственников перечисленных лиц с заявлениями об их исчезновении не обращался", что "ни одна из правоохранительных структур ЧР на имеет никакого отношения" к похищению этих людей. Должностные лица ЧР утверждают также, что "правоохранительные органы Чеченской Республики никогда не пользовались методами похищения людей" - очевидно, намекая на причастность к случившемуся боевиков.

Тем временем журналисты начали расследование. Например, Ирина Куксенкова (см.: "Где родственники Масхадова?", "Московский комсомолец", 25 января 2005 г.) побывала в семьях Бучу Абдулкадыровой, Ихвана Магомадова, Адама Рашиева и Лечи Масхадова, встретилась с бойцами батальона "Запад", пытавшимися воспрепятствовать похищению Абдулкадыровой - информация "Мемориала" полностью подтвердилась. Более того, выяснилось, что родственники похищенных обращались в органы МВД, но там отказывались принимать и даже рвали их заявления, объясняя, что не желают конфликтовать с Рамзаном Кадыровым.

В чем-то этот случай типичен: у родственников похищенных и исчезнувших в правоохранительных органах прокуратуре и отнюдь не всегда принимают заявления. Соответственно по возбужденным прокуратурой уголовным делам проходят отнюдь не все похищенные и исчезнувшие люди. Латентность этого вида преступлений - вот одна из причин противоречий в цифрах: заявления не принимают и, соответственно, нигде не фиксируют.

Однако препятствия при приеме от граждан заявлений о похищении и исчезновении их родственников - отнюдь не единственная "субъективная" трудность при расследовании дел этой категории.

* * *

17 января в прокуратуру поступили заявления от членов семей похищенных родственников Аслана Масхадова. Прокуратура начала проверку. 1 февраля 2005 года было распространено сообщение, что 27 января по факту похищения и исчезновения восьмерых родственников Масхадова органами прокуратуры были возбуждены уголовные дела, а органами внутренних дел - заведены дела розыскные.

Тем временем, официальные лица продолжали отрицать причастность российских и подконтрольных им силовых структур к похищению и исчезновению этих восьми человек. Уже 2 февраля прокурор ЧР Владимир Кравченко заявил, что исключает возможность причастности федеральных сил к похищению родственников Масхадова: "Причастность военнослужащих, согласно официальным ответам, мы можем исключить на сегодняшний день. Причастность федеральных сил не просматривается, потому что есть официальные, не опровергнутые нами доводы", - сказал РИА "Новости" прокурор по телефону. Сославшись на материалы проверки он добавил, что федеральные силы не проводили никакие спецоперации в течение декабря в районе предполагаемого похищения родственников Масхадова. "Мы считаем, что данное преступление могло быть совершено неустановленными лицами либо с целью провокации (дискредитация федеральных сил), либо с целью выкупа", - отметил Кравченко.

Такой ответ прокурора типичен для расследования дел о похищении людей: "невозможно установить лиц, подлежащих привлечению к ответственности в качестве обвиняемых". В данном случае поражала только быстрота реакции.

Какие следственные действия были проведены за это время?

Судьба одного из восьмерых человек, первоначально значившихся похищенными, дает нам возможность ответить на этот вопрос. Дело в том, что в его случае для поиска было достаточно совершить лишь действия формальные - провести переписку между структурами двух ведомств в пределах маленькой Чечни.

* * *

Казалось бы, первое, что делается в подобном случае - проверка: а не находится ли "исчезнувший" на вполне законных основаниях и во вполне законных местах содержания? Ведь для этого нужно лишь проверить текущую документацию в рамках той же системы органов внутренних дел, и свериться с учетной документацией изоляторов временного содержания и следственных изоляторов. Обычно, отвечая на запрос об исчезновении человека, органы МВД и прокуратуры сообщают о проведении именно такой проверки - и что эта проверка результатов не дала: человек не найден.

3 февраля 2005 года ПЦ "Мемориал" стало известно, что один из восьмерых родственников Масхадова, Мовлид Агуев был доставлен в законное место содержания - изолятор временного содержания (ИВС) Ножай-Юртовского районного отдела внутренних дел (РОВД).

О том, что Мовлид Агуев находится в ИВС Ножай-Юртовского РОВД, Правозащитный центр "Мемориал" сообщил на пресс-конференции 7 февраля. На следующий день, 8 февраля, сообщение об этом было разослано в СМИ.

В Грозном эта информация не прошла незамеченной - по крайней мере, в Министерстве внутренних дел Чеченской Республики. 8 февраля замминистра внутренних дел республики Султан Сатуев, всё отрицал: "Эта информация не соответствует действительности" (сообщение Информационного агентства REGNUM со ссылкой на Русскую службу новостей, опубликовано 18:33 08.02.2005, http://www.regnum.ru/news/403659.html). По его словам, сотрудники прокуратуры регулярно проверяют следственные изоляторы на территории Чечни, и, кроме того, СИЗО посещают представители правозащитных организаций. Немного странно, что офицер МВД назвал ИВС следственным изолятором, а, кроме того, инспекции правозащитниками мест содержания арестованных и задержанных в Чечне - скорее, утопия.

Однако на следующий день, 9 февраля, выяснилось, что Султан Сатуев несколько поторопился со своим заявлением. В статье "Без вести арестованный", опубликованной в газете "Время новостей", приведены слова сотрудников администрации Ножай-Юртовского района: "Мовлид Агуев был задержан сотрудниками нашего РОВД, и никакой тайны мы из этого не делаем... Мы не понимаем, ... почему прокуратура не может выяснить, где находится Агуев".

Заметим, что в прокуратуру Чеченской Республики корреспондент газеты "Время новостей" обращался ещё 7 февраля, и там тоже всё отрицали: "По этому факту [похищения Агуева] даже было возбуждено уголовное дело. ... Еще в понедельник [7 февраля] в республиканской прокуратуре нам сообщили, что никаких сдвигов в расследовании нет и никого из родственников Масхадова найти не удается."

Между тем, сюжет с обнаружением якобы похищенного Агуева приобретает широкую известность, и становится предметом не только журналистских публикаций, но и переписки. Так, в ответ на опубликованную в газете "Московский комсомолец" от 14 февраля 2005 года статью Вадима Речкалова "Горы в законе. Кадыров и Басаев украли Чечню у Путина" в редакцию было направлено письмо за подписью Рамзана Кадарова, опубликованное 21 февраля. В статье, в частности, написано: "Лично меня обвиняют в похищении людей, в краже нефти, во всех смертных грехах. Кого же я похитил? Оказывается, родственников А.Масхадова. Сам автор пишет о том, что задержанный родственник сидит в ИВС в Ножай-Юрте. Где же здесь похищение? Если задержанный по подозрению с соблюдением всех норм УПК РФ находится под стражей? Этот факт, как и положено, зафиксирован в МВД республики. Это как раз то, чего постоянно добивался мой отец, добивается и нынешний Президент ЧР А. Алханов, требую и я: виновен или не виновен человек должен решать суд, но семья задержанного имеет право знать, где их человек."

С последним пожеланием можно было бы только согласиться. Но Рамзан Кадыров "забывает" при этом о семи остальных, действительно похищенных родственниках Масхадова, чья судьба по-прежнему остается неизвестной. А похищали их, по словам очевидцев, как раз сотрудники силовых структур, подконтрольных Кадырову.

* * *

Неудивительно, что органы прокуратуры не доводят до завершения расследование, когда речь идет о похищениях людей "кадыровцами" или "федералами". Но поражает, что даже, казалось бы, в совершенно выигрышном для руководства прокуратуры и МВД ЧР случае - когда "исчезнувший" человек на самом деле был задержан на законных основаниях и содержался в законном месте содержания - не были сделаны самые простые действия. Случай Мовлида Агуева, очевидно, выявляет действующую установку - вообще не "копать", если можно предположить, что в деле замешаны вышеназванные силы.

Март 2005 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 19:05

24 сентября 2017, 18:10

24 сентября 2017, 17:15

  • Арестованы семь задержанных перед митингом в Баку

    Более 50 активистов были задержаны перед согласованным митингом в Баку 23 сентября, семь из них арестованы, сообщила представитель Национального совета демократических сил. НСДС выразил готовность довести их дела до Страсбургского суда.

24 сентября 2017, 16:17

24 сентября 2017, 15:16

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей