20 апреля 2004, 01:57

Ликвидация палаточных лагерей в Ингушетии - правозащитникам снова "пустили дым в глаза"

Первого апреля истекает окончательный срок, отведенный властями на ликвидацию одного из последних лагерей чеченских беженцев в Ингушетии "Спутник".

"Обитатели городка о предстоящем закрытии оповещены еще в середине марта. О принуждении или оказании давления на беженцев никакой речи быть не может, мы работаем только с теми, кто изъявил желание вернуться на родину, - говорит представитель Правительственного Комитета ЧР по делам вынужденных переселенцев и выплатам компенсаций Ахмед Заурбеков. Для этих людей, по словам Заурбекова, в Чечне создаются все необходимые для нормального проживания условия, включая первоочередные выплаты компенсаций, предоставление комнат в ПВРах Грозного, а также оказание финансовой помощи на аренду жилья в частном секторе. Желающим остаться в Ингушетии также выделяется альтернативное жилье в местах компактного проживания на территории республики.

Тем не менее беженцы не спешат покидать лагерь, что в свою очередь толкает власти на более решительные шаги по их выдавливанию. Одна из таких устрашающих акций была предпринята 28 марта сего года, когда в лагерь "Спутник", помимо прикомандированных сюда на временной основе сотрудников МВД РФ, были подтянуты еще дополнительные силы милиции.

Первое, что бросилось в глаза при въезде в лагерь "Спутник", густые клубы дыма. Это представители ФМС МВД РФ во главе с начальником отдела управления кризисных ситуаций Иваном Помещенко, как это ни странно, лично "проводили утилизацию бытового мусора", оставшегося после демонтажа палаток. "Видимо нас просто решили отсюда выкурить, как пчел, - шутят по этому поводу сами обитатели городка. - Вы же видите, что дышать здесь практически невозможно". То обстоятельство, что огонь разводился на опасно близких расстояниях от палаток, вызывало у людей еще большее беспокойство. "Палатки - они же, как бумага, горят в считанные секунды, - жалуется проживающий в "Спутнике" Ахмадов Вахид. - Когда я сказал об этом Помещенко, он ответил, что давно пора спалить оставшиеся палатки вместе с их жильцами".

Около 30-ти человек в милицейской форме, которым, судя по всему, изначально отводится лишь декоративная роль, высадились на территории лагеря с раннего утра понедельника. Следует отметить, что в течение всего дня милиционеры никоим образом в ситуацию не вмешивались. Тем не менее данное обстоятельство, совпавшее с большим количеством пригнанного сюда же грузового автотранспорта, вызвало сильную панику среди обитателей лагеря. Люди решили, что после недавних угроз применения силы власти решили принудительно депортировать их в Чечню.

По данным УДМ Сунженского района РИ, на 29 марта в лагере все еще остается около 60 палаток, в которых проживает более 500 вынужденных переселенцев. Большинство этих людей планируют вернуться на родину, но по тем или иным причинам делать это не спешат. Часть из них ждет обещанные уведомления на компенсации, другие пытаются до выезда получить сборно-щитовые домики, которые выделяет УВКБ ООН. Беженцы хотят решить все эти вопросы до выезда в Чечню, потому что опасаются, что добиться какой-либо помощи от властей по приезду будет очень сложно. "Пока ты в Ингушетии власти чуть ли не золотые горы готовы тебе обещать, а приезжаешь на место, никому до тебя дела нет, - рассказывает Тарханова Азман. - Мой дом разрушен до основания, ехать мне просто некуда. Вот подала на днях заявку на щитовой домик и уеду, как только его получу. Но сегодня представители милиции заявили, что ждать больше не намерены, и оставшихся в городке беженцев вывезут в Чечню силой".

С переселением людей в места компактного проживания на территории Ингушетии также связано множество проблем. Беженцы жалуются, что на новых местах условия проживания крайне стесненные: людей размещают по 5-7 человек в комнату, которая по своим размерам вдвое меньше палатки. Да и будущее этих мелких поселений вызывает большие сомнения. Вполне вероятно, что после ликвидации палаточных лагерей власти возьмутся за МКП, тем более что факты отключения света и газа здесь уже случались и неоднократно.

Тем не менее 1 апреля, согласно распоряжению первого заместителя руководителя ФМС РФ Игоря Юнаша, лагерь должен быть закрыт и представители официальных структур, задействованных в этой работе, делают для этого все возможное и невозможное.

Первые поселения чеченских беженцев возникли в Ингушетии в мае 1999 года, когда огромный поток беженцев, спасаясь от надвигающейся войны, хлынул на территорию соседней республики. Основная масса людей, большей частью жители приграничных с Ингушетией населенных пунктов Самашки, Серноводск и Ассиновская, сконцентрировалась на тогда еще официально закрытой границе с Ингушетией. Тысячи чеченцев, в основном женщины, дети и старики, провели первые несколько дней под открытым небом. Брезентовых палаток, которые разбивались тут же на голой земле, катастрофически не хватало. Тогда благодаря личному вмешательству бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева и материальной поддержке УВКБ ООН спонтанные поселения чеченских беженцев на приграничной полосе были перемещены на территорию Ингушетии. Так, на окраине станицы Орджоникидзевской Сунженского района Ингушетии, в двух километрах от административной границы с ЧР, возник первый и самый крупный в Ингушетии лагерь чеченских беженцев "Спутник". По данным УДМ МВД РИ, одно время в нем насчитывалось около 10 тысяч человек.

По мере усиления боевых действий в Чечне поток беженцев в соседнюю республику увеличивался, одновременно росло и количество палаточных лагерей в Ингушетии. К 2000 году в различных районах республики было создано 6 крупнейших лагерей вынужденных переселенцев, которые в общей сложности насчитывали более 30 тысяч человек. Лагерь "Спутник" в станице Орджоникидзевской Ингушетии возник в 1999 году. По словам заместителя коменданта городка, из 600 палаток, которые были установлены в лагере в начале 2000 года, по данным на середину марта, осталось чуть больше 150.

Первое время из-за отсутствия свободного доступа в саму зону боевых действий лагеря беженцев служили единственным источником получения информации о происходящих в Чечне событиях. Вполне понятно, что, являясь объектом пристального внимания со стороны международных наблюдателей и журналистов, они создавали неблагоприятный фон для проводимой федеральным центром в Чечне политики.

Попытки выдавить беженцев из палаточных лагерей в Чечню предпринимались властями практически с момента их возникновения и усиливались каждый раз, когда в политической жизни страны намечались какие-либо важные события. Последнее массовое возвращение беженцев в ЧР было запланировано на начало марта текущего года. Уже с начала года более 20 человек, задействованных на возвращении вынужденных переселенцев в Чечню, развернули свою работу в лагерях беженцев. Ежедневно представители УДМ МВД ЧР, Комитета по выплатам компенсаций, Паспортно-визовой службы при МВД ЧР, Правительственного Комитета по делам вынужденных переселенцев, главы районных администраций и члены Госсовета Чечни начинали свой рабочий день с обхода палаток. Людям "разъясняли", что лагеря до марта месяца будут ликвидированы и предлагали определиться с выбором.

Одновременно с этим в местах проживания беженцев периодически отключали свет, газ и воду, прекращались поставки гуманитарной помощи, людей без всяких на то оснований исключали из миграционных списков. Так, несмотря на многочисленные протесты и тревожные сигналы от местных правозащитников, к началу марта в спешном порядке был закрыт "Барт" в г.Карабулак. Кстати, о недопустимости форсирования процесса возвращения беженцев в Чечню неоднократно говорила и председатель Комиссии по правам человека при президенте РФ Элла Памфилова.

В настоящее время в Ингушетии все еще остается два палаточных лагеря, в которых насчитывается, по различным данным, от 2 до 2,5 тысяч вынужденных переселенцев из Чечни и около 100 точек компактного проживания беженцев. "По имеющимся у нас данным, до последнего времени в Ингушетии проживало свыше 45 тысяч вынужденных переселенцев из ЧР. Из них около 4-х тысяч жили в палаточных городках, 20 тысяч в частном секторе и свыше 20 тысяч в местах компактного проживания, - рассказывает один из сотрудников УДМ ИВД РИ. - Сейчас в лагерях "Сацита" и "Спутник" остаются более 400 палаток, в которых проживает свыше 2 тысяч человек. При этом надо учесть, что цифры эти постоянно меняются в сторону уменьшения, т.к. ежедневно республику покидают несколько семей вынужденных переселенцев".

Во время своей последней поездки в Ингушетию зам главы ФМС Игорь Юнаш отметил, что одной из главных причин активизации процесса возвращения беженцев в Чечню, является "изменение социально-политической обстановки в ЧР". "Сегодня процесс возвращения людей заметно активизировался. Этому способствует ряд факторов, в том числе и изменение социально-политической обстановки в ЧР и создание легитимных органов власти. Если бы люди боялись туда ехать, они бы не поехали ни за какие деньги, ни за какие компенсации", - сказал он.

Между тем, несмотря на все уверения властей о том, что работа эта проводится исключительно с учетом интересов самих вынужденных переселенцев, правозащитники и представители международных неправительственных организаций, работающих в Ингушетии, все больше обращают внимание на то, что попытки форсировать процесс возвращения беженцев в Чечню сопровождаются многочисленными фактами нарушения их прав.

"На мой взгляд, определенная тенденция к возвращению беженцев в Чечню прослеживается. Но это говорит скорее не об "улучшении общественно-политической ситуации" в ЧР, сколько о целенаправленном ухудшении положения беженцев в местах временного проживания в Ингушетии. В течение последних месяцев на беженцев систематически оказывалось давление, выражающееся в постоянных угрозах, шантаже и запугивании. Спецоперация, проведенная 6 марта в городке "Сацита", явное тому подтверждение. Это был своего рода психологический террор, который имел одну единственную цель - заставить людей покинуть палаточные лагеря и, как мы видим, им это отчасти удалось", - говорит руководитель РОД "Чеченский комитет национального спасения" Руслан Бадалов.

По мнению наблюдателей, вопрос ликвидации лагерей давно переведен властями из социальной проблемы в политическую. "Главной и основной причиной, заставляющей власти идти на столь решительные шаги, является попытка легитимизации происходящих в Чечне процессов. Наличие на соседней территории огромного количества беженцев, как неоспоримое свидетельство сохраняющейся в Чечне нестабильности, слишком сильно бьет по авторитету местных властей. Если после всего "позитивного", что делается руководством Чечни, ее граждане отказываются возвращаться в республику, значит, есть основания думать, что, несмотря на все обнадеживающие заявления властей, ситуация в Чечне продолжает оставаться напряженной", - считает чеченский аналитик и политолог Мурад Магомадов.

По прогнозам местных правозащитников, до начала мая аналогичным образом будет ликвидирован последний палаточный городок беженцев в Ингушетии "Сацита". При этом они не исключают, что данное событие может стать началом нового наступления властей на места компактного проживания чеченских беженцев в Ингушетии.

Март-апрель 2004 г.

Автор: Малика Сулейманова, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 15:35

23 марта 2017, 15:29

23 марта 2017, 15:27

23 марта 2017, 15:09

23 марта 2017, 15:01

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии