10 декабря 2004, 12:50

Забытые люди

Городок "Майский", где живут ингушские семьи, бежавшие от осетино-ингушского конфликта в 1992 году - в буквальном смысле "ничья земля". Формально расположенный на территории Республики Северная Осетия Алания (РСО-А), фактически организацией его жизнедеятельности занимаются власти Республики Ингушетия (РИ) . Вот уже десять лет миграционные службы обеих республик отказываются взять "Майский" на баланс, РИ — ссылаясь на отсутствие перечислений из федерального бюджета, РСО-А — считая, что городок находится под патронажем РИ.

Между тем, десять лет в городке живут люди, в железных вагонах под высоковольтными проводами, без возможностей трудоустройства, без помощи государства и расквартированных в Ингушетии многочисленных зарубежных гуманитарных миссий. В родных селах у обитателей городка есть квартиры, дома и подворья, однако их возвращение к местам постоянного проживания, по мнению властей РСО-А, пока невозможно.

В течение ряда лет ПЦ "Мемориал" пытался привлечь внимание общественности к проблеме вынужденных мигрантов из РСО-А, настаивал на необходимости более эффективного решения вопроса их возвращения к местам постоянного проживания, оказания им социальной помощи. Сегодня мы вынуждены констатировать, что ситуация находится на грани гуманитарной катастрофы.

I. История возникновения

Городок внутренне перемещенных лиц "Майский" создан в 1994 году по распоряжению Президента РИ Руслана Аушева. Первые вагончики были установлены в октябре на пустыре вдоль железнодорожных путей в районе поселка Майское на территории РСО-А, у административной границы с Ингушетией.

Поселок Майское — единственный населенный пункт Пригородного района РСО-А с ингушским населением, непосредственно не затронутый событиями осетино-ингушского конфликта осени 1992 года. В отличие от многих других сел этого района здесь не происходили боевые столкновения, отсюда не бежало ингушское население(1).

В 1994 году сам поселок и непосредственно прилегающая к нему территория фактически вышли из-под юрисдикции властей Северной Осетии и находились под контролем властей Республики Ингушетия. Здесь кроме постоянных жителей проживали около полутора тысяч ингушских вынужденных мигрантов из других сел Пригородного района.

Однако основная масса переселенцев из Пригородного района Северной Осетии и города Владикавказа, разместилась на территории Ингушетии. Большинство из них поселились в жилых домах у своих родственников и знакомых, но многие были вынуждены проживать в школах, детских садах, хозяйственных и производственных помещениях. Поначалу, когда в республику начали поступать передвижные сборные вагончики, люди не хотели селиться в них, считая что их согласие на обустройство быта в изгнании будет расценено, как нежелание возвращаться в места постоянного проживания. К осени 1994 года в Ингушетию поступило 1200 таких вагончиков, представляющих собой состоящий из двух секций (кухня и комната) маленький сборный домик. Постепенно все большее количество семей переезжали в это временное жилье; на территории Ингушетии возникло 10 центров временного размещения (городков), в которых сосредотачивались вагончики.

Считалось, что вскоре, по мере возвращения людей в РСО-А, вагончики с проживающими в них семьями будут тоже перемещаться в Северную Осетию, а возвращающиеся переселенцы будут проживать в них на своих участках на время восстановления разрушенного жилья. Однако время шло, процесс возвращения шел крайне медленно, большинство семей не смогли вернуться к своим домам.

В октябре 1994 года по распоряжению президента РИ значительная часть таких вагончиков была перемещена с территории Ингушетии на территорию Северной Осетии на пустыре близ поселка Майской. Со стороны властей РИ это был, прежде всего, политический шаг: таким образом перечеркивались надежды тех, кто желал, чтобы бежавшие от конфликта ингуши осели в Ингушетии, а вопрос об их возвращении в Северную Осетию постепенно был снят с повестки дня. Благодаря созданию Майского вынужденные мигранты возвращались в Северную Осетию, хотя и не в свои дома. Переселение происходило без согласования с властями Северной Осетии, и, что еще хуже, в большинстве случаев вопреки желаний самих людей, которые, в результате, и оказались в полной неопределенности, по их собственному выражению "между небом и землей".

Хотя "Майский" формально расположен на территории Северной Осетии, фактически, организацией его жизни занимались власти Республики Ингушетия. В Федеральной миграционной службе городок до сих пор не зарегистрирован, а следовательно, не имеет статуса центра временного размещения. Впрочем, как сообщил "Мемориалу" первый заместитель специального представителя Президента РФ по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта В. Казюлин, ассигнования на содержание мест компактного размещения вынужденных мигрантов из зоны конфликта Министерством финансов РФ вообще не предусмотрены(2).

Комплектация лагеря происходила постепенно и продолжается до сих пор. Значительное количество переселенцев городок принял в 1997 году, и затем в 1999 после начала военных действий в Чечне, когда многие ингуши, после событий 1992 года нашедшие прибежище у родственников в Грозном, были вынуждены снова бежать, спасаясь от воздушных ударов по чеченской столице.

По мере интенсификации процесса возвращения вынужденных мигрантов в ряд сел Пригородного района РСО-А (Дачное, Куртат, Донгарон, Чермен, Тарское) часть обитателей городка вместе со своими вагончиками передислоцировалась в эти села. В настоящее время в городке, в основном, остались те, кто в результате воспрепятствования их законному праву не может вернуться к местам своего постоянного проживания.

При этом следует учитывать, что в городке "Майский" проживает меньшинство вынужденных мигрантов из Пригородного района и Владикавказа, которые до сих пор не могут возвратиться к себе домой. Большинство людей этой категории, по прежнему, проживает в Ингушетии. Условия их жизни часто не отличаются в лучшую сторону от условий жизни обитателей городка "Майский".

II. Четыре категории невозвращенных мигрантов

На 1 декабря 2004 года в городке "Майский" проживают 236 семей, 1235 человек из 15 населенных пунктов Осетии, возвращение в которые по тем или иным причинам запрещено. "Мемориал" выделяет четыре категории невозвращенных мигрантов из РСО-А; все из них представлены в городке "Майском":

1. Жители сел с "неблагоприятным морально-психологическим климатом"

Это самая большая категория невозвращенных мигрантов. Несмотря на значительное снижение напряженности в районе конфликта до бесланских событий (сентябрь 2004 года), по мнению руководства РСО-А, в республике оставался ряд населенных пунктов с "неблагоприятным морально-психологическим климатом", где "климат для возвращения ингушей не созрел".

Проблемными селами считаются: Октябрьское, Ир (частично), Южный (частично), с. Чермен (частично), с. Тарское (частично), с. Камбилеевская. и г. Владикавказ.

В городке вынужденных мигрантов "Майский"проживает 187 семей из этой категории невозвращенцев.

2. Жители сел, относящихся к "водоохранной зоне"

Согласно постановлению №186 Правительства РСО-А от 25 июля 1996 года, пять населенных пунктов (Терк, Чернореченское, Южный, Балта и Редант) относятся к "зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения" г. Владикавказ. Позднее было принято решение, что домовладения в этой местности подлежат сносу, а проживающие в них граждане - отселению(3). На 80% дома, обозначенные к сносу, принадлежат ингушам.

По мнению Государственного комитета РИ по делам беженцев и вынужденных переселенцев, границы водо-охранной зоны неоправданно расширены, что создает благовидный предлог запретить возвращение ингушей в эти села РСО-А.

Окончательное решение о границах водоохранной зоны должно быть принято на федеральном уровне. Однако компетентные федеральные органы свой вердикт не выносят, таким образом оттягивая возвращение ингушских семей в РСО-А. По данным комитета до 1992 года в вышеуказанных пяти населенных пунктах проживали около 8,000 ингушей. С учетом высокой рождаемости, в данной время эта цифра значительно выше.

В городке вынужденных мигрантов "Майский" проживает 37 семей из этой категории сел.

3. Граждане, ранее проживавшие в муниципальном жилье

К этой категории относятся граждане, ранее проживавшие в общежитиях квартирного типа по месту работы при предприятиях и учреждениях Северной Осетии. Многие семьи стояли в очереди на получение кооперативного жилья или имели приоритетное право на приватизацию жилой площади, которую на тот момент занимали. После вынужденного бегства, жилье этих людей было незаконного занято, и теперь им отказано в праве требовать возврат жилья или в получении компенсации за него.

В городке вынужденных мигрантов "Майский" проживает 10 семей этой категории не возвратившихся мигрантов.

4. Граждане, получившие частичную компенсацию за утраченное жилье, но не сумевшие восстановить домовладения

Это небольшая категория граждан, получивших часть компенсационных выплат. В данный момент эти семьи или находятся в процессе строительства или уже не сумели освоить средства согласно установленных правил, и лишились права на последующие компенсационные выплаты.

Таких семей в городке вынужденных мигрантов "Майский" - 11

В таблице 1 представлена сводная разбивка проживающих в городке "Майский" семей вынужденных мигрантов по населенным пунктам их постоянного места жительства (на декабрь 2004 года).

Таблица 1.

Населенный пункт в РСО-А

Количество семей

Октябрьское

42

Владикавказ

35

Камбилеевская

31

Чермен

25

Чернореченское

25

Южный

15

Терк

14

Тарское

13

Карца

9

Дачное

7

Ир

7

Балта

6

Спутник

4

Редант

2

Куртат

1

Всего семей

236

III. Условия проживания

1. Жилье

236 семей проживают на территории городка "Майский" в деревянных и железных вагончиках площадью 9 х 3 и 6 х 2,7 м?. На семью приходится в среднем 1-2 вагончика; серьезной проблемой является скученность, в некоторых вагонах проживают до 7 человек. Семьи своими силами расширяют жилую площадь, пристраивая к вагончикам фанерные и шиферные помещения. Многие разбили огород, некоторые держат скот.

В среднем выделенный вынужденным мигрантам вагончик рассчитан на 4 года использования, однако большинство семей проживают как минимум в два раза дольше. Старые вагончики выходят из строя, прежде всего, портится крыша, которую постоянно приходится чинить. Так, во время града летом 2003 года, у многих семей крыши снесло полностью. Все вагончики отапливаются только электроприборами, в них плохая вентиляция, зимой плохо сохраняется тепло, летом они раскаляются на солнце, так что в дневное время находиться внутри почти невозможно.

2. Водоснабжение

Вода в городок поступает из поселка Майское через насосы в краны, расположенные в четырех точках лагеря. Водокачка работает от сети, поэтому при частых отключениях электричества, воду для питья и бытовых нужд приходится приносить с территории хлебозавода, расположенного в поселке (600-700 метров) или употреблять техническую воду с подстанции, почти в километре от населенного пункта.

3. Подача электричества и газоснабжение

Главная проблема городка вынужденных мигрантов "Майский" — частые и продолжительные отключения электричества. В связи с неопределенным статусом лагеря, североосетинская миграционная служба не оплачивает счета за потребленную электроэнергию, в тоже время и у Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Ингушетии нет соответствующей статьи в бюджете для покрытия этих расходов. Правительство Ингушетии вынуждено каждый раз изыскивать дополнительные средства, что не всегда удается в срок, поэтому в городке систематически выключают электроэнергию за неуплату. У подавляющего большинства вынужденных мигрантов средств для оплаты электроэнегии нет.

При формировании лагеря, вагончики были подключены к энергоносителю самопроизвольно, без заключения договора с энергетиками. Поскольку Федеральная миграционная служба (ФМС) средств на содержание точек компактного проживания Ингушей не выделяет, вплоть до 2003 года плату за потребление электроэнергии городок не вносил.

Осенью-зимой 2003 года городок вынужденных мигрантов "Майский" в течение нескольких недель находился без света: руководство ОАО "Севкавказэнерго" отключило от энергоносителя как злостного неплательщика, несмотря на то, что официально договора с жителями не заключали. По сведениям коменданта М. Цурова, городку был представлен счет в размере 9 млн. рублей, как условие восстановления подачи энергии. Тогда же был отключен газ.

Отключение света и газа ставит жителей "Майского" на грань выживания. Зимой температура воздуха в вагончиках опускается до уровня уличной, люди спят в верхней одежде и в шапках, за ночь в ведрах замерзает питьевая вода. В результате отключений осени-зимы 2003 года в лагере случился беспрецедентный скачок респираторных и легочных заболеваний, участились случаи туберкулеза, особенно среди детей и пожилых людей.

После долгих переговоров часть задолженности была списана, а часть погашена за счет частных жертвователей, подаривших городку скот для раздачи мяса на мусульманский праздник Курбан-байрам: скот продали, на вырученные деньги погасили долги. После этого подача электроэнергии была возобновлена. Тем не менее, отключение света, по-прежнему, случается регулярно.

Газоснабжение в лагере бесперебойное, однако напор нередко бывает слабым.

4. Вывоз мусора

Вывоз мусора не организован — в лагере нет мусорных баков, за 10 лет спонтанная мусорная свалка вплотную подступила к городку с четырех сторон. Свалки создают проблему специфического запаха и грызунов, усугубляя общее состояние антисанитарии.

5. Благоустроенность и инфраструктура

Городок неблагоустроен: нет ни бани, ни школы, ни пищеблоков, ни медицинского пункта. Вагончики выстроены в разнобой, не всегда образуя четкие ряды и улицы; асфальтированных дорожек нет, поэтому в осенний и зимний период лагерь утопает в грязи. Один из вагончиков оборудован под медпункт, однако фельдшер не принимает.

6. Пожарная безопасность и экологические условия

Городок вынужденных мигрантов "Майский" находится в непосредственной близости от высоковольтной линии электроснабжения, около 30 вагончиков расположены прямо под проводами. Городок построен без соблюдения норм пожарной безопасности - при соприкосновении проводов возможно возгорание.

IV. Социальное положение. Трудоустройство и образование

98% жителей "Майского" находятся за крайней чертой бедности. По результатам социального исследования, проведенного ПЦ "Мемориал" в ноябре 2004 года, 99% жителей городка вынужденных мигрантов "Майский" являются безработными. По данным госкомитета РИ, из 1235 человек, проживающих в лагере, трудоустроены 17. В населенных пунктах постоянного проживания до 1992 года подавляющее большинство взрослых жителей "Майского" имели постоянную работу.

Основным источником дохода являются пенсии и детские пособия (70 рублей на ребенка) и пособия по утере кормильца. Мужчины ищут эпизодических заработков на подсобных работах.

Большинство семей многодетны. По данным Магомеда Цурова, коменданта городка, из 1235 жителей городка 584-дети, 387 школьников и 197 детей дошкольного возраста. В городке "Майский" проживают 66 полусирот, 11 круглых сирот, 11 одиноких и 62 пожилых человека.

Образовательный процесс 387 школьников, проживающих в городке "Майский" крайне затруднен. В отличие от лагерей для вынужденных мигрантов из Чечни, в этом городке нет школы, поэтому детям приходится ходить в школу в поселок, в километре от дома. По свидетельству жителей, в нормальном режиме школу посещает лишь треть. Многие семьи не оправляют детей учиться, так как их не во что одеть, особенно в зимнее время; ежегодное приобретение учебников и школьных принадлежностей (около 1000 рублей на ребенка) неподъемно для подавляющего большинства.

Средняя школа поселка Майское (пос. Майское, улица Коммунальная 18), рассчитанная на 450 учащихся, обучает 1129 человек. 800 из этих детей - вынужденные мигранты из Пригородного района или Чечни (кроме городка "Майский", ингушские вынужденные мигранты расселены в частном секторе самого поселка). Школа испытывает недостаток во всем, прежде всего, в мебели и пособиях. Детей некуда посадить: острая нехватка стульев и столов — главная проблема майской школы. В библиотеке нет учебников, кабинеты не оборудованы, отопление слабое. В школе очень холодно уже в октябре. Дети учатся в две смены, до 18 часов. Медпункта нет, горячее питание не организовано. Плановые прививки делают врачи поселковой амбулатории. Школа находится на балансе РСО-А.

По словам завуча школы Целоевой Ларисы Ахмедовны, школьники из городка "Майский" резко отличаются от остальных учащихся. "Нервозность, рассеянность, проблемы с памятью, частые пропуски, слабая мотивация приводят к низкой успеваемости этих детей. Кроме того, они предоставлены сами себе - у родителей нет сил и возможностей заниматься их воспитанием. Многие недоедают, бесплатного питания в школе нет, а покупать завтрак в буфете они себе позволить не могут".

V. Гуманитарная помощь

С связи с тем, что городок "Майский", как и другие точки компактного проживания ингушских вынужденных мигрантов из РСО-А, не имеет статуса центра временного размещения, помощь со стороны федеральных миграционных служб его жителям не выделяется. В отличие от мест компактного проживания вынужденных мигрантов из Чечни, пятый год находящихся в Ингушетии, государство и гуманитарные миссии не взяли на себя заботу о нескольких тысячах мигрантов из Северной Осетии, тринадцатый год ведущих борьбу за выживание в 15 километрах от своих домов. Точки компактного проживания ингушей не благоустроены; их жителям фактически не предоставляется гуманитарная и медицинская помощь. Это привело к физическому истощению этой категории граждан, развитию серьезных заболеваний, особенно у детей и пожилых людей, участившимся голодным обморокам и анемии среди детского населения.

Единственную помощь городку предоставляют республиканские власти РИ: Государственный комитет по делам беженцев и вынужденных переселенцев раз в год оказывает продовольственную помощь - 10 кг. муки и 10 кг. сахарного песка. Датский Совет по беженцам один раз выделил помощь в виде зимних ботинок. Российско-британская организация CPCD несколько раз раздавала продовольственные подарки перед мусульманскими праздниками.

Помощь со стороны государственных структур РСО-А не оказывается.

VI. Медицинская помощь

Медицинскую помощь жители городка "Майский" получают в общем порядке в амбулатории поселка Майское. На 6,000 жителей городка и поселка приходится 2 врача и 9 медицинских сестер. Амбулатория оснащена очень бедно, нет лабораторного оборудования, кардиографа, электрофареза, стоматологического оборудования, недостаточно простейших медикаментов для оказания первой помощи. Заработная плата медицинского персонала составляет 2.300 рублей (75 долларов), главный врач получает самую большую зарплату в 6.800 рублей (225 долларов). Амбулаторию финансирует РСО-А.

Для консультаций со специалистами, сдачи анализов, снятия кардио- и флюро- граммы вынужденные мигранты вынуждены обращаться в республиканскую больницу в Назрани.

Медицинскую помощь в виде медикаментов или бесплатного приема врачей в городке "Майский" не оказывает ни одна из многочисленных медицинских и гуманитарных организаций, расположенных в Назрани и Владикавказе. До 1997 года амбулатории помогали "Врачи без границ", что, как отмечают работники амбулатории, было большим подспорьем медперсоналу и жителям городка "Майский".

Сами беженцы очень бы хотели иметь фельдшера в самом городке "Майский". Вагончик, оборудованный под медицинский пункт, в городке есть, но заплату фельдшеру ни власти РСО-А, ни власти РИ не начисляют, и медикаментов, необходимых для ведения приема нет.

VII. Здоровье

В ноябре 2004 года сотрудники ПЦ "Мемориал" в Назрани провели подворный обход городка вынужденных мигрантов "Майский" с целью сбора данных о состоянии здоровья его жителей. Идея провести подобное глубинное исследование родилась в ходе мониторинга и юридической работы в лагере, когда социальных работников ПЦ не покидало ощущение, что "Майский" - городок инвалидов и тяжело больных людей.

Первоначально было известно, что в городке зарегистрировано 88 инвалидов(4), однако в связи с высокой коррумпированностью структур, устанавливающих инвалидность (на данный момент, по словам жителей, определение группы обходится от 5-8,000 рублей) ясно, что эта цифра не отражает реальной картины, на самом, деле инвалидов намного больше. ПЦ "Мемориал" интересовало, какие заболевания преобладают в лагере. Медицинские учреждения такой статистики предоставить не могли: часть жителей стоят на учете в мед. учреждениях Ингушетии, часть - в Северной Осетии. Более того, немалое количество семей вообще многие годы не обращались к врачу.

При фактически полном обходе городка с населением 1235 человек сотрудникам ПЦ были собраны сведения о 397 случаях достоверно диагностированных медиками хронических заболеваниях.

Среди собранных данных обращают на себя внимание собранные сведения о 8 случаях туберкулеза среди жителей, общее чисто этих случаев явно выше, однако вынужденные мигранты часто отказываются признавать у себя это заболевание, опасаясь неприятных последствий. При этом эффективная профилактическая работа по предупреждению распространения туберкулеза в настоящее время практически невозможна.

Так же показательно, что не удалось обнаружить сведений о диагностике неизбежно расцветающих в таких условиях кожных заболеваниях, которая требует участие врачей-специалистов.

В ходе исследования сотрудники "Мемориала" по справкам регистрировали тяжелые хронические заболевания жителей городка, фиксировали жалобы общего характера и, где возможно, отмечали динамику заболеваний. Опрос позволил собрать достаточно полный набор жалоб на состояние здоровья со стороны жителей городка и зарегистрировать уже диагностированные заболевания. Один из главных выводов исследования состоит в том, что большая часть недугов жителей городка "Майский" не диагностирована, что может объясняться как тяжелым экономическим положением вынужденных мигрантов, так и осложненным доступом к медицинскому обслуживанию. "Кажется, у него эпилепсия" - объясняет монитору многодетная мать: "Ночью вдруг глаза закатывает, в судорогах бьется, остальные дети плачут, боятся его". "А вы когда последний раз показывали ребенка специалистам?" "Да не показывала еще. Надо повести. Средств у меня нету..". В ходе исследования такой разговор между жителями городка и социальными работниками ПЦ случался нередко.

По сведениям, Мариетты Оскановой, главного врача поселковой амбулатории, все дети городка вынужденных мигрантов "Майский" страдают истощением и анемией. Неадекватное питание и отсутствие витаминов приводят к снижению иммунитета и общей слабости; неустроенность жизни семей оказывает разрушительное воздействие на психическое здоровье — большинство детей городка страдают прогрессирующими неврозами(5). В зимний период дети поголовно болеют респираторными заболеваниями, у многих наблюдаются хронические заболевания носоглоки и циститы.

"Самая главная проблема в том, что родители не приводят детей на прием. Лекарства сейчас дорогие, на приобретение даже простейших препаратов против простуды, понадобится 100-200 рублей, этих денег у матерей нет, поэтому они перестают показывать ребенка врачам", - отметила Осканова. "Анемия — основная проблема и беременных женщин. Даже самые дешевые витамины стоимостью 15 рублей за упаковку - оказываются не по карману. Почти все роды в "Майском" - проблемные".

Доктор Осканова отметила значительные осложнения в работе медицинского персонала и в состоянии здоровья жителей городка по сравнению с 1997 годом, когда медицинские препараты для оказания первой помощи обеспечивали "Врачи без границ".

Несмотря на вышеуказанные ограничения, проведенное исследование показало, что многолетнее проживание в городке "Майский" без минимальных удобств, средств к существованию, адекватного медицинского обслуживания и гуманитарной помощи, подорвало здоровье вынужденных мигрантов. Среди жалоб жителей городка следует отметить и влияние неблагоприятных экологических условий - прохождение линии высоковольтных проводов над головой и непосредственной близости к электростанции - предстоит изучить специалистам. ПЦ "Мемориал" смог лишь зафиксировать, что 80% жителей "Майского" жаловались на сильные, не поддающиеся обезболиванию мигрени и шум в ушах, а также слабость, которые сами жители объясняют влиянием окружающей среды. Многие опрошенные жаловались на выпадение волос и резко ухудшающееся зрение.

Самыми распространенными нехроническими недугами являются частые острые респираторные заболевания (ОРВИ, ангина) в холодное время года, вызванные невозможностью прогреть жилые помещения. Женщины отмечали расстройства эндокринной системы и женские воспалительные заболевания (гинекологические заболевания), принимающие острые формы в зимний период. Причем, почти все из опрошенных женщин отметили, что их недуги возникли или развились после переезда в городок "Майский".

У детей родители замечают выпадение волос, проблемы с памятью, стоматологические проблемы, ухудшение зрения (хотя большинство детей не посещали окулиста уже несколько лет). Подавляющее число жителей городка жаловались на снижение настроения, раздражительность, утомляемость, расстройство сна, аппетита.

Особенно тяжело положение женщин. У многих из них в 1992 году погибли мужья и дети. У семерых жительниц городка "Майский" мужья были взяты в заложники и до сих пор числятся пропавшими без вести; у двоих, таким образом, пропали и супруги и сыновья. В результате у них развиваются более выраженные психические и психосоматические нарушения в связи с постоянными тяжелыми стрессорными факторами.

Следует учитывать, что жители городка сообщали не о всех заболеваниях. Можно предположить, что скрывались случаи туберкулеза, серьезных душевных недугов, гинекологические и урологические заболевания.

VIII. Рекомендации

ПЦ "Мемориал" вынужден констатировать, что на общероссийском и международном уровне осетино-ингушский конфликт, по-прежнему, остается забытым конфликтом. Городок "Майский" - лишь одна из 33 компактных точек, где в аналогичных условиях проживают вынужденные мигранты из РСО-А. Война в Чеченской Республике отодвинула проблему ингушских вынужденных мигрантов на второй план. Проблема возвращения решалась неэффективно, в тоже время государство и гуманитарные миссии не уделяли должного внимания благоустройству перемещенных лиц в местах временного проживания.

В результате, 12 лет спустя эта категория мигрантов находится в состоянии полного истощения, за крайней чертой бедности, с подорванным здоровьем и расстроенной психикой. Через 3-4 года дети, рожденные в городке "Майский", превратятся в разочарованных и социально неадаптированных молодых людей. В нестабильных условиях Северного Кавказа, профилактика радикализации и криминализации молодежи должна начинаться с устранения подобных неблагополучных сред. В связи с этим ПЦ "Мемориал" рекомендует:

  1. Ответственным лицам федерального и республиканского масштаба не оттягивать решение проблемы возвращения ингушей в населенные пункты РСО-А. Особенно это относится к решению вопросов, связанных с бюрократическими препонами. Так, "Мемориал" считает недопустимым дальнейшие проволочки с принятием решения по определению границ водоохранной зоны. Шесть лет — достаточный срок, чтобы изучить проблему, принять экспертное, политически не ангажированное решение и начать процесс переселения проживающих там людей либо к местам постоянного проживания, либо на новые места.
  2. "Мемориал" рекомендует федеральным властям пересмотреть вопрос о финансировании точек компактного проживания вынужденных мигрантов из Республики Северная Осетия - Алания. Эти точки необходимо зарегистрировать как центры временного размещения и выделить соответствующие ассигнования на их поддержку.
  3. "Мемориал" обращает особое внимание на необходимость решения проблемы своевременной оплаты потребленной электроэнергии в городке "Майский". Отключение света городку из железных вагончиков в зимнее время года является абсолютно недопустимым.
  4. "Мемориал" рекомендует гуманитарным и медицинским организациям обратить внимание на условия жизнедеятельности ингушских переселенцев, находящихся на грани гуманитарной катастрофы. Особенно важно, чтобы это сделали организации, работающие в регионе. "Мемориал" надеется, что принцип гуманизма, заложенный в основу деятельности подобных миссий, заставит наших коллег заметить плачевное состояние жителей городка "Майский" и других точек компактного проживания ингушей из РСО-А. Кроме того, гуманитарным миссиям следует осознавать свою ответственность за возможное развитие деструктивных социальные процессов в Республике Ингушетия: продолжение политики неравноправного отношения к вынужденным мигрантам из Чечни и из РСО-А способствует обострению межэтнических отношений между чеченским и ингушским населением республики. Исходя из вышесказанного, "Мемориал" в Назрани распространил действие медицинских программ, изначально нацеленных на временно перемещенных лиц (ВПЛ) из Чечни, на вынужденных мигрантов из Пригородного района. Мы предлагаем коллегам из других организаций найти приемлемые для них формы включения ингушских мигрантов в гуманитарные проекты.

Приоритетным является решение следующих вопросов:

  1. Организации передвижного или стационарного пункта медицинской помощи в городке "Майский" для ведения регулярного терапевтического приема и диагностики. Необходимо срочно провести флюорографические исследования с целью выявления случаев заболевания туберкулезом. Жители городка "Майский" нуждаются в поддержке медицинскими препаратами первой необходимости. Необходимо разработать программу поддержки беременных женщин и новорожденных детей, витаминную программу для школьников.
  2. Обитателям городка необходима психореабилитационная помощь. С 2005 года психолог "Мемориала" будет вести прием в городке "Майский" на постоянной основе, однако лагерь нуждается в более существенной помощи специалистов. Многие жители высказывали пожелание, чтобы с ними работал психолог не из чечено-ингушской среды: в силу культурных табу по некоторым проблемам жители не смогут консультироваться с местным психологом.
  3. Обитателям городка "Майский" необходима гуманитарная помощь, прежде всего, продовольственными продуктами и теплыми вещами для детей.
  4. В городке "Майский" целесообразно открыть начальную школу и центр детского досуга.
  5. Городку необходимы 40 мусорных баков. При наличии баков местная администрация возьмет на себя организацию вывоза мусора.
  6. Городок "Майский" нуждается в дополнительных водопроводных точках (минимум - 2).

Примечания:

(1) До событий осени 1992 г. в Майском проживали 2899 человек — в основном ингуши и русские. В ходе событий осени 92 года 18 осетинских семей (217 человек), проживавших в селе бежали из Майского. Их дома были заняты ингушскими беженцами из других сел Пригородного района.

(2) Из официального ответа В.А. Казюлина на запрос заместителя Председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, депутата ГД В. Игрунову от 25 ноября 2003 года.

(3) Постановление № 89 Правительства РСО-А от 18 мая 1998 года "Об отселении граждан, проживающих в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения".

(4) Данные были получены у Магомеда Цурова, коменданта "Майского".

(5) По ее собственному выражению.

Декабрь 2004 года

Автор: Составители: Е.Сокирянская, А.Хантыгов; источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 21:40

27 марта 2017, 21:39

27 марта 2017, 21:35

27 марта 2017, 20:40

  • Организатор антикоррупционного митинга оштрафован в Махачкале

    Советский районный суд Махачкалы сегодня рассмотрел дела десяти участников антикоррупционного митинга, оштрафовав организатора акции Марата Исмаилова на 10 тысяч рублей. В отношении шестерых участников акции судья вынес устное предупреждение, еще трое активистов были освобождены от ответственности.

27 марта 2017, 20:39

  • Cуд на Ставрополье заочно арестовал Яценюка

    Городской суд Ессентуков сегодня вынес решение о заочном аресте Арсения Яценюка, до 2016 года занимавшего должность премьер-министра Украины. Он обвинен в боевых действиях на территории Чечни в первую кампанию.

Архив новостей
Все SMS-новости