23 декабря 2004, 15:42

Руслан Ямадаев: "Хватит махать шашками"

- Была ли возможность избежать войны?

- Конечно, была.

- Что надо было для этого сделать?

- Ельцину надо было договориться с Дудаевым.

- В какой момент такая возможность была упущена?

- Моментов было упущено много. Просто верхушке России в то время не нужен был мир в Чечне. Я имею в виду Ельцина и его окружение. Нужна была война, чтобы списать оружие, которое они распродали и разграбили, оружие Западной группировки войск. Им очень была нужна война, и они все сделали, чтобы она началась. Если бы они не ввели войска, чеченский народ сам бы вот-вот разобрался с Дудаевым и его окружением. Это сто процентов.

- А вы тогда кем были?

- Я занимался бизнесом.

- Вы находились в республике?

- Конечно. Но я ни одного дня не работал ни в каких органах режима Дудаева. Но когда Павел Грачев сказал, что он возьмет Чечню за два часа двумя полками, конечно, это объединило весь чеченский народ. И все встали. И я встал. Когда нас начали обстреливать из всех видов оружия и бомбить с самолетов, некуда было деться. Поэтому полностью народ встал на защиту. Не только в Чечне, но по всей России. Все народы России поддерживали чеченский народ, знали, что это несправедливая война, которая ведется для ограбления России.

- То есть больше виновата Россия?

- Я бы не сказал: Россия. Я говорю: верхушка России. Которая после развала Советского Союза прибирала к рукам российские богатства и заводы. Вот и прибрали. Пожалуйста, как только они закончили, настал мир - в 1995-м, 1996 годах. Посмотрите, сколько за период войны появилось миллиардеров.

- Принято говорить, что и Дудаева внедрили в Чечню извне.

- Да, Дудаева они сами привели. Его в Чечне вообще никто не знал. Выкопали его в Прибалтике. Фактически законной властью в Чечне был Завгаев, председатель Верховного совета Чечено-Ингушетии. И чтобы свергнуть эту законную власть, они привезли Дудаева. Стали говорить, что вот он генерал, пользуется поддержкой. И все делали под него. Одним словом, им нужна была война.

- Они ее с самого начала планировали?

- Мне кажется, что Чечня была полигоном, какими-то учениями для России. Все, что происходило в Чечне, потом происходило и в России. В том числе разгром Белого дома с разгоном парламента. Вот в Чечне что-то происходит, пройдет несколько месяцев или год - и то же самое происходит в России. Мне только очень жаль, что чеченский народ оказался в заложниках в этих играх.

- Почему же именно чеченский народ оказался в заложниках?

- Ну, понимаете, история знает, что чеченский народ - самый наивный.

- Политики из числа антидудаевской оппозиции считают, что к 1994 году в Чечне шла полномасштабная гражданская война. Так ли это?

- Я бы так не сказал. Не шла. Хотя уже были большие банды разного рода. Руслан Лабазанов, Алауди Хамзатов, другие. Были группировки, в том числе оппозиционные - Гантамиров с одной стороны, Автурханов. Но Автурханова Россия снабжала. Хотя Россия снабжала всех. Все эти группировки были под кем-то в Москве. И Дудаев в первую очередь. Но до 1994 года войны как таковой не было. Хотя и были стычки. Но если бы в 1994 году войска не вошли, я думаю, Дудаев и два-три месяца не продержался бы.

- Федералы неправильно выбрали время?

- Они хотели себе забрать лавры победы. Я вспоминаю один момент - это было где-то в ноябре или октябре 1994 года. Мы собрались у Султана Гелисханова, он тогда был директором Департамента госбезопасности (ДГБ), я там присутствовал, присутствовал Лабазанов, Дошукаев Муса. Все собрались и договорились - Лабазанов выкидывает Дудаева из дворца, Дошукаев выступает по телевизору и говорит: "Уважаемые граждане Чеченской Республики, мы проведем выборы в парламент, мы проведем референдум". Вот в таком плане мы хотели выступить. МВД и ДГБ были у Гелисханова. Но нас опередили. 26 ноября в Грозный вошли танки Автурханова. Как раз перед тем, как мы должны были выступить. Кстати, неизвестно, какими силами и как были уничтожены эти автурхановские танки. Это все очень непонятно, я сам видел эти танки, взлетевшие вверх, разбитые о бетон. Там была какая-то подстава.

- То есть неясно, кто уничтожил эти танки?

- Да, непонятно было, как они взорвались. Там вообще много было непонятных вещей. И потом повели арестованных - гантамировскую дивизию, российских танкистов. Показали их по телевизору. И Дудаев сказал: "Видите, я так хотел договориться с Россией, но вот внешние силы, вот вошли войска". И народ потихоньку начал сплачиваться вокруг Дудаева.

- После всего, что произошло потом, мир вообще возможен?

- Я думаю, не только возможен, а он обязательно должен быть, мир. Я знаю ребят, которые в первую войну воевали друг против друга. И воевали неплохо. Это молодые ребята, сейчас они полковники, майоры. Они брали на себя ребят, выводили их из отчаянных ситуаций. Я знаю многих отважных ребят в российской армии. И когда мы встречаемся, обсуждаем первую войну, мы ее между собой называем непонятной. И мы не понимали, и они не понимали, за что война, почему это происходит. Есть тысячи примеров, когда люди друг в друга не стреляли, просто делали вид и расходились.

- Но война была ужасная тем не менее. Это был огромный шок для общества.

- Ужасная она была потому, что с этой стороны в республику приехали наемники из бывшего Союза - из Прибалтики, с Украины, из Узбекистана. Из Афганистана. А с той стороны были такие пьяные генералы, которые не знали, куда стрелять, не различали, где свои, где чужие. Слишком много было непонятного. И неприязни нет, очень многие патриоты с той и с этой стороны сейчас стали друзьями. С чеченской стороны воевало немного. Это позже говорили, что их 48-50 тыс. А их и тысячи не было в первую войну. Когда война закончилась, Лебедь заключил договор с Масхадовым, вот тогда их появилась большая армия, 48 или 50 тыс., точно не помню.

- Защитников Грозного во время новогоднего штурма 1994 года было не больше 1000 человек?

- Да, да.

- А вы помните тот Новый год?

- Конечно. Я был в городе, помню первый выстрел. Я помню поминутно все. Это была страшная картина. В мире такого не могло быть, только в России. Представьте себе - город, многоквартирные дома. Живут там в большинстве русские люди. У чеченцев было место, куда уехать - к родственникам, в горы, в села. А русским некуда. Я лично видел это своими глазами. Они говорили: "Ребята, зайдите, покушайте". Похлебку предлагали. Только варвары могли из установок "Град", с самолетов, из танков стрелять по этим домам и все разрушать. Были моменты, когда федералы русских ставили к стенке: "Вы предатели, чеченцам продались". Куда они продались? Куда они денутся? Они росли, работали на заводах. Жили. Кому они продались? Первая война была преступной войной. И за эту войну, я уверен, придет время ответить.

- Кто будет отвечать? С чеченской стороны кто-то ответит?

- С чеченской стороны? Ну, во-первых, Дудаева нет. Но я скажу так, если взять чеченскую сторону. Шамиль Басаев, он тоже не считает, что должен отвечать. И у него есть одно оправдание: мол, я защищал свой дом, свой город. Мол, я не знал, кто стреляет, немцы или американцы. Но нет оправдания у Павла Грачева, и у Ельцина, который пил шампанское в Новый год, когда были тысячи убитых. У них нет оправдания.

- Многие считают, что Россия в 1994 году вмешалась во внутричеченский конфликт. И сейчас, через десять лет, снова пытается его сделать внутричеченским, словно возвращая ситуацию к исходной. Не получится ли в итоге так, что все эти жертвы с обеих сторон лишены смысла?

- Я вам одно скажу: самая правильная политика в Чечне у Владимира Владимировича Путина. Хотя у него сейчас очень трудное положение, его многие не понимают, я имею в виду окружение, министров. А если говорить об антидудаевской оппозиции, то я их оппозицией никогда не считал. Я их считал трусами. Если б они были мужчинами, они б этого Дудаева выкинули и сели на его место, и порядок навели бы. Если б у них мужества хватило. А эти крысы все убежали в Москву и шушукали: "Вот, введите танки, и они разбегутся". Почему они, если были мужчинами, не сказали: "Так, Борис Николаевич, мы такие же чеченцы, как Дудаев. Он не выше и не хуже. Дайте мы сами разберемся?" А нет, они за спиной Ельцина: "Давай, давай, введи войска, они сразу разбегутся". Вот им - разбежались. Сами они разбежались. А почему Путин прав, я сейчас скажу. Путин эту войну мог решить в две секунды, как ему предлагал Жириновский и другие. Двумя бомбами, двумя большими воронками. Все бы кончилось. Тех, кто держал в руках оружие, или расстрелять, или посадить. Но ведь через 50 лет встали бы наши дети и сказали бы России и тем национал-предателям, которые привели войска: "Вот, вы давили наших отцов". Этот вопрос обязательно встанет. А Путин отдал власть тем чеченцам, которые никогда шаг назад не сделают, только вперед. Мы с Россией определились, провели референдум. Не просто где-то там в Надтеречном районе. В Дарго, в Ведено, везде мы прошли. И просто показывали людям российскую Конституцию. И говорили: если сейчас вы проголосуете за эту Конституцию, значит, будем жить по этим законам. Если не проголосуете - будем жить по-старому. По масхадовской конституции. Будем головы резать и палками бить. Это все вы знаете. Мы честно преподнесли, и народ проголосовал. Хотя критиков много нашлось. У нас много таких умников, у которых свое видение, но сами они не хотят ничего делать. Пусть он сам, если такой умный, возьмет автомат в руки и пойдет в Ведено за Шамилем бегать. Или скажет: "Ребята, дайте мне Веденский или Гудермесский район, и я буду работать, потому что у меня есть образование и опыт". Нет, он не хочет. Он хочет сидеть в Москве в теплой ванне и нас учить. Их сотни, которые нас учат. Но мы и без них худо-бедно справляемся. Да, у нас очень много неправильно делается, но встает вопрос - кем заменить?

- Вы действительно считаете, что ненависть, оставшуюся после войны, можно преодолеть?

- Конечно. Когда войска НКВД заживо сжигали людей в сараях, и потом увозили в товарных эшелонах, и когда потом наши приехали обратно, тоже были стычки и митинги. И стычки были не только с русскими, но и с мусульманами, которые заняли наши дома. Но СССР же нашел, как сделать так, чтобы ненависть ушла.

- Пока единственное, что пытаются делать в направлении реабилитации, - платить людям по 350 тыс. руб. за утраченное жилье. Это не очень получается, да и построить на такие деньги можно немного. Или дело не в деньгах?

- Дело, конечно, и в деньгах тоже. В экономике. Да, на 350 тыс. не построишь таких домов, какие были. Но такие дома, как в средней российской провинции, можно построить. Потом опять все наладится. Если правильно поставить работу, бизнесмены с удовольствием перенесут предприятия в Чечню, будут создавать рабочие места - лишь бы только их освободили от налогов. Все восстановится. Главное - людям дать работу. У нас ведь есть очень большие специалисты по строительству. Ну, конечно и взрывать умеют тоже.

- Работу дают после войны. Война закончилась?

- Война закончилась давно. В 2001 году мы проводили учредительную конференцию "Единой России" в Ножай-Юрте. Вот тогда и кончилась война. А стычки, грабежи и убийства - они везде есть. Надо, чтобы спецслужбы лучше работали.

- Если война закончилась, то кто победитель?

- Россия. И чеченский народ. Народ это скоро поймет. Просто жаль, что им никто ничего не объясняет. Ну как можно сказать, что чеченский народ не победил, если Масхадов ввел шариатское правление? Все женщины должны были паранджу надеть, а мужчины не могли бриться и смотреть видео... Одним словом, каменный век. А сейчас если я мусульманин, если я чеченец, если я болею за свой народ, я должен им дать все новое. Чтобы они летали в космос, чтобы все у них было. Зачем замыкаться на Чечне? Люди должны ездить в Москву, в Питер, во Владивосток. Кто куда хочет.

- Сейчас у чеченцев нет сложностей с перемещением по России?

- Это специально создается теми силами, которые хотят, чтобы нас прессовали. Помните, Лужков только отменил эти паспортные проверки - и тут вот эти ... взорвались. Они специально это делают. У чеченского народа никогда не было, чтобы резать головы, чтобы похищать людей для выкупа. Это все завезено арабами, а наши некоторые безмозглые подонки пошли за ними.

- Как вы относитесь к прогнозам насчет большой войны, которая охватит весь Кавказ?

- Никакой кавказской войны не будет, я в этом уверен. Мы знаем, кто воин на Кавказе и в России. Мы всю жизнь воевали. И всю жизнь получали по башке. Мы больше воевать не будем. Все! Недавно в гостинице "Россия" была презентация книги о чеченских и ингушских ветеранах Великой Отечественной. Собрались уважаемые люди, ветераны, много говорили о том, какие мы сильные воины. Я не выдержал, сказал им: "Уважаемые. Весь мир знает, что мы воины. Давайте мы это оставим. Давайте скажем, что когда нас бьют, нам больно. Давайте будем плакать".

Хватит махать шашками. А войны на Кавказе не будет. Те, кто любил войну и мог воевать, уже воевать не будут. Мы будем жить. Чеченцы умеют жить красиво. Надо жить дальше и помогать друг другу.

Беседовал Иван Сухов

Опубликовано 23 декабря 2004 года

источник: Газета "Время новостей"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 06:48

25 марта 2017, 05:41

  • Жители Кубани рассказали о проблеме со свалкой мусора вблизи здравниц

    Муниципальная свалка в поселке Лермонтово Туапсинского района в преддверии курортного сезона вновь воспламенилась, как и в предыдущие годы, рассказали "Кавказскому узлу" местные жители. По их словам, в результате отравляется воздух в ближайших окрестностях, где расположены несколько здравниц. По данным Росприроднадзора, свалка в Лермонтово является несанкционированной. Ее эксплуатация была официально остановлена решением суда в 2014 году, но мусор на нее по-прежнему свозится, отметил эколог Евгений Витишко.

25 марта 2017, 04:28

25 марта 2017, 03:24

25 марта 2017, 02:26

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии