25 февраля 2005, 21:14

По законам мирного времени

Итак, 22 февраля 2005 года миновало. Этот день останется в нашей истории навсегда - как день окончания единственного перемирия, имевшего место в ходе второй чеченской войны. Для незнающих оно было односторонним, объявленным "той стороной" - Асланом Масхадовым, и действовало с 14 января по минувший вторник. Естественно, объявление было виртуальным, гласом вопиющего из горно-лесистого подполья, в котором Масхадов находится уже много лет. Но главное не это, суть события - в его итогах.
 
Результат номер один - перемирие так и сохранило свою девственность, оставшись односторонним. И это факт истории, что Кремль старательно делал вид, что перемирия не замечает, причем так старательно, что не осталось сомнений: у масхадовского предложения все-таки две стороны-участницы. Путин - одна. Масхадов - другая. Хотя никаких сигналов, хоть бы и малейших, косвенных, из Кремля, что там дозрели до прекращения кровопролития, уже унесшего тысячи и тысячи жизней, обществу и миру не поступило. Кремль имел шанс еще раз подтвердить дурную славу: он - за войну путем публичного поименования ее "миром", и даже полутона (негласные переговоры, попытки войти в секретные контакты) ему недоступны.

И это тоже очень важный итог - еще одно доказательство фатальной неспособности ныне существующей власти к диалогу внутри страны на фоне абсолютной готовности посредничать и говорить с кем угодно за границей ради спасения тамошних жизней, не своих, ну, к примеру, израильтян и палестинцев...

Результат номер два касается самого инициатора перемирия. Что же "та" сторона? Выдержали ли масхадовские командиры испытание, возложенное на них главнокомандующим? Или он главнокомандующий сам себе? Чем управляет Масхадов - стало ли это понятнее зимой 2005 года, пока шло перемирие?

Масхадовский итог состоит в том, что боевые операции сошли к минимуму, - это правда. Но тем не менее не прекратились. Самый свежий пример: 21 февраля, как раз под занавес перемирия, - бой и взрыв в разрушенном здании бывшей птицефабрики в поселке Пригородном Октябрьского района Грозного, гибель девяти военнослужащих 42-й мотострелковой дивизии, командир которой в традициях второй войны тут же публично поклялся убить по три боевика за каждого "нашего". Зуб за зуб, око за око - какое это перемирие? 21 февраля - пример того, что, во-первых, далеко не вся "та" сторона подчиняется Масхадову. А во-вторых, того, что, начни Путин мирные переговоры хоть сегодня, война уже так далеко заехала, что 42-я дивизия не успокоится, пока не положит по три за каждого. И Путин им такой же не указ, как Масхадов - для части своих. И это факт.

Третий итог - стала очевидной двусторонняя партизанщина, характерная для этого этапа войны. Самая ее простая форма - фугасная война. Она продолжалась все время перемирия - быть может, лишь немного сбавив обороты. Чуть-чуть. Но подрывы тем не менее оставались чеченскими буднями.

Надо сказать, что многие, кто постоянно живет в республике, абсолютно уверены: большую часть фугасов закладывают те, кто их снимает, то есть речь о провокациях со стороны федералов. Причем провокациях просто ради денег, а не по заданию командиров. Ведомость зовет: практика получения "боевых" в нашей армии такова, что каждый обезвреженный фугас имеет материальный эквивалент: есть фугасы - капают боевые, нет - радуйся только окладу жалованья.

Федералы, естественно, категорически отвергают эту двойную бухгалтерию. Но проверить, что есть правда, а что ложь, невозможно - никаких журналистов не хватит, чтобы ночами сидеть в укрытиях по дорогам и на глазок определять, какую такую сторону представляет партизан, закладывающий взрывное устройство.
 
Именно - партизан. Тут нет ошибки в терминах. Большая партизанская война на Северном Кавказе, где главный метод: провокация - и в кусты, пока не обнаружили. Судите сами.

20 января кадыровцы вошли в Ведено. Делали, что хотели. Всех запугали, что наведут "свой порядок". Федералы, рассыпанные по горам в секретах, примолкли в ожидании. Кадыровцы привезли с собой нового районного начальника милиции - "своего", из кадыровцев. Сняли всех предыдущих милиционеров, поставленных с участием Сулима Ямадаева, также федерала-чеченца, но из другого военного ведомства, командира отряда ГРУ (Кадыров с приближенными имеют в основном удостоверения ФСБ, и это вытеснение кадыровцами ямадаевцев - очередной виток вечной борьбы ГРУ с ФСБ за то, кто "правовернее").

Кадыровцы так и стоят в Ведено, действуя в основном по-партизански. Днем они ведут себя терпимо, а ночью закрывают лица масками и лютуют. Похищают не только тех, кто заподозрен ими в связях с сопротивленческим подпольем, но и женщин, в чем-то не подчинившихся лично им, поднимают руку на детей, пытающихся защитить своих матерей. Например, был жестоко избит пятилетний (!) мальчик, который протестовал, когда похищали его маму. А как еще он должен был себя вести? Конечно, вцепился в нее... Так вот, вооруженный до зубов "камуфляж" так врезал пятилетке, что несколько дней ребенок был без сознания, а теперь родные вывезли его подальше от Чечни (фамилия известна, но зачем ее оглашать?).

Детская тема - тема "воспитания подрастающего поколения" - вообще стала визитной карточкой кадыровских бесчинств на фоне одностороннего перемирия. Что надо, чтобы подростки не шли к Масхадову? На этот вопрос в Ведено Кадыров дал свой дикий ответ. Дошли до того, что занялись принудительной мобилизацией детей в свои ряды, - то есть прямой дальнейшей эскалацией войны. И это, безусловно, новая страница чеченской трагедии. Кадыровцы стали насильно забирать в свой отряд несовершеннолетних подростков. Хаттабовский ремейк, так сказать, - в тех же интерьерах.

Мотивация воспитателей-похитителей проста, как летящая пуля, и, видимо, как воспитание, которое получил сам Рамзан: чтобы дети не ушли к Масхадову и Басаеву, их следует превентивно рекрутировать в кадыровцы (так объясняли родителям)... А для удобства процесса в двух селах Веденского района просто-напросто позакрывали школы - кадыровцы вошли в них и закрыли за собой двери. Перед учителями и учениками. И никакой Лема Дудаев, министр образования ЧР, и никакой "избранный президент" Алу Алханов, стоящий на страже Конституции, и тем более никакой министр образования РФ Фурсенко - в Ведено не указ.

Таков "их мир" на фоне перемирия. Где еще подобное видано? Известно, что в некоторых перманентно воюющих африканских государствах как с самым большим злом ООН борется с тем, чтобы не было детей-солдат - против их принудительной мобилизации в повстанческие армии. В России - в Европе - и детское военное рабство тоже теперь очевидно. Конечно, очень скоро Рамзан выползет на экран где-нибудь на НТВ, промямлит что-то про "детей нашего полка", хамски ухмыляясь, и какая-нибудь Асет Вацуева обязательно подтвердит его тирады: мол, как счастливы маленькие чеченцы в Центорое...

Конечно, мобилизация детей - это очень изощренно, это крайняя степень моральной патологии под влиянием бесконечной войны... Большинство провокаций этой зимы были попроще, но также только с расчетом на дальнейшее продолжение войны - никак не на перемирие. И происходили эти провокации постоянно. Вот типичная: 7 февраля неизвестные, подъехавшие на "Ниве" к Герзельскому милицейскому посту (граница Чечни и Дагестана), открыли огонь, одного милиционера убили, четырех ранили...

Чего хотели бандиты? Они ничего не взяли - ни оружия, ни боеприпасов... Но Чечня - крошечная территория, и за некоторое время эту же самую "Ниву", полную федералов, видели следующей в сопровождении военных машин из Гудермеса в сторону дагестанской границы...

Теперь ответ, чего хотели бандиты на "Ниве", - приграничной провокации. И больше ничего. Им нужен Дагестан в войне в дополнение к Чечне в войне - вот и все. И эти бандиты были "русские", как тут это называется, из федералов то бишь... Так что - судите, рядите, понимайте. Почти каждый день перемирия, объявленного Масхадовым, был наполнен в Чечне соревнованием силовиков: кто лучше докажет Москве, что перемирие удовлетворению не подлежит и достойно лишь игнорирование.
 
Стоит ли напоминать о телекартинках? На тему, кто кого быстрее поймает? Все, кто смотрит новости, видел эти бои местного значения. То в Нальчике, то в Дагестане, то в Карачаево-Черкесии, то в Ингушетии и, конечно, в Чечне. И слушал рапорты о них. Все боевики в этих телерапортах ходили на свои вылазки дисциплинированно, с документами: бумажными, свидетельствовавшими, что они "в основном арабы", как любят официально говаривать наши полуграмотные военные спичрайтеры, плюс с видеокассетами под мышкой, чтобы спецназу сразу было ясно: этот уничтоженный водил дружбу с Басаевым, и, значит, убили не зря...

Вам, наверное, было смешно? Даже когда на фоне всех этих показательных ликвидационных спецмероприятий "в основном арабов" конец перемирия ознаменовался и личным вкладом самого президента, запретившего употреблять иностранное слово "джамаат", а вместо него говорить "бандит"?..

Конечно, Путин не виноват - не может президент, ограниченный во времени, овладев немецким, освоив английский, еще и допрыгнуть до арабского. Откуда ему знать, что реальное наполнение запрещенного им слова вряд ли исчезнет, поскольку "джамаат" всего лишь "собрание людей" и не более. И если бы господин Путин вслушался, к примеру, в речь недавнего своего визави господина Башира Асада, начальника Сирии, недавно побывавшего с визитом в Москве, то наверняка то и дело натыкался бы там на запрещенное слово "джамаат"...
 
Но шутки в сторону. Главный итог одностороннего перемирия, не переросшего в двустороннее: война в Чечне и России к началу 2005 года превратилась в целостную и стройную партизанщину со своей инфраструктурой, состоящей из огромного востребованного рынка провокаторов по обе стороны баррикад. Причина стройности та же, как это было много раз в человеческой истории: провоцируют те, кто без войны не сможет жить дальше, кого ждет решетка за военные преступления, кто если без оружия, то теряет абсолютно все. И боевые, и доступ к федеральному финансовому насосу, и адреналин, и саму свою жизнь.

Что же касается главной проблемы - "Героя России" Кадырова, основного провокатора этой зимы 2005 года, то перемирие масхадовцев с кадыровцами вообще не представляется возможным, как и Путина с Басаевым, например. Прежде всего потому, что Кадыров и Басаев - два берега у одной реки. По имени, конечно, Война. Приник - напился - отвалился, приник - напился... И так далее. И поэтому, если окажется все-таки возможным переход к двустороннему перемирию, то только при условии устранения с поля этих двух персон нон грата. Так сказать, обмен фигурами. Но не в бандитском смысле: вы нам - того, мы вам - этого. Конечно, только для отдания под суд. Чтобы все совершенное ими получило строгую юридическую квалификацию - как отправная точка преодоления взаимного средневековья.

Впрочем, это из серии - вилами по воде. В реальности же одностороннее перемирие еще раз подчеркнуло вопиющий уровень государственной глупости и иррациональности правления, все далее уводящих от действительности. Где главное теперь - жизнь от теракта до теракта, которые выглядят почти неизбежными, раз и перемирие, этот шанс начать движение к свету, никого никуда не продвинуло. И, значит, опять наступит час ужаса и все будут стоять на ушах и играть желваками. А Путин примется отсиживаться в своих крепостях, почему-то называя это бегство от реальности странными словами: "Мы не склоним голову перед террористами".

И часть из нас тем временем умрет. Вот что у нас дальше будет при схлестнувшихся Путине и Масхадове. Мы все должны это понимать.
 
Анна Политковская

Опубликовано 24 февраля 2005 года

источник: "Новая газета"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 октября 2017, 12:58

21 октября 2017, 12:39

21 октября 2017, 12:00

21 октября 2017, 11:00

21 октября 2017, 10:08

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей