31 июля 2004, 11:58

Дагестан на пути реформ или дестабилизации

Чечню и Дагестан объединяют многовековые культурные, исторические и региональные связи. Любые общественно-политические процессы, происходящие в наших двух республиках, не только влияют друг на друга, но и зачастую взаимосвязаны между собой. После Ингушетии Дагестан является наиболее родственной Чечне республикой. Безусловно, события в Чеченской Республике негативно отразились на общественно-политической обстановке в Дагестане, но отдельные дагестанские финансовые и политические группы и прикрываемый ими криминалитет научились извлекать из данной ситуации большие выгоды. Поэтому не приходится надеяться на то, что они захотят изменить в лучшую сторону  ситуацию в этих двух республиках. Более того, они будут всячески расшатывать ситуацию, как в Дагестане, так и в Чечне.

Необычность ситуации в том, что не Чеченская Республика, а именно Дагестан с 80-х годов прошлого столетия являлся и продолжает оставаться рассадником идеологии экстремизма. И хотя любые негативные процессы, происходящие в Северо-Кавказском регионе, в той или иной мере затрагивают интересы Чеченской Республики, именно события в Дагестане напрямую отражаются на жизни простых граждан Чечни. Небезразлично для чеченцев и то, как будет проходить в Дагестане уже намеченные политические преобразования, включая введение должности президента, избираемого прямым голосованием.

Ситуацию усугубляет проводимая федеральным центром региональная политика в отношении Северного Кавказа. По сути, Россия на Северном Кавказе с ее армией, спецслужбами и т.д. стала игрушкой в руках коррумпированных властных элит региона. Особенно наглядно это проявляется в Республике Дагестан, где не только политическая, но и бизнес-элита "по полной программе" используют пресловутый "чеченский фактор" для получения от федерального центра финансовых и материальных ресурсов, политической поддержки и т. д. Не говоря уже о том, что страх получить "второю Чечню" вынуждает федеральный центр закрывать глаза на прямые связи с криминалитетом многих общественно-политических деятелей и самых высокопоставленных чиновников Дагестана. Используя Чечню как фактор нестабильности и реальную угрозу общественному строю и политической стабильности Дагестана, дагестанские "удельные князьки" регулярно и по любому поводу выбивают из Москвы деньги. Собственно, Россия для них - дойная корова, которую можно безнаказанно доить, запугивая Чечней.

Ни для кого не секрет также, что существующая в Дагестане власть полностью коррумпирована и не пользуется авторитетом и влиянием в обществе. Стабильность в этой республике обеспечивается путем постоянного закулисного торга многочисленных национальных элит, как между собой, так и с федеральным центром. Такое положение означает, что богатые внутренние ресурсы Дагестана используются не для его развития или повышения уровня жизни его населения, а на подкуп национальных элит. В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как внутренние ресурсы Дагестана отданы на откуп до предела криминализованной элите, федеральный центр вынужден выделять ежегодные дотации для его населения.

При всем этом нынешнее руководство Дагестана всячески убеждает федеральный центр в собственной "незаменимости", внушая, что с его отстранением от власти эта республика неминуемо вступит в полосу политической нестабильности.

Вполне закономерно, что сложившиеся положение и царящая в Дагестане вопиющая социальная несправедливость способствует популярности миссионеров ваххабизма и проповедуемых ими идей. В принципе, лидерам дагестанских ваххабитов нет надобности создавать боевые группировки для захвата власти - их агитация настолько успешна, что в ближайшей перспективе после введения прямых выборов они смогут прийти к власти законным путем.

Несомненно, что существующее положение устраивает далеко не все слои политической и деловой элиты Дагестана. Однако реформирование политической системы в этой республике - дело чрезвычайно сложное, особенно в условиях, когда власть неэффективна, неавторитетна и не опирается на идею, пользующееся популярности в народе. К тому же Дагестан является многонациональной республикой без титульной нации, определяющей его политическую жизнь. Поэтому любые политические преобразования здесь требуют достижения и межнационального консенсуса.

Что касается Чечни, то трудно переоценить значение для нее Дагестана. Исторический опыт показывает, что жизнеспособные государственные образования возникают на Северо-Восточном Кавказе при объединении ресурсов Чечни и Дагестана. Это вовсе не означает, что нам следует стремиться к объединению с соседней республикой - хотя бы потому, что у Чечни достаточно своих внутренних проблем и нам не хватало только оказаться втянутым в хитросплетение межнационального соперничества в Дагестане. Но тесный экономический, политический и культурный союз соответствует интересам обоих республик.

Сегодня на пути чечено-дагестанского сближения имеется целый ряд препятствий, главным из которых являются два. Во-первых, эгоистическая политика дагестанского руководства, использующего "чеченский фактор" для построения привилегированных отношений с федеральным центром при одновременном пренебрежении интересами Чечни. Во-вторых, это неспособность чеченского руководства осознать свои интересы в Дагестане, четко сформулировать свою "дагестанскую" политику и (главное) начать ее претворение в жизнь.

Вместе с тем имеется множество факторов, способствующих сближению Чечни и Дагестана: взаимодополняющая друг друга экономика, общность исторических судеб, культурная близость, проживание в Дагестане значительного количества чеченцев, а в Чечне - этнических дагестанцев, наличие общих экологических проблем и т.д. Все это диктует для руководства Чечни настоятельную необходимость внимательно отслеживать ситуацию в Дагестане и опираться на те силы внутри дагестанского общества, что готовы приступить к налаживанию взаимовыгодных отношений с Чеченской Республикой во всех сферах. Естественно, что в интересах Чечни - всячески поддерживать своих союзников в Дагестане, помогая им занять более значимое положение в обществе и властных структурах.

Было бы грубейшей ошибкой навязать Дагестану "чеченскую гегемонию" Во-первых, у Чечни недостаточно внутренних ресурсов, чтобы эффективно исполнять эту роль. Во вторых, любая попытка в этом направлении вызовет резкую реакцию отторжения.

Сегодня перед республикой стоит ряд проблем, прежде всего экономического характера, успешному разрешению которых может способствовать дагестано-чеченское сближение. Так для Чечни чрезвычайно важно не просто восстановить свой экономический потенциал, но и вновь стать полноправным членом сложившегося на Северном Кавказе экономического пространства. Реально сегодня Чечня (при всей ее политической значимости) в экономической жизни Кавказа и Юга России играет минимальную, зависимую  роль.

Наше "возвращение" в экономическую жизнь региона обещает стать непростым, подчас болезненным для всех процессом, поскольку речь идет о перераспределении денежных и товарных потоков, рынков сырья и сбыта и т. д. И существенно облегчить его для всех может кооперация чеченских и дагестанской экономик. Мы заинтересованы также в том, чтобы привлечь к этому процессу Ингушетию, перед которой стоят схожие задачи.

На первом этапе восстановления промышленности и торговой сферы Чеченской Республики можно было бы сделать Дагестан основным импортером  продукции, произведенной в нашей республике (высококачественный цемент, продукция нефтепереработки, некоторые продукты пищевой промышленности и т.д.) Но стратегические цели должны идти гораздо дальше и предусматривать не только совместные проекты чеченских и дагестанских бизнес - команд, но и взаимную экономическую интеграцию.

К тому же рано или поздно и Дагестану и Чечне придется бороться за создание собственной ниши в региональной экономике Кавказа и шире. Нельзя забывать, что разработка природных ресурсов Каспийского шельфа уже делает реальной участие государственных образований нашего региона в международном разделении труда. Граничащий с Дагестаном Азербайджан становится центром сосредоточения крупных международных капиталов и, следовательно, перед Чечней и Дагестаном стоит одна и та же задача - привлечь к себе эти капиталы. Сообща решить эту задачу неизмеримо легче, чем по отдельности.

Сказано вполне достаточно, чтобы понять прямую заинтересованность Чеченской Республики в том, чтобы, с одной стороны, содействовать реальным политическим реформам в Дагестане, а с другой, не допустить его дестабилизацию. Существующая же ситуация не может не беспокоить нас сразу по нескольким причинам. Нестабильность, искусственно поддерживаемая отдельными группами, может в конце концов выйти из-под контроля. В этом случае (как показывает пример Балкан) локализовать, а тем более ликвидировать такой конфликт будет намного сложнее, чем в Чечне. Если у нас при наличии только одной титульной нации при урегулировании конфликта приходиться преодолевать раскол в обществе, то в Дагестане, где проживает большое количество национальностей и нет доминирующей нации, придется разрешать сложнейший клубок внутри - и межнациональных противоречий.

Если дестабилизация Дагестана произойдет до полного разрешения чеченского конфликта - оба они неизбежно сольются, что может стать настоящей катастрофой для Северного Кавказа. А то, что Дагестан граничит с Азербайджаном, в стабильности которого сегодня как никогда заинтересованы крупнейшие мировые державы, способно вывести конфликт на Северо-Восточном Кавказе на международный уровень.

Возможна ли дестабилизация Дагестана в связи с предстоящими выборами президента и нового органа законодательной власти? Сегодня большинство национальных элит Дагестана стремиться сохранить сложившийся в республике этнический баланс, против чего выступает ряд усилившихся аварских группировок. В целом по России Дагестан сегодня прочно удерживает печальное лидерство по числу проявлений политического экстремизма и надо полагать, что по мере приближения выборов количество совершаемых террористических актов будет существенно увеличиваться. При этом в средствах массовой информации возросшая террористическая активность будет "списываться" на "дагестанское крыло чеченских террористов".

Возможно, конечно, различные варианты событий, но совершенно очевидно, что Чечня даже против своей воли будет втягиваться во внутри дагестанские противоречия. Отсутствия продуманной и последовательной региональной политики Федерального центра  и внятной политики руководства  в самой Чечне с ее повальной коррупцией позволяет допустить самое неутешительное развитие событий, как в самом Дагестане, так и на границе Чечни и Дагестана. Поэтому для руководства Чечни гораздо выгоднее не плестись в хвосте событий, а уже сегодня публично и четко обозначить свою позицию и свои интересы в Дагестане.

Но еще важнее то, что Чечня имеет возможность реально влиять на ситуацию в Дагестане и этой возможностью необходимо умело воспользоваться. Чеченская Республика объективно заинтересована в успехе политических реформ в соседней республике и установлении там эффективной, пользующей безусловной поддержкой большинства населения власти. Мы заинтересованы также в поддержании межэтнического баланса внутри Дагестана, на что Чечня также может оказывать стабилизирующее воздействие.

Со своей стороны Чечня вправе ожидать встречных шагов от дагестанского руководства.

Что касается Федерального центра, то ему свои отношения с Чечней необходимо строить без "посредников" в лице политиков, прикрывающих криминал на территориях Чечни, Дагестана, Осетии, КБР, Ингушетии, Ставрополя и т.д.

Рашид Юнусов, финансовый аналитик, начальник отдела министерства финансов ЧР

Опубликовано 28 июля 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

14 декабря 2017, 03:44

  • Движение ReAl создает партию при противодействии властей

    В Азербайджане учредительный съезд партии «Республиканская альтернатива» (ReAl) назначен на 17 декабря. Власти Баку отказались предоставить зал для проведения съезда, из-за чего мероприятие неоднократно откладывалось. Съезд состоится в штаб-квартире оппозиционной партии "Мусават". Новая партия станет альтернативой азербайджанской оппозиции, считают опрошенные "Кавказским узлом" эксперты.

14 декабря 2017, 01:58

14 декабря 2017, 00:56

  • Скандал с Comedy Woman выявил тренд на копирование молодежью "кадыровского" стиля травли

    Распространившаяся в России практика публичных извинений не имеет никакого отношения к кавказским и исламским традициям, кавказская молодежь берет ее на вооружение из-за безнаказанности властей Чечни за унижения жителей республики, заявили Татьяна Локшина и Вадим Муханов. Скандал с Comedy Woman не является первым случаем, когда популярные у молодежи люди вынуждены извиняться за свои слова.

14 декабря 2017, 00:52

  • Суд оценит критичность диагнозов Саида Амирова

    Показания тюремного врача, которого Соль-Илецкий райсуд допросит 14 декабря, будут ключевыми при разрешении вопроса об освобождении бывшего мэра Махачкалы. Защита, указавшая на тяжелые заболевания Саида Амирова, ожидает вынесения решения уже сегодня.

14 декабря 2017, 00:26

  • План "Перехват" объявлен в Абхазии после убийства Павла Ардзинбы

    Правоохранительные органы Абхазии ввели план "Перехват" для поиска причастных к убийству бизнесмена Павла Ардзинбы, находившегося в международном розыске по делу о покушении на бывшего президента республики Александра Анкваба, сообщил "Кавказскому узлу" источник в силовых структурах.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей