10 декабря 2004, 23:11

Маршруты Басаева

Федералы не могут поймать Басаева потому, что он передвигается только проверенными маршрутами и в окружении преданных ему людей. С 2003 года количество блокпостов в Чечне постоянно сокращалось, и теперь в республике более-менее контролируется только одна трасса. По остальным дорогам, в том числе и асфальтированным, Басаев может передвигаться открыто и беспрепятственно.

Это было в конце 2004 года.

В холодный ноябрьский вечер Шамиль Басаев въезжал в курившийся душистым кизячным дымом чеченский немирный аул Махкет. Басаев ехал верхом, еще четыре лошади гнедой масти тащили поклажу - спальники, рюкзаки с продуктами и боеприпасами, корейским ноутбуком и переносным телевизором. Басаев выехал в сопровождении десятка пеших боевиков. Кроме него верхом ехал только один человек, похожий на араба. Среди спутников Басаева можно было различить молодого веденского командира Сулеймана Имурзаева с большим биноклем на груди. Люди шли в камуфляже, увешанные автоматами, пистолетами Стечкина, гранатометами "Муха", в сумраке напоминающими студенческие тубусы. На талиях - кожаные ремни, в кармашках которых блестели металлические цилиндры с кольцами чеки. Это "хаттабки" - самодельные гранаты, сделанные из выстрелов к подствольникам. "Хаттабка" удобнее штатной ручной гранаты, более компактна. Шли молча. Верховой араб ел "Сникерс". Этих "Сникерсов" у него всегда полный рюкзак. И никогда никому их не дает. Группа свернула в тупик к саманному домику с нарисованным красным тюльпаном на белой оштукатуренной стене. Араб доел свой "Сникерс", остановил лошадь возле дерева, достал из разгрузки длинный нож, потянул за толстую ветку, рубанул и быстро выстругал себе зубочистку. Часть банды покинула село еще до рассвета, но Басаева среди них уже не было...

"Он в Абхазии, в Кабардино-Балкарии или в Чечне..."

- Когда Басаев находится в Чечне, то сидит в основном в Веденском районе, - говорит мне русский офицер контрразведки. - А когда за пределами Чечни - то в разных местах. И не только в России. В Грузии бывает, в Абхазии. Давайте не будем об этом. За каждой оперативной информацией есть живые люди, которые могут пострадать.

- По Чечне Басаев перемещается в пределах Веденского (села Дышне-Ведено, Ца-Ведено, Хатуни, Агишбатой, Эрсеной), Курчалоевского, Ножай-Юртовского и Гудермесского районов, а именно в Белоречье, где Гудермесский район граничит с Курчалоевским, - говорит заместитель начальника УФСБ Чечни Александр Потапов, позывной "Арбат". - В Белоречье у Басаева завелись какие-то родственники. Никто никогда не видел Басаева в Урус-Мартановском и Ачхой-Мартановском районах, не говоря уже о северных районах - Шелковском, Надтеречном, Наурском. Были еще сведения, что Басаев появлялся в Шатойском районе, но это вряд ли. Думаю, ему там делать нечего, путь дальний и долгий. Проще полевому командиру Доку Умарову, живому, здоровому, подвижному человеку, который как раз торчит на территории Шатойского района, приехать к Басаеву в Ведено, чем Басаеву тащиться в Шатой на одной ноге. Если говорить о том, где бывает Басаев за пределами Чечни, то это прежде всего Ингушетия и Кабардино-Балкария. Там у него есть надежные пособники. - У меня в кабинете сидел сегодня полковник из МВД Чечни, - рассказал мне офицер контрразведки. - Вместе ведем одну ингушскую тему. Так вот он мне и говорит. Я, говорит, в Чечне себя безопаснее чувствую, чем в Ингушетии. Боюсь тамошних ментов. Предатель на предателе. Республика вроде маленькая, а проблем...

Басаева сопровождают друзья детства

- В пределах Чечни Басаев перемещается с группой в 10-15 человек, - говорит Александр Потапов. - На группу приходится пять-шесть лошадей. Две-три недели назад поступила информация от ГРУ. Якобы в ходе разведывательно-поисковых мероприятий, а группа поисковая была небольшая - 4 человека, был замечен Басаев в сопровождении 15 человек. Стали разбираться. Оказывается, самого Басаева разведчики не видели, но видели его личных охранников. Но как в ночных условиях можно разглядеть лица? Да и кто из грушников знает в лицо этих личных охранников Басаева? Фантазируют, в общем.

По данным спецслужб, ближайшее окружение Басаева составляют его родственники, а также друзья детства и юности. Все они родом из Веденского района. Кроме того, в ближний круг Басаева входит несколько арабов. Состав ближнего круга практически неизменен уже несколько лет. Войти в него новому человеку практически невозможно. С Басаевым лично общаются считанные бандиты. Веденский полевой командир Сулейман Имурзаев, братья Гакаевы, уже упоминавшийся в предыдущем материале полевой командир из Саудовской Аравии Абу-Дзейд, координирующий действия бандгрупп в Ачхой-Мартановском районе Чечни и в Ингушетии, братья Садаевы из Старых Атагов, Резван Читигов из Шалей, Таус Удаев и Алибек Дугаев - бандглавари из Урус-Мартана. Для того чтобы иметь хотя бы эпизодические личные контакты с Басаевым, нужно совершить нечто исключительное. Здесь показателен пример Рустама Ганиева, он же Курейша, бандит из станицы Ассиновской Сунженского района Чечни. Сейчас Ганиев сидит во Владикавказе, его судят за терроризм. А еще полтора года назад Ганиев лично возил Басаева в Кабардино-Балкарию. Басаев доверял Ганиеву безоговорочно, а доверие это Ганиев заслужил тем, что завербовал в смертницы двух своих сестер - Айшат и Хадижат, которые впоследствии были уничтожены в "Норд-Осте". Позже Ганиев завербовал в смертницы "тверскую шахидку" Зарему Мужахоеву, Лидию Хальдыхороеву, взорвавшую автобус с летчиками в Моздоке, тушинских смертниц - Зулихан Элихаджиеву и Марем Алиеву. Рустама Ганиева сдала спецслужбам его младшая сестра Раиса, за что она получила новый паспорт и теперь живет с новым именем и под легендой где-то за Уралом.

Дороги Чечни открыты для Басаева

За пределы республики Басаев ездит, конечно, не на лошади. С 2003 года в Чечне начали резко сокращать блокпосты на дорогах. Сейчас фактически контролируется только одна трасса "Кавказ", то есть федеральная магистраль М-29 Ростов-Баку. Она проходит через всю Чечню с запада на восток от Ингушетии до Дагестана. На ней расположено два федеральных КПП - "Кавказ" на въезде со стороны Ингушетии и "Герзель" на выезде в Дагестан.

- Есть еще ряд постов по населенным пунктам, например в Гехи-Чу, - говорит Александр Потапов. - Но в принципе в Чечне куча дорог, в том числе и асфальтированных, которые никакими постами не перекрыты. О проселках я уж и не говорю. Как Басаев попал в Ингушетию, я точно не знаю, но могу предположить по аналогии с тем, как в ту же Ингушетию из Ведено шла группа Рустама Ганиева. Один из бандитов с чистыми документами ехал открыто на машине и добрался до Назрани за полдня. Остальная группа из 5 человек шла пешком две недели лесами по предгорной части, пересекая Урус-Мартановский, Ачхой-Мартановский и Сунженский районы. Пустых дорог в Чечне, конечно, много, но рядовые бандиты все-таки боятся передвигаться открыто. Один бандит из Урус-Мартана шел из Гехов в Грозный лесом, падал в канаву, когда видел приближающиеся фары. И так двое суток, хотя ходьбы там 5-6 часов от силы. Самые бесшабашные ездят открыто, но с надежным сопровождением из числа родственников, которые работают в правоохранительных органах.

По информации ФСБ, Басаев перед нападением на Ингушетию 22 июня этого года пришел туда через горную часть в Сунженском районе, а уже в Ингушетии пересел на белую пятидверную милицейскую "Ниву", принадлежащую его сообщникам из числа ингушских милиционеров.

Как уже сообщали "Известия", в сентябре этого года Генеральная прокуратура России предъявила официальное обвинение ингушскому сержанту милиции Магомеду Лолохоеву. Сотрудника патрульно-постовой службы Магаса (столица Ингушетии) обвиняют в том, что на своей машине он в течение недели лично возил Басаева по территории Ингушетии и Чечни.

Магомеда Лолохоева арестовали после того, как в поле зрения следственной бригады, расследовавшей нападение боевиков на Ингушетию, попал его двоюродный брат, младший сержант милиции Микаил Лолохоев. Он работал в отделе вневедомственной охраны Назрани. 24 августа, когда следствие получило доказательства того, что Микаил сотрудничал с боевиками, его прямо со службы привезли в Министерство внутренних дел Ингушетии.

На первом этаже у Микаила забрали табельное оружие и провели на третий этаж в кабинет заместителя министра внутренних дел Ингушетии Исы Торшхоева, вместе с которым находился сотрудник главного управления уголовного розыска МВД России Юрий Плотников. Войдя в этот кабинет, Микаил все понял, неожиданно достал гранату и подорвал себя. Сам он скончался на месте, а Торшхоев и Плотников с тяжелейшими ранениями были доставлены в реанимационное отделение военного госпиталя.

Магомеда Лолохоева взяли в тот же день. Начиная допрашивать милиционера, следователи и не думали, что он играл в подготовке рейда на Ингушетию существенную роль. Однако выяснилось, что с 16 по 22 июня Лолохоев возил на своей машине по территории Чечни и Ингушетии самого Шамиля Басаева. Служебное удостоверение милиционера обеспечило Басаеву беспрепятственный проезд через блокпосты Министерства обороны и посты ДПС. Следствие также установило, что Лолохоев с конца 2003 года незаконно приобретал, перевозил на своем автомобиле, а затем размещал в тайниках оружие и боеприпасы, которые боевики затем использовали во время рейда. После ареста при обыске в его доме оперативники обнаружили несколько автоматов и взрывчатку.

29 октября дело Лолохоева было направлено в Верховный суд Ингушетии.

Великий конспиратор

- Война между русскими и чеченцами идет триста лет, - говорит мне офицер контрразведки. - Мне кажется, что чеченцы уже на генном уровне высококлассные конспираторы, хорошие контрразведчики. Поэтому Басаева так сложно нейтрализовать.

- Он же нигде подолгу не задерживается, - говорит Александр Потапов. - Побыл в одном месте два-три дня, а то и сутки, ушел на другую базу или на другую квартиру. Если на базу приходит какой-то связник, его в целях конспирации могут переодеть, чтоб жучков на нем не было, или скрытой камеры, или взрывчатки, или яда. После выхода с базы его снова переодевают. Как только связник уходит, через 15-20 минут на базе уже никого нет. Кочуют на новое место. Потому что, как бы человеку ни доверяли, какой бы проверенный он ни был, с человеком можно сделать всё. Завербовать, запугать, подкупить. И все эти меры конспирации дают результат. Скорее всего, Басаев большую часть времени скрывается не в лесу, а по частным квартирам. Но если информация о том, что он находится где-то на лесных базах в Веденском районе, нам периодически поступает, то информации по частным домовладениям, в которых он скрывается или скрывался, практически нет.

P.S.:

- На днях Басаева будем брать, - важно говорит Ахмед, командир одного из многочисленных чеченских спецназов. - И маршрут известен, и время. Информация серьезная, правда, "непроверяшка".

"Непроверяшкой" опера называют сведения, которые невозможно проверить.

- Наших "тяжелых" надо подключать, - предлагает Ахмеду русский офицер.

"Тяжелыми" в Чечне именуют группы захвата ФСБ. Их снаряжение с полным боекомплектом весит более 30 килограммов.

- Это еще зачем? - ревниво интересуется чеченец. - Информация моя, сам и отработаю. У меня свои "тяжелые" есть.

- Басаев на машине поедет, верно? - объясняет русский. - А машины, извини, наша специфика. Знаешь, как наши "тяжелые" машины берут? Один на капот, четверо в двери. Пах-пах, три секунды, все боевики мордами в землю и в наручниках.

- А мои "тяжелые" знаешь как машины берут, - чеченец на секунду задумывается. - Подбегают с четырех сторон, берут машину на плечи и уносят.

Прошло три недели. Басаева так и не взяли. "Непроверяшка".

Вадим Речкалов

Опубликовано 9 декабря 2004 года

источник: Газета "Известия"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 09:21

30 марта 2017, 08:53

30 марта 2017, 08:25

30 марта 2017, 08:20

30 марта 2017, 08:16

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии