30 марта 2004, 19:19

Политика "семь раз отмерь - один раз отрежь". Экзамен для молодого президента

Конфликт, о котором мы говорим, имеет свою многолетнюю историю по обе стороны Чолоки, и на протяжении этой истории в нем всегда было два участника: центральная власть и власти аджарской автономии. Населению Грузии с обеих сторон приходилось включаться в конфликт для укрепления позиций того или иного лидера, но оно никогда не выступало в качестве независимой стороны.

Сегодня, кажется, ясно, что Михаил Саакашвили и Аслан Абашидзе не смогут долго находиться в одном государственном пространстве. Новый президент, в отличие от старого, не собирается добровольно делиться с кем-либо своими президентскими полномочиями. Для этого - на фоне личного самолюбия и чувства государственного достоинства - есть множество причин. Хотя бы то, что постреволюционные власти придают особое значение концентрации полномочий в руках президента и его команды; хотя бы и то, что для грузинской экономики Аджария - это черная дыра; хотя бы и то, что на территории автономии фактически не действует законодательство страны; и хотя бы то, что для центральной власти российская военная база в Аджарии в условиях правления Аслана Абашидзе является неконтролируемым и опасным фактором.

Существовали ли эти опасности в период правления Эдуарда Шеварднадзе? Конечно, существовали, но Шеварднадзе выбрал своеобразный путь улаживания отношений с Абашидзе. На протяжении многих лет часть грузинских политиков и политических экспертов (Давид Бердзенишвили, Давид Зурабишвили) утверждала, что власти Шеварднадзе и Абашидзе не противостоят, а реанимируют и усиливают друг друга. Эта точка зрения фактически подтвердилась в дни "революции роз", когда Шеварднадзе и Аслан Абашидзе стояли плечом к плечу против всей остальной Грузии.

Но это не единственная грань взаимоотношений Шеварднадзе и Абашидзе. С другой стороны, на протяжении всех этих лет политический процесс создавал конфликт между центром и Аджарией. Парламент был разделен на шеварднадзевское большинство и абашидзевское меньшинство, и отношения между ними определяла не традиционная риторика большинства и меньшинства, а фактическое двоевластие. Аджарский лидер имел отличные от центра внешнеполитические ориентиры, а также собственную оборонную доктрину, по которой единственным возможным агрессором была объявлена центральная власть, а военным союзником - Россия. Эта позиция нуждалась в серьезной защите.

Политическое лицо Аслана Абашидзе создавало и создает совмещение двух функций - с одной стороны, лидера Аджарии, а с другой - партийного руководителя. Из них ведущей и существенной является первая - функция лидера автономии. Именно этот статус дает ему полномочия, а значит, и благосостояние. Партия тут - только вспомогательное звено. Партия нужна для того, чтобы укрепить первый и основной статус Аслана Абашидзе - то есть обезопасить его на посту лидера автономии. Разумеется, Союз демократического возрождения не настолько сильная и популярная организация, чтобы играть какую-либо роль в управлении страной или мешать в принятии значительных решений.

Именно для того, чтобы усилить свою функцию партийного лидера, Аслан Абашидзе пригласил перед парламентскими выборами 1999 г. лидеров тбилисских партий в Батуми и создал из четырех субъектов один избирательный блок. Общественность так и не смогла понять мотивы этого его поступка. Было ясно, что Аслан Абашидзе не только раздал социалистам, традиционалистам и сторонникам Звиада Гамсахурдиа голоса жителей Аджарии, но не пожалел для них и собственных финансов. Общественность не видела оснований для такой щедрости, ведь мандаты, впоследствии распределившиеся между пятью парламентскими фракциями, фактически были приобретены за счет ресурсов Абашидзе. На самом деле лидер Возрождения действовал весьма прагматично. Собрав несколько партий и создав в Батуми альтернативный политический центр, Аслан Абашидзе из партийного лидера превратился в лидера этого политического центра. Географически этот центр сформировался в пределах Аджарской автономии, и главная его задача - защита существующих в автономии своеобразных (аслановских) порядка и законности. Именно на эти цели были израсходованы средства, которые выделил для предвыборной кампании глава аджарской автономии. Председательство в партии, лидерство в альтернативном центре и блоке защищают его как главу аджарской автономии. Именно это и было главной целью Абашидзе.

Взаимоотношения между центром и Аджарией развивались по логике единства противоположностей. Несмотря на постоянные центробежные усилия Абашидзе, прежний президент никогда не пытался категорически подчинить себе лидера автономии. Со своей стороны, Аслан Абашидзе тоже не пытался расстаться с Аджарией и занять какую-нибудь должность в центральных властных структурах. Неприкосновенность автономной республики - вот что его всегда заботило. Уложенные у Чолоки бетонные плиты замыкали - и фактически, и символически - то пространство, на которое распространялись претензии Аслана Абашидзе. Чтобы сохранить сформировавшиеся в схватках с Эдуардом Шеварднадзе горизонтальные взаимоотношения, аджарский лидер всегда бдительно охранял свою долю полномочий, постепенно их наращивая. Для этого ему и надо было представительство в парламенте и влияние в правительстве. Именно двоевластием и можно объяснить ту политическую несообразность, что представители большинства часто нападали на того или иного члена правительства, а представители меньшинства самоотверженно его защищали. Это случалось потому, что аджарский лидер был заинтересован в определенном раскладе сил в исполнительной власти и постоянно боролся за сохранение степени своего влияния.

В конечном итоге, в многогранных взаимоотношениях Шеварднадзе - Абашидзе определился главный пункт: добровольный раздел сфер влияния и их взаимная неприкосновенность. Именно этим молчаливым, теневым соглашением объясняется то, что аджарский лидер всегда снимал собственную кандидатуру на президентских выборах, а президент, со своей стороны, мирился с разделением власти.

Но шеварднадзевская политика уступок была капитулянтской. В качестве формального критерия достаточно вспомнить, что наш бывший президент потерял счет своим поездкам в Аджарию, но Аслан Абашидзе в Тбилиси ни разу не приехал. Почему аджарский лидер не приезжает в Тбилиси? По официальной версии, боится возможного теракта. На самом деле страх перед Тбилиси - миф, придуманный Абашидзе и повторявшийся до тех пор, пока в него не поверили все.

Мог ли бы трус вести себя так, как первое лицо Аджарии? Мог ли бы трус объявить войну политическому центру страны, ее политической элите, всей общественности? Разве посмел бы трус провести границу по Чолоки и самовольно править политическим пространством и всей территорией страны за этой границей?

Аслан Абашидзе - вовсе не трус, скорее, наоборот. А миф о страхе ему понадобилось придумать исключительно в политических целях - и только. И цели эти общеизвестны: неподчинение властям страны и неподчинение конституции. Лидер аджарской автономии должен был показать, что он независим и поступает только так, как считает нужным: захочет - приедет в столицу, не захочет - не приедет, захочет - внесет налоги в бюджет, не захочет - не внесет, захочет - освободит помилованного президентом заключенного, не захочет - не освободит. Главным мотивом поведения Аслана Абашидзе является неподчинение политическому центру и лично президенту, а страх перед Тбилиси ему был нужен, только чтобы оформить это неподчинение - как некое украшение. Фактически он говорит: я вашим приказам не подчиняюсь; но оформляет он свою политическую волю следующей фикцией: не приезжаю, ибо боюсь, что убьют.

Говоря в предыдущем абзаце о том, чего хочет и чего не хочет Аслан Абашидзе, мы специально пропустили главный пункт: "Асландия" - закрытое пространство. За Чолоки может попасть лишь тот, кто получил разрешение от лидера автономии; без такого разрешения въезд запрещен, будь вы хоть сам президент страны. Это правило Аслан Абашидзе не только сформулировал словами, но подтвердил и делами, как и все другие свои правила. Этим глава автономии открыто заявил новому президенту страны, что в обмен за сохранение мира между Аджарией и остальной Грузией он требует сохранения двоевластия.

И главное, что изменилось в отношениях центра с Аджарией после того, как президентом стал Саакашвили, - это как раз попытка пресечения двоевластия. Все заявления и шаги нового президента подтверждают, что он решительно намерен превратить горизонтальные отношения в Аджарией в вертикальное подчинение. Аслан Абашидзе может, учитывая новые политические реалии, уступить часть своих полномочий, но с полным подчинением, т.е. вертикальными отношениями с центром, он не смирится никогда. Саакашвили же не хочет и не может допустить горизонтальных отношений. Это и есть та причина, по которой старый конфликт вошел в новую, антидиалогическую, кризисную фазу и не подлежит разрешению поверхностными средствами.

И, тем не менее, конфликт пока что завершился как раз поверхностной, временной разрядкой. Из условий соглашения видно, что Аслан Абашидзе потерял часть своих полномочий. Но не это его главная потеря. Если глава автономии сумеет сохранить авторитет среди местного населения, теоретически он еще может спасти свой пост и выиграть войну. Но главная проблема Аслана Абашидзе в том-то как раз и состоит, что с годами он захватывал все больше полномочий, но постепенно терял авторитет. Рост полномочий и ослабление авторитета, как и можно было ожидать, обусловили криминализацию власти. Расследование, проведенное журналистом проекта "60 минут" Вахтангом Комахидзе (результаты были показано на телеканале "Рустави-2" и опубликованы в газете "Ахали версия"), недвусмысленно подтверждает, что все властные структуры Аджарии - один семейный клан. Этот клан по сути и природе своей противостоит местному населению, ибо его существование исключает благосостояние любой семьи, в него не входящей.

Урегулирование отношений между центром и Аджарией, решение годами накапливавшихся проблем не может быть достигнуто ни диалогом лидеров, ни временным соглашением втянутых в конфликт сторон - это, прежде всего, дело живущих в автономии людей. Лучшее условие для выявления воли народа - выборы. Единственное, что может сейчас спасти авторитет Аслана Абашидзе - это доверие собственного народа. 18 марта в Аджарии в основном слышались два призыва: "Бабу-бабу!" и "Миша-Миша!" Именно естественный баланс этих двух слов и должен решить 28 марта, какую часть полномочий и авторитета сохранит за Асланом Абашидзе население Аджарии.

Правда, предвыборные позиции лидера автономии выглядят незавидными. Власть Абашидзе всегда опиралась на открытое или скрытое насилие. Если в оставшееся до выборов время или в самый день выборов глава Аджарии силой расправится с оппозицией, он может собственными руками порушить всю свою карьеру. Если же он не помешает деятельности оппозиции и откажется от демонстрации силы, то, по оценкам экспертов, Союз возрождения позорно проиграет правительственной партии. Соответственно, для Абашидзе и строгость, и мягкость одинаково проигрышны.

Единственное, что может стать для лидера автономии твердой опорой в его затруднениях - это российский фактор. Бизнес-интерес, столь четко проявившийся в дни "чолокского конфликта" - это лишь часть позиции России. Надо думать, политические и военные аргументы стоят намного выше бизнес-интересов. Поэтому в самый острый период конфликта в Москву отправился именно секретарь Совета безопасности Грузии Вано Мерабишвили, а не какое-либо другое официальное лицо. Его визит расценивается как успешный, хотя мало кто знает, какая реальность стоит за этой банальной оценкой.

Пока что на этом этапе поверхностного разрешения конфликта, можно сказать одно: стратегические интересы Саакашвили и Абашидзе несовместимы. Это притом, что шеварднадзевская пора консервации конфликтов кончилась. Абашидзе - единственный человек, заставивший молодого грузинского президента сказать, что политика властей должна быть осторожной, по принципу "семь раз отмерь - один раз отрежь". На этом экзамене молодой президент еще не отличился. Грузинское общество, Конституция и страна стоят вместе с ним перед серьезным испытанием.

Опубликовано в марте 2004 года

Автор: Ия Антадзе, радио "Свобода"; источник: Радио "Свобода"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 18:01

  • Суд вернул дело Имама Яралиева в прокуратуру

    Ессентукский городской суд удовлетворил ходатайство защиты бывшего мэра Дербента Имама Яралиева, обвиняемого в передаче муниципалитету находящихся в федеральной собственности земель. Дело возвращено прокурору для устранения недостатков, сообщил представитель суда.

24 июля 2017, 17:34

  • Уволен министр финансов Кабардино-Балкарии Лихов

    Глава Кабардино-Балкарии Юрий Коков произвел сегодня кадровые перестановки в правительстве республики, повысив зампреда правительства Таймураза Ахохова и назначив Мурата Карданова заместителем председателя правительства. Министр финансов Кабардино-Балкарии Заур Лихов указом Кокова освобожден от должности.

24 июля 2017, 17:24

  • Часть имущества компании "Кингоул" куплена за треть стоимости

    "Метстайл" купил имущество ростовской угольной компании "Алмазная", входящей в группу компаний "Кингкоул", работники которой добиваются выплат многомиллионных задолженностей по зарплатам, за 20,2 миллиона рублей при начальной цене в 61,6 миллионов рублей.

24 июля 2017, 16:45

24 июля 2017, 16:02

Справочник

Все справки

Архив новостей