17 февраля 2005, 15:51

Есть ли у Грузии такие серьезные враги?!

Общественность еще не оправилась от шока, вызванного взрывом в Гори, как на рассвете на специальном брифинге в госканцелярии главы силовых ведомств сообщили нам о гибели премьер-министра. Гибель Зураба Жвания была настолько неожиданной, что большая часть нашего общества и сегодня, после его похорон, не может поверить, что это произошло. Идет следствие. Правда, стойкая, годами выработанная в нашей правоохранительной системе традиция не оставляет особых надежд на то, что в ближайшем или хотя бы в очень далеком будущем мы узнаем, что же произошло на самом деле. Была ли эта трагедия результатом заранее спланированной операции или просто одним из участившихся в Тбилиси несчастных случаев, Грузия еще раз предстала пред миром как средоточие невероятных парадоксов: в государстве, где на рубеже XXI века построен один их самых великолепных и выдающихся архитектурных памятников - Троицкий собор, премьер-министр погибает от неисправности самого "обычного" газового обогревателя. Между прочим, вот уже на протяжении последних двух десятков лет грузинские политики гибнут в таких вот "обычных" обстоятельствах. В конце 80-х годов в Советской Грузии все еще было центральное отопление и не было такого разгула криминала. Вот потому-то, наверное, Мераб Костава и погиб в автокатастрофе - на дорогах Грузии таких случаев было сколько угодно и в те времена. Сегодня часто можно услышать: был бы жив Костава, национальные силы не были бы так разобщены и национальное правительство не допустило бы столько ошибок. Потом при невыясненных обстоятельствах покончил с собой изгнанный из Грузии Звиад Гамсахурдия... Причиной его самоубийства был объявлен банальный мотив - депрессия и сомнения в собственных силах. Кто знает, не случись этого, мы, может, и не потеряли бы Абхазии, может, трещина, возникшая тогда в грузинском обществе, не превратилась бы в пропасть, отбросившую страну в докоммунистическую эпоху. Потом, когда в Грузии воцарился хаос, а убийства и люди с автоматами стали обычным явлением, в "обычной" для той эпохи ситуации был убит уже сложившийся политик, находившийся на пике своей популярности Георгий Чантурия. Зураб Жвания не относился к числу харизматических лидеров, он был не очень популярен в обществе, но то, насколько потрясла его гибель всех - весь грузинский политический и аполитический спектр - доказывает, что он тоже был на пике политической активности. Даже вечные оппоненты Жвания всегда отмечали такие его качества, как уравновешенность, политический опыт и умение управлять, к сожалению, редко встречающиеся в Грузии и так необходимые ей сегодня. Мы не собираемся делать мрачные прогнозы, но президенту Грузии, наверное, придется приложить большие усилия, чтоб заполнить брешь, появившуюся в правительстве. О событиях прошедшей недели, их причинах и обстоятельствах, об их возможном развитии мы беседуем с ДАВИДОМ УСУПАШВИЛИ.

- Сегодня часто говорят, что с гибелью Зураба Жвания в грузинской политике закончилась определенная эпоха...

- Говорить о конце эпохи в трагическом понимании этого слова я бы не стал. Правда, многое закончилось для его близких, друзей, соратников... Что касается политической эпохи - если люди, которые держат бразды правления государства, окажутся не на высоте, это может стать не концом, но началом конца. Независимо от того, какая картина сложится после расследования этих трагических событий, факт то, что отсутствие Зураба Жвания в первую очередь сильно повредит Михаилу Саакашвили как президенту страны. Поэтому развитие событий в стране во многом будет зависеть от того, насколько тверды окажутся как люди, стоящие у власти, так и властные институты. Если этого не будет, то политический вакуум, возникший с уходом премьера, приведет к появлению трещины, и это окажется роковым фактором для грузинской государственности.

- Хотя премьер-министр имел множество оппонентов, после его смерти все в один голос говорят, что с Зурабом Жвания грузинские власти потеряли так называемую золотую середину, баланс, что премьер-министр обладал необычным для грузинских политических кругов политическим чутьем и даром дипломатичного маневрирования и управления... Сегодня уже говорят о возможных кандидатах на премьерство - называют Окруашвили, Ломая, Ногаидели, Бендукидзе. Говорят и то, что президент, возможно, выберет нейтральную фигуру, причем из числа грузин, проживающих за границей. Насколько возможно будет восстановить баланс во власти при тех политических ресурсах, которыми мы сегодня располагаем?

- Это в значительной степени зависит от того, кого президент выберет кандидатом в премьер-министры, то есть по каким критериям будет выбран этот кандидат. Полноценную замену Зурабу Жвания найти практически невозможно, так как он, со всеми своими плюсами и минусами, был в грузинской политике фигурой уникальной. У него были необыкновенные политическая память и чутье, огромный опыт, он имел определенные сформировавшиеся отношения со всеми влиятельными силами и политическими фигурами страны. Что касается конкретных кандидатов, я воздержусь от характеристик. Это все-таки прерогатива президента, и, наверное, обсуждать конкретных кандидатов можно будет тогда, когда он их назовет. Что касается ресурсов, я не думаю, что грузинский политистеблишмент настолько беден, что найти такую фигуру невозможно. Подобные моменты вообще характерны для молодых демократий - личность имеет в управлении государством больший вес, чем институты. Мы уже имеем достаточный опыт политической жизни, чтобы президент смог найти подходящего, достойного кандидата и в Грузии, и за рубежом. И опять-таки очень важно, какими критериями будет руководствоваться президент при решении этой трудной задачи. Вообще, рассуждать об этом пока очень трудно. Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь забыл, что г-н Зураб Жвания был в Грузии политиком номер два не только в последний год, но целых десять лет. Соответственно, он заслужил благодарность и награду за все то доброе, что сделал за это время, но при этом несет ответственность, как минимум в качестве второй политической фигуры, за все ошибки, допущенные властями Грузии за последнее десятилетие. Может быть, в дни траура подобные разговоры многим покажутся несвоевременными, но я говорю об этом для того, чтобы мы не забывали о государственных интересах и не паниковали в поисках кристально чистого, непогрешимого человека на пост премьер-министра.

- Наверное, пока не стоит рассуждать о том, было ли происшедшее несчастным случаем или это запланированным актом. Правда, в Грузии случайные смерти политиков часто бывают связаны с конкретной сложившейся ситуацией, и это нередко создает целый ряд отрицательных тенденций в развитии государства...

- Лично мои соображения или отношение к случившемуся таковы. Ни одна официальная или неофициальная версии не кажутся мне достоверными - в любом случае вопросов больше, чем ответов. Наверное, не стоит строить предположений до завершения расследования... Я хотел бы, чтобы за это время власти не допустили роковой ошибки, пытаясь что-либо скрыть. Это будет большая трагедия как для близких Зураба Жвания, так и для президента и для всей Грузии. Каков бы ни был конец этой истории, факт то, что на политической арене Грузии больше нет Зураба Жвания, политической фигуры с уникальным опытом и талантом. Это огромная потеря для грузинской государственности и для президента Грузии. Когда я узнал о случившемся и задумался о создавшейся ситуации, вы знаете, к какому заключению я пришел? - Если это не несчастный случай, то сегодня грузинской государственности был нанесен самый точный удар, какой только могли бы нанести ей враги. Таким ударом могло стать только убийство Зураба Жвания. Такого отрицательного эффекта не дало бы даже устранение самого президента, так как устранение такого популярного лидера, напротив, собрало бы народ в один кулак, отрезвило и подготовило к борьбе с общим врагом. Кроме того, у общества не возникло бы вопросов по поводу заказчиков и исполнителей - все и так было бы ясно. Из-за своих должностных обязанностей и политических перипетий премьер-министр, как я уже отметил, не пользовался особой популярностью в народе (этого и не могло быть), зато он был такой фигурой, от которой зависело очень многое с точки зрения стабильности и стратегического развития как для правительства, так и для всей страны. Естественно, после того, что произошло, возрастет вероятность ошибок (возможны всякие варианты), а если они произойдут, народом овладеет нигилизм и будет гораздо хуже, чем было бы в случае теракта против президента (прошу прощения за такие сравнения) - в сознании народа тот умер бы как лидер, пользующийся абсолютным доверием. Так что, если у Грузии есть такой серьезный враг, то его замысел и в самом деле выглядит далеко идущим и очень опасным для грузинской государственности. Это, наверное, самый отрицательный, наихудший сценарий последствий того, что сейчас произошло. Я верю в благоразумие и политическое чутье Михаила Саакашвили и в то, что он, несмотря на возможные провокации, не допустит роковой ошибки.

- Сразу же после кончины премьера стали варьироваться разные слухи о положении нынешнего правительства - якобы правительство Грузии автоматически теряет легитимность, все министры будут заменены и т.д. Каков конституционный механизм в случае гибели премьер-министра?

- В конституции Грузии дается простое и недвусмысленное разъяснение - отставка, недееспособность, гибель или другие причины невыполнения премьер-министром своих обязанностей автоматически приводят к отставке всех министров. В таком случае остальные члены кабинета остаются исполняющими обязанности, пока президент в течение семи дней после смерти премьера не назначит нового премьера. Последний в течение десяти дней должен представить парламенту на утверждение новых членов своего кабинета. Парламент должен утвердить кандидатов в течение одной недели. Конечно, это не означает, что премьер представит новую кандидатуру на должность каждого министра - это уже зависит от договоренности премьера с президентом. Так что максимум через три недели Грузия должна получить новый кабинет министров. Главный момент здесь заключается в том, что парламент выражает доверие премьер-министру и дает ему полномочия действовать в рамках его компетенции. Правда, эта система имеет свои недостатки и премьер не имеет таких прав, как в некоторых настоящих парламентских республиках Европы. Но и эта гибридная система наделяет премьер-министра довольно широкими полномочиями.

Дачи Грдзелишвили

Опубликовано 13 февраля 2005 года

источник: Газета "Квирис палитра"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 16:07

30 мая 2017, 15:59

  • Режим ЧС снят в двух районах Адыгеи

    Паводковая ситуация в Адыгее стабилизировалась, в Кошехабльском и Гиагинском районах снят режим чрезвычайной ситуации, заявила пресс-служба органов исполнительной власти республики.

30 мая 2017, 15:59

  • Отклонено ходатайство в отводе судьи по делу Немцова

    Судья отказался удовлетворить ходатайство о его отводе, заявленное стороной потерпевших по делу об убийстве Немцова в связи с отказом допросить Венедиктова в присутствии присяжных. Ходатайство об отводе поддержали подсудимые и их защита.

30 мая 2017, 15:10

  • Кадыров предложил Макрону лично ознакомиться с положением геев в Чечне

    Глава Чечни Рамзан Кадыров сегодня пригласил президента Франции посетить Чечню, чтобы лично увидеть ситуацию с правами меньшинств в республике. Днем ранее, одновременно с визитом президента Путина в Париж, первый беженец-гомосексуалист из Чечни прибыл во Францию, сообщили правозащитники.

30 мая 2017, 15:00

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей