08 ноября 2004, 18:51

Революция роз может начать терять основных сторонников

Спустя почти год после свержения президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе нынешним грузинским лидером Михаилом Саакашвили в стране впервые ставится под сомнение демократичность правления новых властей.

В открытом письме, недавно опубликованном в одной из местных газет, 14 известных журналистов, юристов и аналитиков заявили, что Саакашвили отходит от декларированных им же принципов, подавляя оппозицию и альтернативную мысль.

"Нетерпимость к людям с другим мнением внедряется в грузинскую политику и другие сферы общественной жизни", - говорилось в письме. Представители гражданского общества обвинили Саакашвили в использовании "унизительных и оскорбительных" выражений в адрес своих политических оппонентов и проявлении незнания прав человека.

"Попытки установления интеллектуального диктата и господства одного мнения приведет страну не к стремительным реформам, а к авторитарному правлению и стагнации", - говорилось в обращении.

Подобное выступление со стороны реальных участников революции - почти исключение в стране, где Саакашвили, лидер многотысячных акций, завершившихся 23 ноября прошлого года отстранением Шеварднадзе от власти, все еще является предметом всеобщего восхищения, в том числе благодаря его неутомимой борьбе с коррупцией и обещаниям восстановить контроль над всей территорией Грузии и возродить ее разоренную экономику.

Давид Зурабишвили, один из лидеров парламентского большинства, говорит, что правительство может похвалиться длинным списком достижений, в том числе восстановлением порядка в Аджарии, улучшением положения в Вооруженных силах, усилиями, направленными на погашение внешнего долга, борьбой с контрабандой и смещением особо коррумпированных политических фигур.

И тем не менее немало общественно значимых фигур, в том числе те, кто были верными сторонниками Саакашвили во время так называемой "революции роз", постепенно превращаются в новую оппозицию.

"Настало время остановить революцию, окончить ее. Продолжение революции угрожает демократии", - заявил IWPR Леван Бердзенишвили, депутат парламента, который вместе с группой Республиканской партии перешел в фактическую оппозицию к Саакашвили.

По словам Зурабишвили, он понимает, почему у некоторых людей создается впечатление, что правительство изменило приоритеты, концентрируя внимание в большей степени на громких вопросах - таких, как территориальные конфликты в Грузии и укрепление политической власти центра.

"Народ ждал в первую очередь решения социальных проблем. А власти, так сказать, свернули с намеченного пути и сделали приоритетом восстановление целостности страны и расширение юрисдикции центральных властей", - говорит он.

Зурабишвили считает, что в случае с Аджарией, откуда прошлой весной был изгнан местный автократический лидер Аслан Абашидзе, правительство поступило правильно. Восстановление контроля над черноморским регионом, где находится портовый город Батуми и проходит часть грузино-турецкой границы, было совершенно необходимо для экономического развития страны. Ведь в течение многих лет Абашидзе, например, отказывался перечислять деньги в центральный бюджет.

Тем не менее многие обозреватели полагают, что правительство несколько обесценило аджарский успех попыткой оказать аналогичное давление на власти Южной Осетии, региона на грузино-российской границе, самовольно вышедшего из состава Грузии. Идущие с лета перманентные эксцессы и столкновения в зоне этого конфликта возродили в представлении многих прежний образ Грузии как нестабильной страны.

Правительство утверждает, что в области экономики оно предприняло радикальный шаг, предложив новый Налоговый кодекс, согласно которому упраздняются 20 налогов. Проект уже принят парламентом в первом чтении.

Правительство также гордится тем, что в этом году впервые за 13 лет после обретения Грузией независимости перевыполнен государственный бюджет. По официальным данным, это удалось сделать прежде всего благодаря повышению уровня выплаты налогов. Но крупнейшим фактором, вызвавшим увеличение доходов госбюджета, явились и десятки миллионов лари, изъятые в виде штрафов у бывших высокопоставленных чиновников эры Шеварднадзе и ряда бизнесменов. Все они были задержаны в ходе антикоррупционной кампании. При этом ряд неправительственных организаций и правозащитных групп резко критикуют этот метод, утверждая, что подобная "революционная" процедура не соотносится с законодательством и к тому же не может быть проверена обществом.

Нико Орвелашвили, директор Института экономического развития, отмечает, что в стране все еще нет общей стратегии экономического развития.

"Революции не случилось в экономическом мышлении грузинских властей. Несмотря на радикальную смену власти, не изменились ее подходы к экономическим проблемам, - сказал IWPR Орвелашвили. - Главной задачей финансовой и экономической политики остается пополнение и рост государственного бюджета, а не содействие экономической активности граждан. И это свидетельствует о сильных левых тенденциях в экономическом блоке правительства".

"Никто не оспаривает либеральную направленность изменений [в Налоговом кодексе]. Но сомнения вызывает порядок администрирования этих либеральных налогов, который дает фискальным органам огромные полномочия в отношениях с предпринимателями", - считает эксперт.

Предметом острой критики со стороны неправительственных организаций и ряда экспертов по-прежнему остаются методы, используемые при проведении антикоррупционной кампании, в рамках которой уже оказались задержанными и представители новой власти - полицейские, руководители местных органов власти, судьи и один парламентарий.

По мнению Левана Бердзенишвили, суды в таких случаях просто подчинялись желаниям правительства, потеряв то небольшое доверие, которое успели завоевать в обществе.

Но один из лидеров Национального движения Гига Бокерия уверен, что метод правилен, и аресты подозреваемых в коррупции лиц должны продолжаться. "Сегодня вновь кое-кому никто не мешает обдирать население и нести деньги "наверх", - говорит Бокерия. Самым действенным оружием в том, чтобы заставить неквалифицированную бюрократию работать честно, является страх перед арестами, считает он.

В то же время представитель Института свободы Леван Рамишвили критикует ситуацию, когда, по его мнению, все еще остаются лазейки, позволяющие чиновникам, нарушавшим закон в эпоху Шеварднадзе, избегать наказания и портить репутацию нынешних властей.

Эта критика касается в первую очередь предложенной властями так называемой "финансовой амнистии" тех, кто многие годы укрывал налоги от госбюджета. Всем им предлагается декларировать имеющееся на сегодня имущество и производство, выплатить государству просто один процент от всего получившегося объема и затем честно платить налоги.

Но по мнению Рамишвили, такой подход выгоден очень богатым, но не средним бизнесменам. "К перечню лиц, которых не коснется финансовая амнистия (торговцы оружием, наркотиками, лица, связанные с треффикингом) необходимо добавить высокопоставленных чиновников периода Шеварднадзе, - сказал IWPR Рамишвили. - Иначе выходит, что принимаем не амнистию, а закон об амнезии, и власть войдет в сделку с коррупцией. А легализацией коррупции в страну инвестиции не привлечь".

Выступающие с критикой курса власти опасаются, что и в главном - борьбе за демократические нормы жизни общества - новое правительство не оправдывает надежд.

В июне парламент принял закон "О свободе слова и прессы", который реально расширил права журналистов. Теперь в случае спора со СМИ публичные деятели должны доказывать факт клеветы, а не журналисты защищаться от такого обвинения. Но ни одно из СМИ пока не воспользовались этим правом. И более того - как считают многие обозреватели, свобода СМИ с момента прихода новой власти ощутимо ограничилась.

По мнению Левана Бердзенишвили, телевизионные каналы - самые влиятельные средства информации в стране - являются "мертвыми СМИ". Гия Нодиа, директор Кавказского института мира, развития и демократии, сказал IWPR, что по его мнению, телебизнес в Грузии находится в руках у крупных бизнесменов, и для них телевидение - не источник дохода, а средство установления связей с властями.

Характерным примером Нодия считает проправительственную направленность телекомпании Рустави-2, которая находилась в острой оппозиции к Шеварднадзе и стала непосредственным субъектом революции. "Без нее революция бы не осуществилась", - говорит Нодия.

Однако этим летом новым владельцем "Рустави-2" стал Кибар Халваши, бывший деловой партнер министра внутренних дел Ираклия Окруашвили.

В настоящее время начались споры по поводу и аджарского регионального телевидения, в котором в рамках реконструкции с 1 ноября начались сокращения штатов. На пресс-конференции часть уволенных заявила, что предварительная аттестация не проводилась, а увольнения производятся на основании личной симпатии или антипатии нового руководства. На этом основании журналисты намерены обжаловать увольнения.

Давид Пайтчадзе

Опубликовано 5 ноября 2004 года

источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

28 марта 2017, 09:54

28 марта 2017, 09:33

28 марта 2017, 08:59

28 марта 2017, 08:40

28 марта 2017, 08:24

  • Глава района в Дагестане ранен при ссоре со своим замом

    Глава Ахвахского района Дагестана Магомедзагид Муслимов госпитализирован в результате ранения из травматического пистолета во время ссоры со своим заместителем Шахрудином Халидовым, сообщил источник в силовых структурах региона.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии