30 марта 2004, 19:13

Елена Котова: "Я ожидала увидеть фанатичное, агрессивное существо, а увидела человека..."

Поздним вечером 9 июля 2003 года Елену Котову, следователя прокуратуры Центрального административного округа (ЦАО) Москвы, срочно вызвали на работу. Выдернули чуть ли не из постели.

Информация была обрывочной: "Тверская, бомба, теракт." Елена ехала по ночной Москве и еще не знала, какую миссию уготовило ей начальство: первой допросить двадцатитрехлетнюю террористку-смертницу Зарему Мужахоеву, только что задержанную на 1-й Тверской-Ямской со взрывным устройством в сумке.

В понедельник Елена давала показания по этому делу в Мосгорсуде. Выйдя из зала, следователь Елена КОТОВА дала эксклюзивное интервью специальному корреспонденту "Известий" Вадиму Речкалову.

- Какова, по вашему мнению, была основная цель первого допроса?

- В первую очередь нужно было установить психологический контакт с подозреваемой, таков был ее статус тогда. Расположить ее к откровенности. Успокоить.

- Почему это поручили именно вам?

- Женщине с женщиной легче общаться. К тому же мы почти ровесницы с Мужахоевой. Да и нет больше женщин в следственном отделе прокуратуры ЦАО.

- Такое осторожное обращение с психикой подозреваемого - обычная практика?

- Ну не знаю, можно ли так выразиться, когда речь идет о столь необычном преступлении, как терроризм.

- А каков ваш опыт работы? Дела по терроризму вы раньше расследовали?

- Следственный стаж - два с половиной года. Дел по терроризму не расследовала.

- Какую информацию о Мужахоевой вам сообщили перед допросом?

- Чеченка или ингушка, не помню уже. 23 года. Нормальная, общительная, контактная.

- Какие указания вам дало руководство?

- Был перечень некоторых обязательных вопросов, касающихся обстоятельств уголовного дела, когда приехала и т.д. Я не могу этого разглашать.

- Вы, наверное, сильно волновались перед допросом?

- Очень волновалась, боялась о чем-то забыть, не спросить, не отразить. Я хотела закрепить ее показания в полном соответствии с законом, чтобы это была не просто оперативная информация, а показания, которые можно было бы впоследствии использовать как доказательства.

- То есть вы все-таки оставались следователем, а не просто ровесницей для установления психологического контакта...

- Ну разумеется. Хотелось сделать как можно больше...

- Вот привели к вам в кабинет Зарему Мужахоеву. Как она выглядела? Как себя вела?

- Напуганная, встревоженная. Ничего особенного не припоминаю.

- Ее привели в наручниках?

- Не помню, привели, кажется, в наручниках. По ходу допроса их сняли.

- Вот сегодня вы ее видели в суде. Она сильно изменилась со времени первого допроса?

- Нет. Такая же напуганная и встревоженная.

- А как она вас восприняла тогда, при первой встрече?

- Мне кажется, она обрадовалось. То есть вот этот фактор - женщина, почти ровесница, он сработал. Она как-то выпрямилась, воспряла, отвечала все увереннее и увереннее, напряжение ее уходило.

- Она плакала при допросе?

- Нет.

- А перед тем как ее к вам привели, она плакала?

- Не знаю, по ее лицу ничего такого заметно не было.

- А какой вопрос вы задали первым?

- Как с вами обращались, может, обидел кто? Зарема что-то пробубнила, мол, все в порядке.

- Вы допрашивали ее уже после того как погиб Георгий Трофимов?

- Да. Но Зарема об этом узнала позже. На моем к ней отношении это тоже никак не сказалось. Я старалась быть объективной, несмотря на то, есть человеческие жертвы или нет.

- Эта объективность вам тяжело давалась?

- Нет. Это часть моей работы. Я хочу отметить, что не только я к ней отнеслась по-человечески. Насколько я могу судить, так же по-человечески к ней отнеслись и в ГУБОПе, и в ФСБ. Во многом потому, что она была ценным источником информации.

- Сколько длился допрос?

- Почти два часа. У меня сложилось ощущение, что к концу допроса Мужахоева даже немножко забыла, где находится, успокоилась. (Взрыв произошел около 3 ночи, то есть Котова допрашивала Мужахоеву примерно с 4 до 6 утра. - "Известия".)

- А вы как себя чувствовали? Для вас ведь тоже это был стресс?

- Готовясь к допросу, я ожидала увидеть перед собой фанатичное, агрессивное существо, а увидела человека. Нервную, напряженную молодую девушку. Я даже как-то расслабилась сразу.

- Зарема в интервью "Известиям" говорила, что в первые дни очень боялась мести боевиков, что и в тюрьме ее могут достать, и где угодно. Этот страх как-то проявился в ее поведении?

- Я не могу знать, кого она боялась - боевиков или нас. Но мне запомнился такой факт. Это же летом было, жарко. На столике стояло несколько бутылок воды - "Фанта", "Спрайт", "Кока-Кола", на любой вкус, все уже початые. Видно было, что Зарема очень хочет пить, но она от воды отказывалась. Пока адвокат не догадалась открыть новую бутылку, отпить из нее несколько глотков и предложить Зареме. И тогда она попила. Очевидно, боялась, что ее отравят.

- Сейчас я задам вопрос, который вам наверняка задавал прокурор в суде. Зарема на первом допросе говорила вам о том, что включала тумблер взрывного устройства, но бомба не взорвалась?

- Мне не хотелось бы отвечать на вопрос, касающийся конкретных обстоятельств уголовного дела.

- Как Зарема отреагировала на ваше появление в суде?

- Так же, как и в ночь на 10 июля. Воспряла духом. Она меня узнала. Нет, конечно, не кивнула, не подмигнула, ничего такого. Но опять как-то выпрямилась, уверенность в ней появилась. Ей стало более комфортно.

- На одном из телеканалов как-то появилась видеозапись первого допроса...

- Да это был мой допрос. Лицо мне замазали, голос изменили. Я была очень возмущена.

- Тем, что лицо замазали?

- Тем, что меня кто-то тайно снял. Никто разрешения не спрашивал.

- Я слышал, вы были очень недовольны, когда Зарему от вас передали в Генпрокуратуру.

- Неправда, у меня своих дел было много. А дело Мужахоевой по объему следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, общественной значимости - это как раз уровень Генпрокуратуры.

- На вас как на свидетеля оказывалось какое-то давление со стороны обвинения или, может быть, защиты?

- Нет.

Опубликовано 30 марта 2004 года

Автор: Вадим Речкалов; источник: Газета "Известия"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 июля 2017, 19:41

  • Парламент Абхазии предложил поправки к соглашению об ИКЦ с Россией

    В ратифицированное сегодня парламентом Абхазии соглашение о совместном российско-абхазском информационно-координационном центре правоохранительных органов предложено внести ряд дополнений в целях "соблюдения паритета", сообщил сопредседатель Блока оппозиционных сил Аслан Бжания. Противники создания ИКЦ призывали устроить у здания парламента Абхазии акцию протеста, но она не состоялась.

26 июля 2017, 19:27

26 июля 2017, 18:51

26 июля 2017, 18:50

26 июля 2017, 18:24

Архив новостей