25 декабря 2004, 23:14

Грузия: правительственная карусель

Энергичный президент Грузии Михаил Саакашвили в очередной раз произвел перестановки в правительстве. Эти преобразования грузинские СМИ окрестили "каруселью", поскольку в большой степени перемены свелись к перемещению одних и тех же фигур с поста на пост.

Но хотя внешне новое правительство не кажется столь уж "новым", и по структуре, и по назначенным кадрам выглядит более точно адресованным.

В первую очередь значимость произведенных 14 декабря перемен заметна в силовом блоке. Министерство обороны возглавил Ираклий Окруашвили. Свою правительственную карьеру он начинал как заместитель Саакашвили в бытность последнего министром юстиции в правительстве Шеварднадзе. После смены власти Окруашвили успел побывать генеральным прокурором и министром внутренних дел. Именно с ним связывают серию громких обвинений и арестов чиновников из окружения бывшего президента Эдуарда Шеварднадзе.

Во внушительную структуру под названием "министерство полиции и охраны общественного порядка" объединены МВД и министерство госбезопасности. Отвечать за внутреннюю безопасность создаваемой Саакашвили государственной системы поставлен другой столь же доверенный представитель его команды - Иванэ Мерабишвили, который после "революции роз" побывал секретарем Совета национальной безопасности и министром госбезопасности и получил репутацию человека лояльного и непретенциозного.

Именно это решение вызвало самую бурную реакцию в обществе - от упреков в попытке создать новую модель сталинского НКВД до утверждений о том, что Грузия берет за образец лучшие западные аналоги.

Оставшийся без места в результате этого сокращения бывший министр обороны Георгий Барамидзе за прошедший год уже во второй раз расстается с должностью - он успел побывать и министром внутренних дел тоже. Сейчас он отправлен на почетный, но малозначительный пост госминистра по интеграции с европейскими структурами.

Этот завуалированный уход "на обочину" одного из активнейших участников "революции роз" многие считают наиболее ярким примером скрытого противостояния двух властных команд - президента Саакашвили и премьер-министра Зураба Жвания.

Являясь лидерами происшедшей год назад "революции роз", Саакашвили и Жвания по отдельности вели политическую борьбу против правления Эдуарда Шеварднадзе. Возглавляемые ими партии - соответственно, "Национальное движение" и "Объединенные демократы" - гораздо позднее оказались объединены в одну, ставшую правящей. В дальнейшем между двумя лидерами оказалось не только поделено верховное руководство страной, но и все руководящие посты в столице и регионах распределялись с непременным учетом принадлежности кандидата к той или иной "команде".

Но хотя президент и премьер регулярно декларируют взаимную лояльность, в различных управленческих структурах, например, в тбилисской мэрии или региональных администрациях, то и дело случаются кадровые "разборки".

"Последняя смена руководства в тбилисской мэрии и столичном сакребуло (аналог городского парламента) говорит и о существовании команд Саакашвили и Жвания, и о претензиях клана третьего лидера революции - председателя парламента Нино Бурджанадзе", - говорит известный политик, депутат парламента предыдущего созыва Ирина Саришвили-Чантурия.

"Никто из этих троих пока не идет на открытое противостояние, сейчас им легче быть вместе. Но со временем противостояние может стать открытым, и тогда тяжелее всего придется Саакашвили, который имеет меньше опыта интриг".

Произведены изменения и в экономическом блоке, после которых новые лица заняли посты министров экономического развития и сельского хозяйства. С главным экономическим постом в стране расстался Каха Бендукидзе, российский олигарх, которого около полугода назад Саакашвили персонально пригласил в Грузию.

Пока сложно сказать, является ли повышением его новая должность госминистра или Бендукидзе, автора концепции о продаже в Грузии "всего, кроме совести", дистанцируют от этого самого "всего", отдавая аукционный молоток в другие руки.

"Я не вижу, чтобы у руководства Грузии был системный подход в этом направлении [назначение кадров]. Рокировка производится каждые пять-шесть месяцев, - говорит депутат парламента Грузии, лидер Республиканской партии Давид Бердзенишвили. - Это уже стиль управления - может быть, он обусловлен и тем, что президент не полностью доверяет своему окружению. А частая смена руководителей силовых ведомств негативно отражается на их работе. Ведь со сменой первых лиц меняется состав руководства ведомства, иногда часть сотрудников, что не может способствовать эффективной работе структуры".

Политолог Шалва Пичхадзе говорит, что "президент выбирает кадры не по профессиональным качествам, но по показателям личной преданности".

"Круг таких людей ограничен, и есть опасность, что он будет неизбежно сужаться в будущем, - сказал Пичхадзе IWPR. - В самой власти нет системы сдержек и противовесов. Это может привести к авторитаризму".

Главная заявленная цель президента после завершения реформы правительства - восстановление территориальной целостности страны или, иными словами, возвращение в состав Грузии самовольно вышедших из состава Грузии в начале 90-х годов прошлого века Абхазии и Южной. И достигнуть ее призван в первую очередь Ираклий Окруашвили.

Михаил Саакашвили представил нового министра обороны в ставшей уже привычной театрализованной манере. Сначала в три часа ночи 18 декабря по тревоге была поднята показательная Коджорская бригада, расположенная вблизи Тбилиси. Проверив ее мобилизационную готовность, верховный главнокомандующий и новый министр направились в министерство, где состоялась встреча с генералитетом.

Там Михаил Саакашвили определил для Ираклия Окруашвили такой срок пребывания на посту: "до тех пор, пока не будет восстановлена территориальная целостность страны". "Это главное, для чего Ираклий Окруашвили пришел в минобороны", - подчеркнул президент.

Сам новый министр определил для себя пятилетний период восстановления юрисдикции Тбилиси в Абхазии и Южной Осетии, пообещав в ином случае отправить сепаратистских лидеров "на тот свет".

Перестановки в силовых структурах Грузии вызвали беспокойство в обеих непризнанных республиках. Сергей Багапш, который очевидно возглавит Абхазию после президентских выборов 12 января, упрекнул Ираклия Окруашвили в отсутствии воспитания и спрогнозировал, что еще не менее 100 лет нельзя будет говорить о возвращении Абхазии в состав Грузии.

Во время грузино-осетинского противостояния летом 2004 года власти Цхинвали записали Ираклия Окруашвили, тогда министра внутренних дел, в "партию войны" за то, что тот не скрывал необходимость силового давления на непокорные регионы.

Министр обороны Южной Осетии Анатолий Баранкевич заявил, что "в связи с назначением нового министра обороны Грузии мы будем в постоянной боевой готовности".

Его абхазский коллега Вячеслав Эшба сказал, что "понимает мощь и уровень подготовки грузинской армии".

"Но у нас нет иного выхода - только защищаться. И мы это сделаем. Получается, что Ираклий Окруашвили будет вечным министром обороны Грузии", - сказал Вячеслав Эшба.

Михаил Вигнанский

Опубликовано 23 декабря 2004 года

источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

22 января 2017, 09:40

22 января 2017, 08:47

22 января 2017, 07:46

22 января 2017, 06:48

22 января 2017, 05:28

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии