17 августа 2004, 16:52

Сайгидпаша Умаханов: "Пусть первым президентом Дагестана будет русский"

Главное действующее лицо хасавюртовского кризиса - мэр города Сайгидпаша Умаханов - возглавил местную администрацию в 1997 году. Он был дважды избран депутатами городского собрания, как утверждают в Махачкале, при поддержке или по крайней мере с согласия своего нынешнего противника, главы Госсовета Республики Дагестан Магомедали Магомедова. До начала карьеры мэра г-н Умаханов был главой хасавюртовского отделения Сбербанка, а до этого - тренером по борьбе. В августе-сентябре 1999 года он создал и возглавил хасавюртовские отряды народного ополчения, которые должны были воспрепятствовать вторжению боевиков в город. Тогда они на несколько дней заняли территорию соседнего Новолакского района и почти дошли до городских окраин.

В Махачкале полагают, что в ту пору у г-на Умаханова "сформировалась психология полевого командира". Количество его штыков Махачкала оценивает примерно в 1000, не считая около 600 бойцов охраны нефтепровода Баку-Новороссийск, которыми командует младший брат Умаханова. По мнению лояльных махачкалинских наблюдателей, эта сила может - сознательно или бессознательно - послужить политическим интересам кого-то из нынешнего окружения главы Госсовета из числа тех, кто хотел бы сменить Магомедали Магомедова у власти до выборов первого президента Дагестана, назначенных на 2006 год. По другой версии, за хасавюртовским кризисом могут стоять силы, находящиеся за пределами республики. Например, живущие в Москве и недовольные режимом дагестанские бизнесмены или некие силы, коммерчески и политически заинтересованные в сохранении и расширении войны на Северном Кавказе.

Кроме того, эксперты упрекают г-на Умаханова в излишне тесных связях с соседями - семьей экс-президента Чечни Ахмата Кадырова. Они напоминают также, что в недавнем прошлом Хасавюрт был центром похищений и торговли людьми. На это мэр Хасавюрта возражает: за последнее время ни одного похищения в городе не зафиксировано, стрельбы на улицах не слышно, и люди не боятся свободно ходить по городу даже ночью. Хасавюрт действительно пока вполне спокоен, хотя, по сути дела, он вышел из-под контроля Махачкалы. Глава городской администрации Сайгидпаша Умахов ответил на вопросы специального корреспондента "Времени новостей" Ивана Сухова.

- Сайгидпаша, в Махачкале именно вас считают главным зачинщиком всей этой истории с митингом 29 июля, на котором было выдвинуто требование досрочных выборов.

- Ничего особенного не произошло. Был санкционированный митинг, люди обратились, им дали разрешение. Я в это время вообще был в отпуске, лечился в Ставрополье. Но меня пригласили, я приехал и услышал мнение народа, которое высказали все.

- Там были высказаны и весьма тяжкие обвинения в адрес г-на Магомедова - в частности, обвинение в причастности к целой серии политических убийств.

- Обвинений серьезных не было. У народа просто спросили: кто за этим стоит? И они все говорят вот так. Конечно, фактических доказательств нет. Но ведь есть слухи и разговоры о дестабилизации в Дагестане в связи с тем, что действующая республиканская власть преследуют всех глав администраций, имевших какое-то отношение к выборам в Госдуму. По Буйнакскому округу туда прошел депутат Магомед Гаджиев, он по этому округу взял 90% голосов. А тот депутат, которого поддерживало руководство (Гаджимурад Омаров. - Ред.), не прошел. Вот причина всего.

- А почему именно Хасавюрт стал центром протеста?

- Ущемление Хасавюрта тянется с того момента, когда в дни начала боевых действий в Чечне в 1999 году Масхадов и Магомедали не смогли здесь встретиться. С тех пор нас не приглашают на совещания, ущемляют, а если сюда приезжает кто-то из республиканских руководителей, то их сразу освобождают от занимаемой должности. Кроме того, я председатель республиканского объединения в защиту Конституции России. Это тоже одна из причин.

- Все-таки мне не очень понятно, как "ущемление Хасавюрта" связано с неудачной попыткой переговоров между Магомедовым и Масхадовым.

- В то время все были ополченцами, все были вооруженные, на Дагестан уже напали, и все наше население щитом стояло, чтобы ваххабиты из Чечни не смогли взять город. А в это время они решили провести переговоры, и народ просто не дал им встретиться, чтобы не допустить вторых Хасавюртовских соглашений. А меня обвинили в том, что население их не пустило.

- Какие у вас сейчас отношения с соседями?

- Нормальные отношения с официальными работниками. С погибшим президентом Чечни (Ахмат-хаджи Кадыровым. - Ред.) были очень хорошие отношения. У нас были совместные спортивные и культурные мероприятия, даже аттестация учителей и директоров - все проводилось у нас в Хасавюрте.

- Говорят, Рамзан Кадыров часто бывает у вас в гостях...

- Нет, я его не видел с тех пор, как его отец умер. Не приезжает он к нам. Так, иногда звонит. У меня заместитель - сам аварец, но его родственник, они молочные братья. А до того Рамзан много приезжал, они здесь проводили мероприятия против экстремистов, которые прибегали оттуда, из Чечни, чтобы здесь спрятаться.

- В Махачкале говорят, что у вас чуть ли не полторы тысячи бойцов. Это правда?

- Говорить можно что угодно. У меня даже личной охраны нет, со мной ездят мои родственники, двоюродные братья. Кто мне даст иметь большую охрану на этой должности?

- Но в 1999 году вы собрали мощное ополчение. Эти люди не могли же никуда деться?

- Они и не делись. Но я не держу их около себя, они занимаются своими делами, у них есть дома и семьи. Сейчас вообще много чего говорят. Многие пользуются ситуацией, чтобы дестабилизировать обстановку, разбрасывают листовки по всей республике, некоторые из них даже подписаны моим именем. Но мы те люди, которые в самый тяжелый момент, в 1999 году, отстояли республику. И сегодня мы тоже не дадим ее дестабилизировать. В такой ситуации мы готовы даже больше не проводить митинги. Я соберу инициативную группу и попрошу не проводить их сейчас.

- Но митинги тем не менее идут.

- Да. Везде, во всех селах. Только что в Кизляре был, туда собрались люди со всех сел, до самого Сухокумска. И не только аварцы, там все. Это власть так преподносит. Но никаких аварских проблем нет. Вы же можете посмотреть кассеты - там были депутаты-чеченцы, кумыки, даргинцы - все там были. Им выгодно говорить, что это мононациональный митинг, и они говорят. Сколько лет они уже на этом живут, и всегда у них одна и та же тактика.

- Поводом для митинга, насколько я знаю, стало то, что у вас в Хасавюртовском районе сняли руководителя?

- Это произошло не только у нас. Они сменили глав в Цумадинском районе, в Гергебильском, сейчас хотят снять в Ботлихском. Прокуратура, счетная палата республики работают по их заказу и уже ищут там проблемы. В Буйнакском районе у главы тоже требовали уйти в отставку, но он не согласился, и его убили. В Новолакском районе руководителя сняли, поставили вместо него молодого человека, и его через несколько месяцев убили. Сейчас и у нас сняли. Они просто очищают позиции для президентских выборов.

- Вы обсуждали сложившуюся ситуацию с Магомедали Магомедовым?

- Нет, мы с ним не общались. Последний раз я заходил к нему месяца два назад. И еще месяц назад мы созванивались. Я просил разрешения назначить главу пенсионного фонда, но он не согласился и сам назначил.

- Вы требуете отставки главы Госсовета?

- Это не требование, это просьба. Никто не может требовать ухода руководителя, избранного по закону. Мы попросили. Народ попросил.

- Просьба прозвучала в весьма жесткой форме.

- Жесткости не было. На митингах так всегда бывает. Митинг для этого и есть. Но на самом деле мы можем только просить. Народ этого хочет, но они так красиво раскрутили это все, заставили всех руководителей говорить то, что им нужно. Телевидение запустили в одну сторону. Но я слышал, что везде в горах идут митинги в нашу поддержку.

- Вы имеете отношение к их организации?

- Нет. Я же вам говорю, этот митинг в Хасавюрте тоже не я организовал. Просто меня пригласили, и я пришел.

- Правда ли, что там были "религиозники"?

- Какие "религиозники"? Мы же сами у этих "религиозников" - первые в списках на уничтожение. За то, что мы с ними борьбу и вели, и ведем. У нас сколько случаев в городе, мы задерживаем террористов, экстремистов. Но там их всех отпускают за деньги.

- По-вашему, в случае отставки Магомедали Магомедова должны будут состояться выборы президента? Или будет выбран новый Госсовет?

- Это должны быть выборы президента Республики Дагестан.

- Но такие выборы возможны не раньше 2006 года, потому что только тогда вступит в силу новая редакция конституции Дагестана.

- Закон про всенародные выборы принят. А дата вступления у Ельцина тоже была другая. Если человек согласится, это же не нарушение Конституции. Мы же не требуем силовыми методами, с оружием в руках. Мы просим. Что нам делать, если не контролируется ситуация, если убивают наших работников милиции, убивают всех людей, которые выражают свое мнение, если оно расходится с мнением руководства?

- Говорят, вы собираетесь провести 10 сентября митинг в Махачкале. Он не выльется в те самые "силовые методы"?

- Вообще-то 10 сентября митинг объявили здесь, в Хасавюрте. Но сегодня я буду просить инициативную группу не проводить митинг. Мне кажется, что сейчас это будет на руку деструктивным силам и экстремистам.

- Кто эти деструктивные силы?

- Очень много их. У нас в подполье есть ваххабитские группы и боевики. Есть и политики, которые стремятся во власть. И они все вмешались в это дело, стали подбрасывать эти листовки.

- Вы сами не стремитесь во власть?

- Никогда не стремился и говорю об этом. Это не мое место.

- Кого в таком случае вы хотели бы поддержать на выборах?

- Интеллигентного, умного молодого парня я бы поддержал. Любой национальности. Сегодня если бы меня спросили, кого бы я поддержал на выборах, я бы сказал: русского. Чтобы хотя бы первый президент был русский, чтобы не было этой национальной борьбы. А потом уже, когда в республике, может быть, будет какой-то порядок, уйдут все эти кланы, тогда можно проводить нормальные демократические выборы.

- В республике русских политиков не так уж много.

- А необязательно из республики. В федеральном центре есть подходящие властные, сильные люди. Если такой человек будет, его поддержит весь Дагестан.

- Но вы такого человека пока не нашли?

- Я его и не ищу. Искать его должен федеральный центр. Я просто хочу, чтобы федеральный центр обратил внимание на то, что здесь происходит.

- Не получится ли так, что попытка изменить ситуацию в Дагестане приведет только к ухудшению?

- А менять ничего не нужно, нужно просто сделать анализ. Если федеральный центр представит руководству Дагестана конкретные материалы, то эти люди никогда не пойдут против федерального центра. Им есть чего бояться.

- Вам не кажется, что сейчас федеральный центр в Дагестане вообще мало что контролирует?

- Федеральный центр, может быть, имеет влияние на каких-то отдельных политиков. Но если взять в общем, то не поймешь, кто, где и чем здесь занимается. Все внутри, и вся информация закрыта. Поэтому должна приехать независимая комиссия, серьезно взяться за эту республику, дать оценку всему, что происходит, и сделать анализ. Дагестан необходимо сохранить, это стратегически важная республика. Здесь море, здесь несколько границ. Сейчас это особенно актуально, потому что мы не знаем, чем завершится вся эта история в Южной Осетии. Но сегодня еще не поздно. Есть очень много желающих помочь федеральному центру навести порядок в Дагестане.

- Не будет ли это связано с кровопролитием?

- Нет, не будет. Если будет решение федерального центра, справедливое отношение со стороны России - крови не будет.

- А у вас лично какие отношения с федеральным центром?

- У меня нет отношений ни с кем в федеральном центре. Но я всегда имел четкую государственную позицию.

- Вы сейчас говорите существенно мягче, чем две недели назад. Хасавюртовская ситуация закончилась?

- Не закончилась, и я вам не говорю, что она закончилась. Но я буду просить всех, чтобы они пошли на уступки, раз создалось такое положение. И мне будет очень тяжело их уговорить. Там есть очень много людей, которые готовы идти до конца.

- Почему бы все же не подождать до 2006 года?

- Подождать можно. Но что же, каждый должен ждать, пока его убьют?

Опубликовано 17 августа 2004 года

Автор: Иван Сухов; источник: Веб-сайт "Время Новостей Online"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 00:30

22 мая 2017, 23:59

  • Защита врача Орловой сочла субъективными показания судмедэксперта

    В ходе проведения экспертизы по делу врача Орловой было выявлено большое количество нарушений, умерших в январе 2012 года новорожденных можно было спасти в случае правильного лечения, заявила суду в Нальчике судмедэксперт Светлана Мошенская. Орлова не являлась лечащим врачом новорожденных, заявила защита подсудимой, назвав показания эксперта “субъективным мнением”.

22 мая 2017, 23:52

22 мая 2017, 23:28

  • Журналисты констатировали отказ от нацквотирования при выборе главы ВС Дагестана

    При выборе кандидатуры на пост председателя Верховного суда Дагестана Высшая квалификационная коллегия судей России впервые не учитывала принцип национального квотирования, заявили опрошенные “Кавказским узлом” дагестанские журналисты. Сейчас на первый план при принятии решений о назначениях выходят лоббистские возможности разных групп, отметили они.

22 мая 2017, 23:23

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей