13 мая 2004, 18:18

"Мамаша Кураж" и ее германо-чеченские дети

В актовом зале дворца культуры в Назрани очень темно. После дневного света снаружи глаза с трудом начинают различать отдельные силуэты. И лишь, когда зрение адаптируется полностью, понимаю: появлению журналиста здесь не рады. "Петер, наш режиссер, не любит, когда посторонние наблюдают за репетицией. Лучше приди позже", - объясняют мне. Приходится уйти и вернуться лишь после ее завершения. Как я понял раньше, это проще, чем пытаться придти до ее начала - работа в театре кипит, начиная с раннего утра. Премьера спектакля уже практически "на носу" - надо успеть подготовиться.

В Ингушетию известный немецкий режиссер и художественный руководитель совместного германо-польского театра "Dibuk" Петер Крюгер приехал в середине февраля этого года. Им двигала идея постановки пьесы Бертольда Брехта "Мамаша Кураж и ее дети" на чеченской сцене. Кстати, любовь к Брехту у Крюгера давняя - еще будучи на втором курсе Берлинского театрального института, он пошел работать в когда-то основанный драматургом театр "Берлинский ансамбль". В то время его возглавляла вдова Брехта. Теперь свою любовь к знаменитому писателю он решил передать и чечено-ингушским зрителям.

- Петер, почему именно Брехт? Почему именно в Чечне?

- Давайте начнем сначала. Я впервые приехал в Грозный в ноябре 1997 году с гастролями своего театра, где и познакомился с чеченскими актерами, в том числе и с Зурой Радуевой (в спектакле она играет главную роль - мамашу Кураж). В дальнейшем они трижды выезжали в Западную Европу. Будучи в Берлине, я повел их в театр Брехта, где, посмотрев "Мамашу Кураж и ее дети", у нас зародилась идея поставить спектакль здесь в Чечне. Зура Радуева связалась с режиссером Ингушского театра Розой Мальсаговой, и они обе сразу включились в эту работу. А я в течение этого года нашел деньги в Германии для реализации проекта. И вот я здесь.

- Это пьеса?

- Да.

- Мне говорили, что это будет фильм.

- Да, кроме постановки пьесы, будет еще и фильм. Но это потом. А премьера спектакля состоится уже 9 мая этого года.

- О чем этот фильм? И будут ли в нем сниматься чеченские и ингушские актеры?

- "Мамаша Кураж" не пьеса о войне, это пьеса против войны. Сам Бертольд Брехт был противником войны, и считаю, что эта пьеса в Чечне как раз актуальна. Съемки будут проходить на улицах, на проселочных дорогах.

- Насколько мне известно, в пьесе описываются события тридцатилетней войны. Как Вы собираетесь проецировать события того времени на Чечню?

- Брехт взял тридцатилетнюю войну в качестве примера. Пьеса была поставлена в 1949 году, спустя четыре года после окончания Второй Мировой войны. Это была реакция на время нацистов. И вообще это было время насилия. Сама же пьеса не имеет территориальной привязанности. Это тема обобщения войны. Причем, актуально это до сих пор, и будет актуально до тех пор, пока существуют войны.

- Петер, какое значение вы придаете роли театра и кино в деле претворения мира?

- Речь в пьесе идет о том, как мать троих детей всяческими способами пытается оградить их от войны, с одной стороны, но при этом зарабатывает она именно на войне, занимаясь торговлей, с другой стороны. И все ее дети погибают. Здесь происходит как бы раздвоение личности матери. Это очень жесткая и очень жестокая история, очень, на мой взгляд, подходящая к вашей местности.

- С момента начала реализации этого проекта было ли какое-нибудь противодействие, которое можно было бы отнести именно к самому проекту?

- Что касается актеров, не было никаких проблем. У нас получилась очень приятная группа, состоящая из чеченских и ингушских актеров. Проблемы и трудности возникают в любой постановке. Поэтому приятно удивлен, что у нас так хорошо получается. С другой стороны, есть бюрократия, которая, конечно, мешает. Она существует и в Германии, и России. Должности занимают люди, не имеющие представления о театре, и они пытаются мешать проекту. Приходится много ездить, договариваться. Но мы думаем, что сможем убедить эту бюрократию в качестве нашей работы, продемонстрировав пьесу и фильм.

- На какого зрителя рассчитан этот проект?

- На всех. Историю матери с детьми поймет каждый, я так думаю. Это простая история. Поэтому она и тяжела, что так проста.

- В дальнейшем планируете что-нибудь помимо этого проекта?

- Мы провели два вечера Брехта. Один здесь, в Назрани, другой во Владикавказе - оба по творчеству Брехта. Сделали телевизионную версию вечера Брехта. Договорились с моим другом Русланом Хакишевым, что выедем в Грозный с этим проектом. И хотим выехать в Грозный как театр. Думаю, понятно, почему мы хотим показать спектакль в Грозном. Главную героиню играет одна из значимых чеченских актрис Зура Радуева. Детей играют два чеченских актера, а третьего ребенка играет ингушский актер.

- Петер, как Вы оцениваете профессионализм чеченских и ингушских актеров?

- Я уже сказал, что с актерами нам повезло. Нам попалась очень одаренная группа. Во всем мире есть и хорошие, и плохие актеры. Но нам повезло в этом смысле. Я рассчитывал на большее количество трудностей в работе.

Конечно, актеры пытаются играть от всей души. Но у нас другая театральная традиция - в постановке Брехта чувства выражаются более рационально, и эта моя проблема. Но я пытаюсь вывести актеров на тот уровень, и работа, тем не менее, доставляет огромное удовольствие.

- Это проблема, связанная с разницей в театральных школах, - европейской и чечено-ингушской?

- Да, дело в том, в Чечне и в России театральная традиция немного другая. В России учатся четыре года, потом получают диплом, в Германии тоже учатся четыре года, и тоже получают диплом. Здесь же есть такие актеры, которые не прошли этого обучения, а, закончив какие-то ускоренные курсы, стали актерами. В этом и чувствуется проблема: у них просто нет наработок. Например, Зуре Радуевой проще, потому что она знает основу, как это сделать. Естественно у нас разные школы, но нам это не мешает. Это вообще не проблемы, так как их можно устранить в процессе работы.

- Что Вы можете пожелать читателям "ЧО"?

- Пожелать более спокойной жизни. Чтобы терроризм навсегда исчез из вашей жизни. Еще хотелось бы пожелать, чтобы вы, наконец, смогли бы вздохнуть спокойно. Чтобы прекратились эти двухсторонние конфликты. Так, Хакишев сидит у себя в заброшенном театре и думает о том, чтобы начать все заново. Хочу пожелать, чтобы у него все получилось. Чтобы вы избавились от своих преступников, то есть от тех, кто действует от имени чеченцев. И чтобы другая сторона тоже бы прекратила преследования чеченцев.

Петер Крюгер - немецкий театральный режиссер. Ставил спектакли "Мастер и Маргарита" по Булгакову, "Бесов" по Достоевскому, Трофимова, Тендрякова. Между двумя чеченскими войнами театральные деятели Германии, возглавляемые Крюгером, собрали деньги на восстановление детской больницы N 2 в Грозном. Больница была отстроена в июне-июле 1998 года.

На главную роль в спектакле "Мамаша Кураж" им была приглашена народная артистка ЧР Зура Радуева. Также в постановке пьесы приняли участие такие чеченские актеры, как Альбика Абдулаева, Милана Магомадова, Рустам Гайтукаев. Остальные роли в спектакле исполняют ингушские актеры.

Магомед Самбиев

Опубликовано 5 мая 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 00:06

24 мая 2017, 23:54

24 мая 2017, 23:53

24 мая 2017, 23:36

  • Засекреченный свидетель дал показания против Панова и Смышляева

    Артур Панов признавался Максиму Смышляеву, что хочет совершить теракт в Ростове-на-Дону, а Смышляев говорил ему, что нужно "взрывать мосты", заявил суду засекреченный свидетель. Панов потребовал проверить показания свидетеля на полиграфе, однако суд ему в этом отказал.

24 мая 2017, 23:34

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей