27 марта 2004, 18:33

Четыре путинских года в Чечне

Теракт в московском метро в начале февраля вновь вывел на первый план проблему урегулирования чеченского кризиса. Российские либералы и правозащитники, а также некоторые западные политики сделали однозначный вывод: террор стал возможен из-за отсутствия ощутимых результатов в чеченской политике Кремля, или же, конкретнее, из-за провала этой самой политики.

Нынешние критики отвергают саму постановку вопроса о том, что их возрастающая активность как-то связана с предстоящими в России президентскими выборами. Нет, говорят они, дело в правде, а правда в том, что в Чечне все плохо. Об этом же говорят и некоторые кандидаты в президенты России. Более того, "вся правда о Чечне" стала для них главным предвыборным лозунгом. Забавно, но они тоже не связывают свою "твердую позицию" с предстоящими выборами.

В Чечне дела обстоят действительно не очень хорошо. Но намного лучше, чем в 2000 году. Впрочем, это не аргумент для оппонентов Кремля. Они призывают к "подлинному" политическому урегулированию. Что это такое? Конечно, переговоры с Асланом Масхадовым. Пусть это будет план предоставления Чечне статуса международной автономии или установление "диалога со всеми слоями чеченского общества" - так или иначе все это предусматривает переговоры. А все, что было сделано в Чечне за последние четыре года, но особенно в 2003-м году, - это, по их оценке, естественно, "фарс".

Но именно в 2003 году в Чечне не было недостатка на политические мероприятия. Попробуем разобраться, стало ли это "подлинным урегулированием".

Фарсы и факты

Трудно придумать какую-либо другую форму "диалога со всем народом", кроме всенародного референдума и выборов. В прошлом году в Чечне прошли и референдум и выборы. Европейские государственные и неправительственные организации заранее объявили оба плебисцита фарсом и не посылали на них своих официальных наблюдателей. Дело в том, что информацию о подготовке и проведении референдума и выборов они получали только от правозащитников и некоторых журналистов, чьи свидетельства не являются официальным заключением, которым могут оперировать государственные органы всех стран мира.

Официально зарегистрированный факт - это принятие в Чечне Конституции и избрание президента. Это и есть политическое урегулирование. Другого в Чечне не будет, по крайней мере, при нынешнем хозяине Кремля. Да и любой следующий президент России, если, конечно, им не станет Ирина Хакамада или Иван Рыбкин, не будет вести переговоры с лидерами сепаратистов.

Венцом политических процессов в Чечне стало избрание Ахмата Кадырова президентом. Его часто представляют как одиозную личность, пришедшую к власти "на российских штыках", затерроризировавшую все население республики и способную в один прекрасный момент стать самой главной проблемой Москвы. Но в центре всеобщей критики оказался бы абсолютно любой (!) вновь избранный президент Чечни.

Кадыров плох или хорош ровно настолько, насколько плох или хорош Путин. Кадыров, кстати, не самый плохой вариант для республики. Он, конечно, ставленник Москвы, но всю жизнь прожил в Чечне. Любой другой президент Чечни, например, Руслан Хасбулатов, не будучи ставленником Москвы, принес бы в республику еще больше проблем, поскольку открыл бы второй фронт противостояния с Кремлем. Тем не менее вокруг Кадырова складывается много мифов.

Дела и мифы

Что получила Чечня и Россия с избранием Кадырова? Для начала вспомним, чего собственно Москва хотела от проведения в Чечне президентских выборов и поддержки конкретной кандидатуры - Ахмата Кадырова. На этот вопрос ответил сам Владимир Путин буквально за день до выборов в Чечне. В интервью "Нью-Йорк таймс" он, во-первых, назвал выборы президента очень важным элементом политического урегулирования, но не таким важным, как референдум по Конституции. То есть, президент Чечни всего лишь глава одного из субъектов РФ. А во-вторых, Путин напомнил, что Кадыров воевал с федеральным центром с оружием в руках среди сепаратистов, а потому "его контакты с теми людьми, которые еще противостоят нам в Чечне... будут позитивными".

Вот собственно основная задача Кадырова. Плюс к этому участие Чечни во всех общероссийских процессах, а главное - выборах сначала Госдумы, а потом президента страны. То есть Кадыров - президент на переходный период, звено между военным прошлым и мирным будущим Чечни. Он не может и не обязан добиться процветания республики, за годы его нахождения у власти (пусть даже 8 лет) это все равно нереальная задача. Он - буфер, принимающий на себя все удары, но проводящий в Чечне российскую власть. Естественно, под бдительным оком Кремля.

Одна из главных задач, которая ставилась перед Кадыровым Кремлем - это решение проблемы "той стороны" - боевиков и их лидеров, продолжающих сопротивление федеральным силам. А его достижения в этом направлении - наверно, самая закрытая сфера в деятельности президента Чечни. То, что на сторону Кадырова переходят многие боевики, - неоспоримый факт. Причем, одним из мифов о Кадырове является опасение, что он якобы в один прекрасный момент уйдет со своими отрядами в горы. Но такого не будет никогда. В одном окопе с лидерами сепаратистов он уже не окажется, а никакая "третья сила", воюющая и против боевиков, и против федералов, в Чечне появиться не может.

Другой вопрос, насколько кадыровские МВД и служба безопасности подконтрольны федеральному Центру. Но это вопрос скорее к руководству ФСБ и МВД РФ. Президент Чечни заверяет, что все действия его силовых структур санкционированы директором ФСБ Николаем Патрушевым и руководителями других федеральных силовых структур. Видимо, истина где-то посередине. Кадыровские формирования не отягощены контролем со стороны российских силовиков, наверняка преследуют свои личные корыстные цели, но вооруженную борьбу с боевиками ведут бескомпромиссно. И формирования сына Кадырова - Рамзана, и бойцы братьев Ямадаевых несут потери в боях со сторонниками Масхадова и Басаева. И это породило еще один миф, очень любимый разными "миротворцами" и правозащитниками, - о "чеченизации" конфликта.

На самом деле в Чечне действительно давно идет гражданская война. Но не Кадыров ее начал, не он убивал глав районных и сельских администраций, имамов мечетей, чеченских милиционеров, поплатившихся жизнью за сотрудничество с Москвой. Не он проводил в Чечне радикальную идеологию, в просторечии называемую ваххабизмом. Не он готовит террористов-смертников. Сложилась странная ситуация: с одной стороны, Кремль призывают отдать судьбу Чечни в руки чеченцев, с другой стороны обвиняют в том, что он "стравливает чеченцев".

Что касается политического решения проблемы "той стороны", то здесь, конечно, результаты есть, но они не явные и роль Кадырова здесь относительна. Политическая верхушка сепаратистов полностью обезглавлена. По сути дела, в самой Чечне из известных лидеров остались только Масхадов и Басаев. За границей Закаев и Удугов. Вот, собственно, и все. До недавнего времени еще были Гелаев и Яндарбиев, но первый, вероятней всего, уничтожен в горах Дагестана, а второй - убит в Катаре. Больше половины "масхадовского" парламента заявили о своей лояльности Москве. Бывший представитель Масхадова Саламбек Маигов поддержал Кадырова. Но заслуги президента Чечни здесь минимальны - всю работу проделал Кремль.

Простой чиновник

Ахмат Кадыров как чиновник, как глава субъекта Федерации - тоже явление уникальное. Какая-никакая администрация в Чечне создана, она достаточно самостоятельна и некие управленческие функции на себе несет. Отношения Кадырова с федеральным центром характеризуются как стремление побольше "урвать" - больше денег, больше полномочий, больше льгот. Но надо сказать, что на месте Кадырова другой человек имел бы не меньшие аппетиты.

Абсолютно любой президент Чечни хотел бы заключить с Москвой договор о разграничении полномочий, прибрать к своим рукам всю чеченскую нефть, получить сказочные льготы - таможенные, налоговые и другие. Иначе денег на восстановление республики просто не найти.

В конце концов дело не в Кадырове, а в Москве. Степень удовлетворения запросов Чечни зависит только от Кремля. А Кадыров, кстати, один из самых послушных глав субъектов РФ. Но при этом как истинно кавказский человек любое решение российского президента полностью поддержит и даже намекнет, что он именно так и хотел. Это одна из особенностей Кадырова. Решения, долго и трудно прорабатывавшиеся в Кремле, он преподносит как свои собственные. А у публики складывается мнение, что Москва опять пошла на поводу у Кадырова.

О том, что все процессы в Чечне управляются из Москвы, говорит и подготовка к парламентским выборам в республике. Поначалу предполагалось, что чеченский парламент будет избран в марте, одновременно с выборами президента России. Но в Кремле, скорее всего, исходили из следующих соображений: если ситуация в Чечне будет накаляться, а улучшения отсутствовать, то чеченцев, дабы выплеснуть их энергию, призовут выбрать своих депутатов в марте. Если все будет более или менее хорошо, то этот "политический рычаг" приберегут до лучших (точнее, худших) времен.

Сейчас в Чечне все относительно спокойно, поэтому парламентские выборы состоятся, видимо, где-нибудь в октябре. Кадыров преподнес это как свое собственное решение и даже нашел для него много обоснований. Один из главных же выводов, который можно сделать из того, что с парламентскими выборами в Чечне никто не торопится, - Москва считает собственную работу, проделанную в Чечне, удовлетворительной.

Непростая дипломатия

Сделав ставку на Кадырова как лидера Чечни, Москва исходила еще и из того, что он будет нести на себе дипломатические функции. Ведь президент воюющей республики поехал в Саудовскую Аравию не по личной прихоти, хотя цель получить инвестиции со стороны богатого арабского мира, конечно, была не последней. Кадыров стал своего рода посланником России в исламском мире. Это тем более актуально на фоне сближения России с Организацией Исламская конференция.

И арабы приняли Кадырова на достойном уровне. Может быть не потому, что он им симпатичнее чем, например, был Яндарбиев или сейчас являются Удугов и Закаев. Просто они согласились иметь дело с официальным представителем России, а после выборов - и Чечни. К этому арабский мир обязывает и позиция США, которые внесли лидеров чеченских сепаратистов в "черные списки" террористов, с которыми опасно контактировать под угрозой повторения судьбы Афганистана и Ирака.

В Европе Кадырова меньше жалуют, но это временно. Скоро сойдет волна критики чеченских выборов и его будут принимать как полноценного, а не "условного" президента Чечни. Собственно, для высших руководителей западных государств Кадыров итак вполне легитимен.

Отношение Запада к действиям Москвы в Чечне очень характерно прозвучало во время визита в Москву госсекретаря США Колина Пауэлла. Он назвал "чеченскую проблему" внутренним делом Российской Федерации и выразил надежду, что Москва будет решать ее политическим путем, исходя из необходимости соблюдения прав человека и международных законов. Так госсекретарь ответил на вопрос одного российского правозащитника. Пауэлл также сказал, что прошедшие в Чечне выборы президента - это "шаг вперед". При этом госсекретарь понимающе посмотрел на правозащитника и сказал ему: "Думаю, вы не совсем удовлетворены моим ответом".

Другими словами, и Европа, и США старательно указывают Москве на остающиеся в Чечне серьезные проблемы, но игнорировать все проведенные в Чечне политические мероприятия не собираются.

Опубликовано 26 марта 2004 года.

Автор: Илья Максаков; источник: Веб-сайт "Prague Watchdog" (Чехия)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 10:01

21 июля 2017, 09:27

21 июля 2017, 09:22

21 июля 2017, 09:21

21 июля 2017, 08:50

Архив новостей