27 октября 2004, 13:01

Беслан: найти врага

Опасения по поводу возможности массовых столкновений между осетинами и ингушами после истечения 40-дневного траура по погибшим в Беслане не сбылись. Возможно, что некоей панацеей от вооруженного конфликта явилась "находка" "новых врагов".

Полуразрушенная школа N 1 в Беслане. Для сотен людей, бродящих ежедневно по ее классам и коридорам, это место своеобразного паломничества. Посещая здание, они как бы отдают дань уважения погибшим заложникам.

В то же время на стенах школьных коридоров и классных кабинетов множество надписей: "Лида, тебе нет пощады!", "Лида, приди сюда и застрели себя!", "Лида, ты предала своих детей!", "Лида, ты будешь наказана!", "Лидия, жри свои доллары и сникерсы!", "Лида, ты будешь гореть в аду!", "Лидия, тебе не жить!", "Лида, тебе будут мстить все, в том числе дети!", "Смерть директрисе!"

"Лида" - это директор школы N 1 Лидия Цалиева, пожилая женщина-диабетик. Во время штурма здания она была ранена в ногу и перевезена на лечение в больницу в Москву. Люди, пишущие надписи на школьных стенах, говорят, что трагедия Беслана произошла во многом из-за нее. Она якобы получила деньги от боевиков, вместе с ними ела сникерсы, а также задешево наняла бригаду строителей-ингушей, которые спрятали в подвал школы оружие, использованное впоследствии боевиками.

Фактически Лидия Цалиева стала первой жертвой мести людей, чьи родственники погибли во время захвата школы. За все эти 40 дней траура, по истечении которых многочисленные СМИ предрекали кровавые разборки, следствие так и не назвало имена истинных виновников беслановской трагедии. Вместо этого народу были предъявлены "новые враги", одним из которых стала директор Цалиева.

Сама Лидия Цалиева была в шоке, узнав от корреспондента газеты "Известия", что в родном Беслане ее считают виновницей трагедии. "Я не осуждаю этих людей, которые пишут такие надписи на стене школы. Люди сейчас страдают, люди ищут виновных, а меня там нет, вот я и оказалась виноватой", - говорит она.

Также Цалиева отрицает все обвинения в ее адрес, в том числе, и получение взятки от боевиков, и совместное с ними поедание сникерсов. Не нанимала она и посторонних строителей: "Ремонт школы мы делали своими силами".

Как бы для этнического баланса в непростых осетино-ингушских взаимоотношениях вторым "врагом" оказался бывший президент Ингушетии Руслан Аушев. Оказалось, что спасенных им детей боевики планировали выпустить и так. А зачем туда приехал незванный Аушев - непонятно.

"К Аушеву много вопросов. Почему он вмешался в ход расследования, почему он вывел накануне штурма из здания школы 26 человек и кто они были? - заявил член комиссии по Беслану депутат Савельев. - Что за заложники были выпущены? Почему боевики выпустили Аушева, хотя приглашали троих людей с целью убить?"

Конечно, с политических, или скорее даже государственных, позиций все объяснимо - куда легче указать на явного врага, пускай даже мнимого. А возможно и хорошо, что мнимого. Во-первых, отвлекается внимание от истинных виновников, которых еще нужно найти. Ведь гораздо проще указать на Аушева, чем захватить Басаева или снять Дзасохова. Во-вторых, как бы снимаются и проблемы, которые на самом деле стоят за трагедией Беслана - конфликт в Чечне, бессилие спецслужб.

С этой точки зрения вполне возможно, что тема "40 дней", после которых осетины пойдут убивать ингушей, была закинута в толпу специально. В те сентябрьские дни важно было сбить ку-клукс-клановский настрой беслановцев, остановить его хотя бы на время. Ведь ясно, что за 40 дней все чувства могли перегореть. А чтобы не дать им разгореться снова, и были указаны "новые враги" - Цалиева и Аушев. Они оказались теми козлами отпущения, которых отдали на заклание новому молоху - "усилению вертикали власти".

В то же время, если представить, сколько конфликтов могло бы разгореться, то это даже выход для власти. Ведь Беслан был "точкой опорой", опираясь на которую практически все стороны этой трагедии могли бы найти свой "интерес". Осетины и ингуши - возобновить спор по поводу Пригородного района, Басаев - развернуть войну на весь Северный Кавказ, спецслужбы - перевести военный конфликт из плоскости национально-освободительной войны в плоскость межэтнического противостояния.

Учитывая это обстоятельство, понимаешь, что мера эта, возможно, политически была и необходима. Но при всей своей важности она была все-таки временной. Ведь уйти от проблемы - не значит решить ее.

Мурад Магомадов

Опубликовано 18 октября 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 12:32

17 января 2017, 12:10

17 января 2017, 11:49

17 января 2017, 11:48

17 января 2017, 11:45

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости