14 мая 2004, 16:22

Прочее

Худшего начала для второго срока президентства Владимира Путина и придумать было бы нельзя. Спустя два дня после роскошной церемонии в Кремле пал жертвой террористического акта его наместник в Чечне. В этой кавказской республике Путин наделил властью Ахмеда Кадырова. Возникший же теперь вакуум власти в Чечне грозит пустить ситуацию под откос.

Кадыров был центральной фигурой в путинском "политическом решении" для Чечни: референдум по конституции, статус автономии, восстановление, президентские и парламентские выборы, - все это относилось сюда же. Звучит неплохо, однако на практике имели место некоторые косметические недостатки. Результаты референдума по конституции были сфальсифицированы, с тем чтобы добиться просто-таки советских результатов участия - 96 процентов. Во время президентских выборов в октябре Кремль заранее убрал с дистанции всех кандидатов, которые были популярнее Кадырова. Ведь Путин сделал ставку на одного человека, непопулярного в народе и неспособного консолидировать расколотое чеченское общество.

Насущно необходимое восстановление разрушенной республики почти не продвигается вперед. Большая часть выделенных на эту цель миллиардов долларов осела в руках коррумпированной бюрократии и военных. О статусе автономии теперь уже нет и речи, с тех пор как Кадыров, стремившийся стать чем-то большим, чем вассалом Москвы, всерьез принял заявление Москвы о "максимальной автономии" и предъявил претензии на всех доходы от природных ископаемых республики, прежде всего нефти. Идея переговоров с противниками, чеченскими сепаратистами, изначально отсутствовала в концепции Путина.

В партизанской войне за последние четыре года погибло больше российских солдат, чем в боях в начале второй чеченской кампании. Теперь российское правительство не публикует данные о потерях. Прежняя информация также мало имела общего с действительностью. По оценке Комитета солдатских матерей потери составляют от 11 000 до 16 000 военнослужащих. Надежда чеченцев на то, что после референдума и выборов безопасность укрепится, не оправдались. Вместо этого растет число терактов. Все больше гибнет людей среди мирного населения. За прошедшие два года было совершены десятки терактов террористами-смертниками. Это касается и непосредственно Москвы. Взрывом в московском метро положено начало качественно новому уровню терроризма.

Путинская политика в отношении Чечни разбита вдребезги. Убийство отдельных чеченских командиров, как например убийство Зелимхана Яндарбиева в Катаре, организованное, с точки зрения спецслужб, весьма неумело, не решает проблему, а обостряет ее. Кремль ссылается на международный терроризм исламистов-фанатиков, против которого он сражается в Чечне.

Действительно, эти силы приобрели влияние на Северном Кавказе. Для многих боевиков Аль-Каиды Чечня стала промежуточным этапом в карьере. Там сражались и исламисты из Германии. Первый чеченский поход, объявленный Кремлем как "небольшая победоносная война" против сепаратистов, превратился в жестокую бойню, завершившуюся позорным поражением России. Последовавшая затем фактическая независимость Чечни сопровождалась расцветом организованной преступности и торговли людьми; исламизация привела к расколу общества. "Антитеррористическая операция" Путина, поддержанная населением, в конечном итоге сравняла Грозный с землей.

В Чечне практически невозможно найти семью, которая не потеряла бы кого-то из родных. Тот факт, что российские солдаты, убившие гражданских лиц, объявляются судом невиновными, а "спецподразделения" берут в заложники и убивают настоящих или мнимых террористов, ожесточает даже тех в Чечне, кто готов, в силу собственной неспособности, признать за Москвой законную власть. Действия террористов-самоубийц являются свидетельством не только коварной практики рекрутирования, применяемой исламистами, но и - отчаяния молодых женщин, потерявших своих мужей или же изнасилованных русскими. Война разрушила традиционное разделение ролей между полами и ценности чеченского кодекса поведения, как например уважение к старшим. Молодое поколение стремится найти ориентиры в "новом" исламе.

После 10 лет насилия многие чеченцы думают о мести, но большинство - лишь о том, чтобы выжить. Опасность для жизни представляют российские военные, но все больше - местные фанатики, которые уже давно не останавливаются перед убийством своих земляков. Переход на сторону "верных Москве" войск Рамзана Кадырова, сына убитого президента, тоже относится к методам выживания, не означающим изменения собственных взглядов. Линии фронта потеряли четкие очертания.

Москва показала миру, как не надо бороться с терроризмом. Ее действия обеспечивают фанатикам ежедневный приток новых сил. Ее лозунг борьбы с исламистским терроризмом стал свершившимся пророчеством. В этом чеченском тупике России срочно нужна помощь. Этот конфликт не внутреннее дело. Европейский Союз не может рассматривать эту тему под рубрикой "Прочее". В противном случае Кавказ будет оставаться взрывоопасным очагом беспорядков. А Россия, отравленная войной в Чечне, будет продолжать свой авторитарный курс.

Опубликовано 12 мая 2003 года

Перевод - веб-сайт "ИноСМИ.ру"

Автор: Маркус Венер; источник: Газета "Frankfurter Allgemeine Zeitung" (Германия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 16:51

25 марта 2017, 15:32

25 марта 2017, 14:33

  • СКР счел сведения о пытках Томского требующими новой проверки

    Управление Следственного комитета по Астраханской области проверяет сведения о пытках в полиции бизнесмена Сергея Томского, говорится в официальном ответе ведомства "Кавказскому узлу". Ранее ведомство отказалось возбуждать дело против полицейских, но это решение было отменено.

25 марта 2017, 13:49

25 марта 2017, 13:23

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии