01 февраля 2005, 15:34

Потерянная сережка

- Мама, можно, я пойду с тобой? - спросила младшая дочь, заглядывая в глаза Зары. - Я тоже хочу посмотреть на институт. А потом пойдем к фонтану, сфотографируемся, ты же давно обещала!

"И правда, почему бы не взять ее? - подумала Зара. - Пусть хоть на что-то хорошее посмотрит, а то одни развалины вокруг, хорошо, что наконец-то, дом отремонтировали, теперь на девочек не капает, не дует".

Вслух она сказала: "Только давай быстро, уже третий час, меня и так в школе задержали".

"Я мигом", - крикнула Марета и через пять минут она уже выскочила из дома в новой белой майке с голубыми цветами, на ходу застегивая часы. Как всегда на левой руке.

"Бэла, дай мне твои сережки сфотографироваться", - попросила она старшую сестру.

"Так они же не видны будут на фотографии, - засмеялась та, вынимая из ушей серьги, подаренные ей на совершеннолетие. - Смотри, не потеряй, а то заберу те, которые тебе через пять лет подарят", - пошутила она.

"Не потеряю, верну в целости и сохранности"!

В автобусе Зара крепко прижимала к себе сумку. Деньги в ней были немалые, семьсот долларов. А в них надежда семьи. Бэла, старшая дочь, хочет стать студенткой Московского института лингвистики. На семейном совете решили, что поступать она будет на коммерческой основе, платить, так знать за что. Комиссия принимала в педагогическом институте. Им все-таки не повезло. Был пятый час, когда они нашли нужный кабинет, но разомлевшая от жары секретарша сообщила: "А все уже ушли. Приходите в понедельник".

Ничего не поделаешь, придется отпрашиваться в понедельник.

"Мам, а на фонтан пойдем"? - робко спросила Марета.

"Пойдем, раз обещала", - вздохнула Зара и они вышли. Подойдя к остановке, Зара увидела на другой стороне "маршрутку".

"Только бы не уехала, пока мы перейдем, - подумала она. - Хорошо, что тут наконец-то светофор повесили, машины летят как на гонках".

Наконец, зажегся зеленый. Зара попыталась взять Марету за руку, но та вывернулась: "Что я маленькая, что ли?". Дойдя до середины Зара услышала глухой удар. Хотела схватить руку Мареты, но справа ее не было. Оглянулась налево, но девочки не было и там. На другой перед ней, вылетев за бордюр, стояла невесть откуда взявшаяся "Нива", из кабины вываливался водитель, а под колесами торчал клочок белой майки с голубыми цветами и ярко красными пятнами крови.

Зара пошла к машине как завороженная.

"Что ты наделал?! Ты же убил ее! Убил мою дочь"!

Водитель попытался шагнуть навстречу, но покачнулся и тяжело оперся на капот. Зару окатило отвратительной волной перегара. Моментально собралась толпа. Марету вытащили из-под колес. Девочка дышала. Двое парней уложили ее в машину, Зара кое-как поместилась рядом. Толпа зашумела.

"Что там еще"? - спросила Зара.

"Водитель "Нивы" пытался завести машину, наверное, уехать хотел, а люди не дали, так он им деньги стал предлагать", - ответил один из парней.

Заре было не до этого, лишь бы Марету довезти в больницы живой. В больнице ребята сначала понесли девочку в приемный пункт, потом в травматологию и в реанимацию. Два часа - пока не подъехали родственники, они не отходили от Зары.

А для нее время остановилось. Все пространство сосредоточилось на узенькой койке, бледном личике и худенькой фигурке дочери в бинтах, сквозь которые все время проступали красные пятна, с ногами, закованными в какие-то страшные металлические приспособления. На обеих ногах переломы, на правой - открытый, разрыв кишечника, сотрясение мозга.

Только на четвертый день Зара обнаружила, что до сих пор остается в том самом платье с засохшими пятнами крови, которое было на ней в роковой день. Как в тумане вспоминала потом разговор со следователем военной прокуратуры Ждановым, а после него в больницу ворвались вооруженные люди в масках. Они окружили здание, двое в гражданской одежде прошли в реанимацию, где лежала Марета, записали ее и Зары данные, стали спрашивать врача о характере нанесенных девочке повреждений.

Врач возмутился бесцеремонностью их поведения и потребовал покинуть больницу. Подчинились они неохотно, не привыкли к тому, что кто-то может им указать на дверь.

Марете одну за другой сделали две операции. Мама все время была рядом, отец метался в поисках денег, лечение стоит недешево. Сумка Зары, в которой лежали заветные семьсот долларов, пропала, так же как и часы, которые были на руке девочки и одна сережка. Но кто теперь об этом думал, главное, чтоб Марета выжила и не стала калекой.

Виновник ее беды сотрудник ФСБ Денисов, командированный в Чечню из Астрахани, в больницу не пришел ни разу. Пришли его друзья чеченской национальности, предложили Абу, отцу Мареты, откупные 30 тысяч рублей. Отец на такую сделку не согласился. Тем более, что и деньги, которые они потратили, уже перевалили за тридцать тысяч. Сотрудники ФСБ отказ поняли как начало торга и спросили его цену. Абу понял, что, если он просто скажет, что не продается, его просто не поймут и сразу назвал цифру запредельную - пять миллионов долларов. Собеседники повернулись и ушли. Почему это предательство так часто выражается числом тридцать?

Сулеймановы решили добиваться судебного расследования. Денег на адвоката не было, но им стала помогать Надежда Петровна Липина, живущая неподалеку. Да вот, беда, к октябрю, когда следствие было уже почти завершено, здоровье ее подвело, на суд она придти не смогла.
Суд проходил в военном гарнизонном суде в Ханкале. Зара выступала на суде и как законный представитель дочери, и как очевидец происшедшего. Вторым свидетелем стал сотрудник обвиняемого Денисова, Кузьмин. Он показал, что Денисов, тот самый водитель, который с трудом стоял на ногах, гнал машину по городу со скоростью 80-100 км в час. За тридцать метров до перекрестка они увидели, что навстречу им на светофоре горит красный свет, но Денисов и не подумал затормозить. К его чести, справедливость он оценил выше корпоративных интересов. Правда, на суде он присутствовать не смог, были зачитаны лишь его показания. Не собирались защищать Денисова и другие сослуживцы, в характеристике с места работы было сказано, что к своим обязанностям он относился недобросовестно.

В ожидании суда Зара все-таки надеялась, что виновник несчастья ее ребенка и всей их семьи попросит на суде прощения. Ничуть не бывало. Тот стал говорить о том, что его "подрезала" какая-то серая "девятка", что он проявил заботу о девочке, оказал ей первую помощь и отправил в больницу. И, конечно, в тот день был трезв, как стеклышко. К тому же оказалось, что хотя следователь Жданов в самом начале показывал Заре акт медицинского освидетельствования, в котором говорилось, что Денисов был пьян, но в материалах дела, представленных суду, акта этого почему-то не оказалось.

Кроме того, Денисов заявил, что те самые ребята, которые отвезли Марету и Зару в больницу, вернулись и избили его так, что он получил "тяжкие телесные повреждения, выразившиеся в закрытой черепно-мозговой травме, сотрясении головного мозга и перфорации барабанной перепонки". Правда, непонятно, как он мог так долго оставаться на месте преступления, если приезда сотрудников ГИБДД так и не дождался и осмотр проходил без него.

Суд все-таки не усмотрел связи между наездом на ребенка и избиением Денисова и установил, что "подсудимый Денисов Д.П. вину в содеянном признал и показал, что 24 июля 2004 года около 17 часов он, управляя автомобилем ВАЗ 21213, двигался по улице Жуковского и, проезжая перекресток с улицей Баумана на красный сигнал светофора, совершил наезд на пешехода гражданку Сулейманову М.А.

Виновность Денисова Д.П. в содеянном подтверждается доказательствами, представленными стороной обвинения".

При всем этом приговор, вынесенный обвиняемому председателем суда Р.В.Прытковым, оказался более чем мягок: "Лишение свободы сроком на один год без лишения права управлять транспортным средством. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Денисову Д.П. наказание считать условным с испытательным сроком на 6 (шесть) месяцев.

Меру процессуального принуждения обязательства о явке Денисову Д.П по вступлению приговора в законную силу отменить".

Как указывалось в суде на смягчение приговора повлияло то, что "Денисов Д.П. ранее к уголовной ответственности не привлекался, на военной службе характеризуется в целом положительно, в содеянном раскаивается, имеет на иждивении малолетнего ребенка, участвовал в проведении КТО на территории Северного Кавказа".

Заре до сих непонятно, в каких словах обвиняемого судья услышал раскаяние, как можно зачитанную характеристику считать положительной, и почему нарушение закона тем, кто обязан был бороться за его восстановление, не стало отягчающим обстоятельством. Сулеймановы предъявили Денисову иск на 150 тысяч рублей. Суд решил, что будет достаточно 100 тысяч. Зара кассационную жалобу подавать не стала.

Зато через некоторое время с удивлением узнала, что жалобу подал Денисов. Теперь он уже отказывался от своих показаний данных на следствии и в ходе судебного разбирательства, полностью отрицал свою вину, перекладывая ответственность за происшедшее на Зару и Марету. Потерпевшим в его жалобе выглядит он. При подаче жалобы он нарушил все сроки, в суд она дошла только в декабре, тем не менее, принята была. Слава чести русского офицера давно канула в прошлое. Теперь достойное поведение человека в погонах является исключением. Офицер Денисов таким исключением не стал. Но ведь он является еще и отцом. Какими же глазами смотрит он на своего ребенка, искалечив чужого?

Свой четырнадцатый день рождения 3-го декабря Марета встретила в постели. Ноги ее до сих пор закованы в металл, ходить она сможет еще не скоро. Ее чуть не исключили из школы, но вовремя опомнились, и начали помогать в учебе. Тем не менее, родителям пришлось уже выложить немалую сумму не только на лечение, но и на обучение. Жизнь родителей, трех сестер и брата теперь вращается вокруг нее. Видно, недаром она хотела стать врачом, теперь значение многих медицинских терминов ей известно на практике.

Сестра Бэла учится в пединституте, мечта о московском ВУЗе так и осталась таковой. А Зара горько сожалеет о том, что она так мало знает законы и так плохо умеет ими пользоваться. Чеченцу, тем более в наше время это необходимо особенно. Как много тех, кто сдался и примирился с убийством, увечьем или исчезновением близких! Как мало таких, как Сулеймановы. И как нуждается в нашей поддержке эта семья!

Наталья Эстемирова

Опубликовано 1 февраля 2005 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 15:32

25 марта 2017, 14:33

  • СКР счел сведения о пытках Томского требующими новой проверки

    Управление Следственного комитета по Астраханской области проверяет сведения о пытках в полиции бизнесмена Сергея Томского, говорится в официальном ответе ведомства "Кавказскому узлу". Ранее ведомство отказалось возбуждать дело против полицейских, но это решение было отменено.

25 марта 2017, 13:49

25 марта 2017, 13:23

25 марта 2017, 13:06

  • Жильцов пансионата "Нептун" в Сочи предупредили о выселении

    Судебный пристав 24 марта предупредил три семьи, остающиеся в пансионате "Нептун", о необходимости выселения без предоставления другого жилья. Светлана Моисеенко с двумя детьми и семья Мартыновых должны сделать это до 1 апреля, семья Мануковых - до 1 июня. Жильцы заявили, что переселяться им некуда.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии