28 сентября 2004, 18:00

Формула Басаева

Считается, что со времени похода на Буденовск - с июня 1995 года - Шамиль Басаев является для российских спецслужб мишенью номер один. Но каким образом полевому командиру, потерявшему ногу в 2000 году, удается годами избегать встречи с преследователями на крохотном пятачке, именуемом Чеченской Республикой? И почему ему с такой легкостью удаются теракты в регионе, густо заставленном комендатурами и блокпостами, к тому же просматриваемом не только с воздуха, но и из космоса?

Федералы охраняют

Экстравагантное объяснение живучести полевого командира преподносят чеченцы, имеющие отношение к местным МВД и спецслужбам. По их мнению, террорист номер один все эти годы получал секретную информацию, касающуюся не только военных операций федералов, но и планов собственной ликвидации. Они также утверждают, что на самом деле настоящая охота со стороны федералов за Басаевым не велась. И что объявленный в розыск Басаев еще в прошлом году приезжал на военную базу Ханкала для встречи с высокопоставленным военным (здесь называется фамилия недавно отставленного генерала) - а затем спокойно выехал из Ханкалы в сопровождении своей охраны.

Далее следуют живописные подробности других случаев из жизни террориста, когда его с помощью федералов буквально вытаскивали, что называется, с того света. Например, после ранения, полученного на выходе из заблокированного Грозного в январе 2000 года, Басаева привезли в больницу в Урус-Мартан, где удалили ему ступню. По словам Руслана Мартагова, бывшего пресс-секретаря главы Чечни Доку Завгаева, чеченский ОМОН, получив информацию о местонахождении Басаева, ринулся брать штурмом больницу. Однако бойцы были остановлены федеральным ОМОНом, окружившим здание. Федералы не подпустили к больнице никого, пока длилась операция, и снялись только после того, как Басаева увезли. Мартагов называет и фамилию федерального военачальника, пригрозившего открыть по чеченским милиционерам огонь в том случае, если они попытаются ворваться в больницу.

За всю историю двух чеченских кампаний только один военачальник публично удивился тому обстоятельству, что военная разведка ищет и не может найти Басаева. Командующий ВДВ, ныне губернатор Рязанской области Георгий Шпак два года назад заявил, что он просто не находит объяснения бездействию военных разведчиков. Тогда ему никто из этого ведомства - по крайней мере, публично - не ответил.

Объяснения прозвучали много позже - после того как Басаев взял на себя нападение на Ингушетию в ночь на 22 июня. Анонимные военные заявили, что агентурная работа в Чечне сильно затруднена, поскольку осторожный Басаев допускает к себе только доверенных людей.

Это объяснение могло бы сойти за правду, если бы полевой командир безвылазно сидел в непроходимых горах. Однако он, как доказывает видеосъемка в Ингушетии, сам участвует в терактах. Поэтому вопрос о том, кто кого оберегает и помогает, остается открытым.

Смена мишеней

С одной стороны, Басаев для властей - безусловный враг. С другой стороны, в первую кампанию из Кремля не отдавали приказа о задержании или ликвидации опасного полевого командира - так утверждает депутат Госдумы Анатолий Куликов, в первую чеченскую кампанию руководивший Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе. По его словам, поимке Басаева даже мешали. К примеру, в 1995 году федеральные силы приблизились к селению Ведено (вотчине Басаева) и готовились разгромить чеченские отряды, но из Москвы поступил приказ свернуть наступление. И это - не единственный случай на памяти генерала.

Между ичкерийской верхушкой и Кремлем существовал негласный договор о "ненападении" - так можно понимать эпизоды той странной войны. Исключение, видимо, составил один Джохар Дудаев, с которым Борис Ельцин ни под каким видом не захотел садиться за стол переговоров. Убийство Дудаева - единственный случай, когда российские власти не только захотели избавиться от кого-то, но и сделали это.

Договор "о ненападении" нарушил Владимир Путин. За головы Басаева и Масхадова объявили вознаграждение, чеченские кровники в составе батальонов "Восток" и "Запад" начали за ними охоту.

В ответ Басаев тоже сменил мишень. Большинство террористических акций последних лет должны были осуществиться - или были проведены - вблизи Кремля (утверждают, что вместо "Норд-Оста" планировался захват Госдумы и Совета Федерации). Теперь к старому требованию - "Свободу Чечне!" - прибавился необычный для ичкерийцев лозунг "Путина в отставку!". Необычный - потому что сепаратисты до недавнего времени подчеркнуто не вмешивались в политическую ситуацию в России, считая ее иностранным государством.

Почему так произошло? Здесь обычно следуют разные объяснения - к примеру, что за боевиками Басаева стоят политические оппоненты Владимира Путина, пытающиеся убрать его с политической сцены. Однако ответа на вопрос, почему Басаеву с такой легкостью удается проводить теракты, нет.

Люди в масках

Рискнем предположить: на самом деле Басаев ловко использует коррупцию, непрофессионализм и безответственность силовиков, призванных стоять на страже безопасности граждан.

К примеру, налеты басаевцев в Ингушетии и Чечне этим летом стали возможны еще и потому, что сотрудники спецслужб на Северном Кавказе проводят операции в масках. Поэтому люди в масках на улицах городов и сел не вызывают вопросов: к ним привыкли.

Кроме того, на Кавказе царит полная неразбериха: в антитеррористической операции задействовано множество спецслужб, каждая подчиняется только своему начальству, и все вместе игнорируют единственную структуру, которая по закону отвечает за обеспечение порядка в населенных пунктах - местное МВД.

В свое время в Чечне поднимался вопрос о законности ношения масок - правозащитные организации, которые поставили под сомнение право военных скрывать свои лица и фамилии, были названы пособниками террористов. Затем вышел приказ командующего Объединенной группировкой войск Молтенского N 86, в числе прочего запрещающий ношение масок. И уже осенью этого года - совсем свежее распоряжение от вице-премьера Рамзана Кадырова: люди в масках будут расстреливаться без предупреждения. Однако и этот грозный приказ - как и предыдущие - не выполняется.

Как вооруженная группа могла пробиться в Беслан через охраняемые административные границы? Решение оказалось простым: басаевцы пробрались в городок по проселочной дороге, которая обычно используется для перевозки в Северную Осетию похищенной в Чечне нефти. Об этой дороге знали в местных силовых структурах. По словам милиционеров, промыслом занимаются интернациональные группировки: чеченцы, ингуши, осетины... Между тем Владимир Путин еще в 2001 году объявил борьбу с хищениями чеченской нефти. Но этот незаконный бизнес не поддается искоренению до сих пор, поскольку, как не раз писали "МН", завязан на российских военных и мафиозных группировках по всему Северному Кавказу. А борьба силовых структур с уголовными преступлениями часто напоминает противоборство нанайских мальчиков. Из двух борцов ни один не может победить другого, потому что играет их один актер. Так и на Северном Кавказе: одни силовики задерживают членов преступных группировок, другие - отпускают.

* * *

Выходит, что Басаев играет не просто на российском поле, но и конкретно - по правилам, согласно которым живет вся страна. Следовательно, он неуязвим - пока не изменятся правила.

24 сентября 2004 г.

Автор: Санобар Шерматова, обозреватель газеты "Московские новости"; источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 23:28

30 марта 2017, 23:22

30 марта 2017, 22:59

30 марта 2017, 22:55

30 марта 2017, 22:27

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии