28 июня 2004, 03:52

Как прокуратура и суды способствуют безнаказанности в Чечне

"В один день приехала проверка. Не знаю кто, наверное, прокурор, заглянул в окно сарая, где я сидел на холодной земле уже почти искалеченный.

- Права человека нарушают? - спросил он.

- Нет, - ответил я, - потому что их нет".

Из воспоминаний узника. Январь 2004 года.

То, что нарушения прав человека в Чечне имеют грубый и массовый характер, очевидно всем. Тысячи похищенных, пропавших без вести, убитых с начала второй чеченской кампании. Казалось бы, что в такой сложной ситуации органы прокуратуры должны предпринимать все возможное для того, чтобы добиться от представителей власти строгого и неукоснительного соблюдения законности. Однако на деле, к сожалению, деятельность этого ведомства нередко направлена не на наказание виновных, а напротив, на увод их от ответственности. Обычно это происходит, когда есть основания подозревать в совершении преступления против гражданского населения представителей органов власти. Для этого используются разные методы. Наиболее простой и распространенный - расследование уголовного дела вскоре после его возбуждения приостанавливается "в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого".

После поступления в органы прокуратуры заявлений родственников или близких и проверки изложенных в них фактов прокуратурой возбуждается уголовное дело. Затем следователь принимает постановление о признании обратившихся родственников потерпевшими по данному уголовному делу. Впрочем, на практике имеются случаи, когда данное процессуальное действие следователи проводят с большим запозданием, что связано либо с тем, что сами родственники юридически безграмотны и на знают о данной процедуре, либо с отдаленностью проживания их от райцентров и столицы республики, что не позволяет им принимать активные шаги по обжалованию действий следователя.

На этой стадии на запросы правозащитных организаций и родственников о стадии расследования уголовного дела следовать, как правило, дает обычную отписку, что "ведется следствие и устанавливаются лица, причастные к совершению данного уголовного дела".

По истечению 2-х месячного срока расследования, следователь чаще всего выносит постановление о приостановлении уголовного дела, (по п.1 ч.1 ст.208 УПК РФ) - "в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого". Ознакомившись с постановлением, потерпевшие, обычно, предпринимают меры по возобновлению следствия. Следствие возобновляет расследование еще на два месяца, после чего опять его приостанавливает.

Потерпевший не имеет возможности обжаловать данные действия прокуратуры, так как он не владеет информацией о качестве расследования дела, о том, предприняты ли следователем все меры по раскрытию преступления. Юридически, он может только обратиться в прокуратуру с ходатайством об ознакомлении с материалами уголовного дела. Как показывает практика, в большинстве случаев, следователи прокуратуры отклоняют подобного рода ходатайства со ссылкой на принцип тайны следствия.

Потерпевшая сторона может обжаловать постановление следователя в суде (в соответствии со ст.125 УПК РФ), руководствуясь тем, что не информированность следователями потерпевшей стороны о ходе расследования уголовного дела, дает основание считать, что прокуратура не проводит "всестороннего, полного и объективного расследования по уголовному делу.

Здесь потерпевшая сторона, прежде всего, ссылается на нормы международного права, действующего в России, в частности, на Европейскую Конвенцию по правам человека, и нормы Конституции РФ. Так в п.2 ст.24 Конституции РФ говорится, что "органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающие его права и свободы, если иное не предусмотрено законом".

В практике Европейского суда рассматривались дела по нарушению данной нормы права и выносились положительные решения (например, дело "Огур против Турции" от 20.05.1999 г. В решении ЕС ПЧ, в частности, сказано "близким родственникам лиц, незаконно лишенных жизни, должен быть предоставлен эффективный доступ к процедуре расследования").

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996г. за N 10: "каждый гражданин РФ имеет право получить, а должностное лицо, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающие его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на информацию, содержащуюся в этих документах и материалах".

Согласно российскому законодательству, такое ограничение имеется.

Так, в соответствии с ч.12 п.2 ст.42 УПК РФ, потерпевшая сторона имеет право "знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела...". Таким образом, до тех пор, пока предварительное расследование не завершено, следователь имеет возможность отказать потерпевшим в ознакомлении с материалами дела, но завершение предварительного следствия невозможно, потому, что его расследование приостановлено. Очень удачная конструкция для отведения виновных от ответственности.

Потерпевшим остается возможность обращаться в суд. Но судьи, при обращении к ним по подобным фактам, принимают решение в пользу прокуратуры, чем лишают потерпевшего последней возможности добиться справедливости.

В качестве иллюстрации всего вышеизложенного приводим сведения о судебном разбирательстве в Урус-Мартановском районном суде ЧР по делу Хажмурадова Л.А.

Описание события

1 сентября 2000 г. Леча Адамович Хажмурадов, 1964 г.р., и Ризван Хасанович Докмерзаев, 1958 г.р., на подводе поехали нарубить дров на окраину села к реке Гойтинка (в селе Гойское в то время не было газа, ближайшие леса заминированы, поэтому многие жители в качестве топлива использовали кустарник, росший по берегам реки). Примерно в ста метрах от того места, где они стали заготавливать дрова, в поле находились люди, ставшие свидетелями их жестокого убийства.

Не прошло и получаса после того, как Леча Хажмурадов и Ризван Докмерзаев приступили к своей работе, когда к западному берегу реки подъехали два БТРа. Военный, находившийся на одном из них, из автомата неожиданно открыл огонь по рубщикам дров, затем выстрелил в них из подствольного гранатомета.

Первым был ранен, в бедро, Л. Хажмурадов. Когда раненый упал на землю, Р.Докмерзаев наклонился к нему, пытаясь помочь, а затем поднялся и стал звать на помощь находившихся неподалеку людей. Однако с обеих бронемашин военные открыли пулеметный и автоматный огонь, Докумерзаев упал на землю. Находившиеся на поле люди вынуждены были укрыться в зарослях подсолнуха и в оросительном канале, не упуская, однако, из виду все происходящее. Тем временем, с БТРов спрыгнули четыре или пять российских военных, перешли речку и подошли к лежащим на земле рубщикам дров. Навстречу им поднялся Р.Докмерзаев и в этот момент один из военных выпустил по нему очередь из пулемета, после чего тот рухнул замертво.

Подойдя к Л.Хажмурадову, военные несколько раз ударили его ногой. Люди увидели, что тот еще был жив, поскольку он начал корчиться от боли. Тогда военные произвели в голову Хажмурадова контрольный выстрел. Перевернув убитых на спину, военные обыскали их, а затем, взяв за ноги, оттащили к высокому берегу Гойтинки и сбросили в реку. И тут же с обоих БТРов был открыт пулеметный огонь по полю, где все еще укрывались люди.

Через 10-15 минут, прекратив стрельбу, БТРы по берегу реки направились в сторону Гойского, а чуть позже въехали во двор располагавшегося тогда на северо-западной окраине этого села взводно-опорного пункта федеральных сил. Местные жители видели, как вновь прибывшие и находившиеся там постоянно военные здоровались друг с другом. Видимо, между собой они были хорошо знакомы.

Через полчаса военные на тех же БТРах поехали к месту преступления и стали искать убитых ими людей. Однако к тому времени местные жители уже вытащили трупы из реки и, погрузив на тележку трактора, везли их в село. Увидев отъезжающий трактор, военные открыли в его сторону автоматный и пулеметный огонь.

В тот же день об убийстве жителей Гойского было сообщено властям. Однако оперативно-следственная группа приехала в село только на второй день после убийства. Сотрудники правоохранительных органов осмотрели трупы и место происшествия, допросили в качестве свидетелей очевидцев убийства из числа местных жителей. На этом все следственные действия и закончились. Несмотря на настойчивы требования и просьбы местных жителей не были допрошены военные со взводно-опорного пункта. Хотя, вполне очевидно, что именно они могли бы назвать и имена убийц, и номер войсковой части, в которой те служат.

Убитые люди были отцами больших семейств. После смерти Ризвана Хасановича Докмерзаева сиротами остались восемь детей, у Лечи Адамовича Хажмурадова - три. Все дети - малолетние.

3 марта 2004 года супруга Хажмурадова Л.А. Халитова Луиза Дунгаловна обратилась с ходатайством к следователю прокуратуры УРус-Мартановского района Айдамирову Р.Ш. с просьбой ознакомить ее с материалами уголовного дела по факту убийства ее мужа. В ходатайстве, в частности, говорилось:

"11 сентября 2000 года не установленными военнослужащими был убит мой муж, Хажмурадов Леча Адамович, 1964 года рождения. По данному факту прокуратурой Урус-Мартановского района было возбуждено уголовное дело.

26 февраля 2004 года в уголовном деле я признана потерпевшей.

После убийства мужа прошло длительное время. У меня нет никаких сведений о ходе следствия, в связи с чем я не могу быть уверенной, что следствием предприняты все меры по раскрытию преступления, защите моих прав и прав моих детей".

5 марта 2004 года следователь Урус-Мартановского района отказал в удовлетворении ходатайства Халитовой Л.Д.

После этого, юристом ПЦ "Мемориал" в г.Урус-Мартан Ицлаевым Доккой, являющегося представителем потерпевшей, в Урус-Мартановский городской суд было направлено ходатайство, в котором, в частности, говорилось:

"5 марта 2004 года следователь прокуратуры Урус-Мартановского района отказал в удовлетворении ходатайства потерпевшей Халитовой Луизы Дунгаловны в просьбе ознакомиться вместе со своим представителем с материалами уголовного дела, возбужденного по факту убийства ее мужа - Хажмурадова Лечи Адамовича, и снять с них за свой счет ксерокопии. Обращение потерпевшей с ходатайством было связано, с одной стороны, с тем, что:

1. После убийства ее мужа прошло 3,5 года.

2. До сих пор преступники не установлены и не наказаны, хотя на государстве лежит позитивная обязанность провести эффективное расследование в случае незаконного и умышленного лишения жизни человека.

3. У потерпевшей Халитовой нет никаких сведений о ходе следствия.

4. Из-за отсутствия информации о ходе следствия она не может быть уверенной, что следствием предприняты все меры для раскрытия преступления и защите ее интересов, судить о правомерности принимаемых решений следователями о приостановке производства предварительного следствия и обжаловать их в случае необходимости.

5. Отсутствие прогресса в расследовании уголовного дела свидетельствует о неэффективности предпринимаемых следствием мер по установлению преступников.

6. Близкие родственники Хажмурадова Л. А, находившиеся на его иждивении (в том числе и трое детей), не могут получить компенсацию по случаю смерти кормильца, возместить расходы на погребение, получить компенсацию морального вреда до завершения следствия и установления лиц, виновных в убийстве.

Таким образом, представление потерпевшей всей информации о ходе расследования убийства ее мужа было бы рассмотрено, как достаточное для поддержания ее доверия к соблюдению государством законности, предотвращения соглашательства и терпимости в отношении незаконных действий должностных лиц государственного органа, так как у потерпевшей есть основания полагать, что убийство ее мужа совершено военнослужащими федеральных сил, что подтверждается постановлениями следователя о признании Халитовой потерпевшей и гражданским истцом.

Кроме того, доступность информации о ходе следствия по наиболее громким преступлениям, особенно в случаях нарушения основополагающего права человека-права на жизнь, сыграло бы положительную роль в формировании доверия населения Чеченской Республики к федеральным и республиканским властям в связи с происходящими в республике событиями.

С другой стороны, у потерпевшей есть предусмотренные законодательством РФ основания получить всю касающуюся этого уголовного дела информацию по следующим основаниям.

В соответствии с пункт 2 статьи 24 Конституции РФ, "Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом".

Согласно п. 4 ст. 29 Конституции РФ "Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом".

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 25.10.1996 г. N 10 указал, что "Каждый гражданин имеет право получить, а должностное лицо, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на информацию, содержащуюся в этих документах и материалах".

Согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ "Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

Российская Федерация, ратифицировав Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, с мая 1998 года признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. Согласно решениям Европейского Суда, близким родственникам лиц, незаконно лишенных жизни, должен быть предоставлен эффективный доступ к процедуре расследования (см. решение Суда по делу "Огур против Турции" от 20 мая 1999, п. 92 и другие).

В соответствии с п.12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе "знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств". В этой статье так же, как и в других статьях УПК РФ, нет запрета на ознакомление с материалами уголовного дела до завершения предварительного расследования. А все, что не запрещено законом, разрешается.

Если же следователь прокуратуры при вынесении постановления усмотрел в статье 42 УПК РФ запрет для потерпевшей на ознакомление с материалами уголовного дела, то в этом случае он должен был руководствоваться тем, что "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации" (п. 1 ст. 15 Конституции РФ). Следовательно, гарантированные Конституцией РФ права не могут быть ограничены Федеральным законом, если такое не предусмотрено самой Конституцией. Кроме того, как следует из решений Европейского Суда, близким родственникам лиц, незаконно лишенных жизни, должен быть предоставлен эффективный доступ к процедуре расследования. А согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ, "если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

А так как материалы уголовного дела N 24376  не являются государственной тайной  и непосредственно затрагивают права и свободы потерпевшей, то потерпевшая Халитова имеет конституционное право на ознакомление с ними, это право потерпевшей, кроме того, гарантировано Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Таким образом, исходя из ст. ст. 24 (ч. 2), 29 (ч.4), 15 (ч.4) Конституции РФ и решений Европейского суда по правам человека ("Огур против Турции" от 20 мая 1999, п. 92 и др.), постановление следователя прокуратуры Урус-Мартановского района от 5 марта 2004 года о полном отказе в удовлетворении ходатайства потерпевшей Халитовой Л. Д. подлежит отмене как неправомерное и противоречащее Конституции и международным договорам Российской Федерации.

На основании ст. ст. 42, 45 и 259 УПК РФ прошу принять решение по результатам рассмотрения жалобы Халитовой Л. Д. на действия (бездействие) следователя в судебном заседании, основываясь на приведенных выше выводах, и включить в протокол судебного заседания выше изложенное".

29 марта 2004 года судья Урус-Мартановского городского суда ЧР Горбовцов Д.П. отказал в удовлетворении ходатайства, ссылаясь на следующие основания:

"Из материалов уголовного дела  N 24376, возбужденного прокуратурой Урус-Мартановского района ЧР по п. "а" ч.2 ст. 105 УК РФ, видно, 11.09.2000г. неустановленными лицами был убит Хажмурадов Леча Адамович, 1964 г.р.

В феврале 2004 года его жена Халитова Луиза Дунгаловна была признана потерпевшей и гражданским истцом. В ходе расследования был проведен достаточный объем следственных действий, направленных на раскрытие преступления и установления виновных лиц. Производство предварительного следствия по данному уголовному делу не окончено. Постановлением следователя Айдмирова Р.Ш. от 19.03.2004г. предварительное следствие по делу приостановлено по п.1 ч. 1 ст.208 УПК РФ -  в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

04.03.2004 г. заявительница обратилась к следователю прокуратуры Урус-Мартановского района ЧР Айдамирову Р.Ш. с ходатайством разрешить ей вместе со своим представителем Ицлаевым Д.С. ознакомиться с материалами данного уголовного дела и снять с них за свой счет ксерокопии. Как следует из постановления следователя Айдамирова Р.Ш. от 05.03.2004 г., он отказал в удовлетворении ходатайства, ссылаясь на п.12 ч.2 ст.42 УПК РФ, из которой следует, что потерпевший может знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

При таких обстоятельствах суд считает, что действия следователя были законными и обоснованными, в связи с чем жалоба Халитовой Л.Д. удовлетворению не подлежит".

20 июня 2004 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 08:35

  • Азербайджан обвинил Армению в 130 обстрелах

    Вооруженные формирования Армении 130 раз за минувшие сутки нарушили режим прекращения огня на различных направлениях фронта, заявили сегодня в Министерстве обороны Азербайджана.

26 мая 2017, 08:00

26 мая 2017, 07:32

  • Локшина: облавы на геев в Чечне ведутся с молчаливого согласия Кремля

    Тема преследования гомосексуалистов в Чечне обострилась с начала 2017 года, властями республики в отношении предполагаемых представителей ЛГБТ предпринимаются жестокие карательные меры при молчаливом одобрении Кремля, прокомментировала программный директор правозащитной организации Human Rights Watch по России Татьяна Локшина опубликованный сегодня доклад HRW.

26 мая 2017, 06:58

26 мая 2017, 06:09

Архив новостей