19 марта 2004, 14:05

Ситуация в палаточных лагерях. Февраль - начало марта 2004 г.

"Сацита" и "Спутник"

В 20-х числах февраля в лагере "Сацита" появилось объявление следующего содержания:

"Уважаемые жители ПВР "Сацита"! Доводим до Вашего сведения, что с 1 марта 2004г. п/л "Сацита" будет ликвидирован. В связи с этим рабочая группа Комитета правительства ЧР по выплатам компенсаций и делам вынужденных переселенцев просит Вас до 25.02.04г. определиться с местом и датой выезда из городка".

После этого население лагеря всерьез забеспокоилось о своем будущем. Многие, потеряв надежду остаться в Ингушетии, обреченно написали заявление на возвращение в Чечню.

Надо отметить, что весеннюю кампанию по возвращению беженцев чеченские власти начали более продуманно. Уточнив домашние адреса переселенцев, власти дали задание сотрудникам всех администраций Чеченской республики вести "адресную" работу, то есть к каждому жителю палаточного городка приходит сотрудник его "домашней" администрации в Чечне и предлагает вернуться домой добровольно и ПОКА без проблем. Пользуясь почти повальной правовой безграмотностью населения, чиновники говорят, что если человек не вернется до 15 марта, он не получит не только компенсацию за разрушенное жилье, но даже пенсию и детское пособие. Надо отметить, что уже давно работающая в лагерях московская группа давления на людей не оказывает. Просто проверяют наличие людей на местах и все, а в частных беседах даже признаются, что они устали от давления на них со всех сторон и, в принципе, понимают положение беженцев. Чеченский же комитет продлил свою работу в лагере до середины марта в целях обеспечения возвращения тех, кто не успел это сделать до 1 марта.

Представители Комитета правительства ЧР работают без выходных, стараясь закончить поставленные перед ними задачи в срок, не думая, впрочем, о людях, переезд которых они призваны обеспечить.

Так, 25-го февраля в ПВР на Ипподромной 5 (г.Грозный) были вывезены 12 семей (6 из "Спутника" и 6 из "Сациты"). Как оказалось, в ПВРе их никто не ждал, и не были подготовлены места к их приему. Сотрудники Комитета правительства ЧР, видимо посчитав свою задачу выполненной, просто выгрузили переселенцев из машин и удалились, оставив людей ночевать под открытым небом. Среди вернувшихся в тот день в Грозный была и мать двоих малолетних детей, Шоккарова, (супруга Шоккарова Виситы, который в январе 2003 года пропал без вести после того, как был задержан в лагере "Сацита" вместе с братом). Переночевав эту ночь у посторонних людей, на второй день она вернулась в лагерь и попыталась выяснить в администрации причину произошедшего. Чеченский комитет, по-видимому, испугавшись распространения невыгодной для себя информации, быстро разобрался в ситуации и решил проблему Шоккаровой.

1-го марта с жителями палаточного городка "Сацита" официально простились их доноры (Арабская организация "Саудовский красный полумесяц"). Гуманитарные организации Ингушетии должны теперь решить в ближайшее время, кто берет на себя покровительство над этим лагерем.

Директор же лагерной школы "Сациты" получил предупреждение, что с 1 марта школа закрывается. Все это происходит в то время, когда в лагере еще остаются чуть более 2500 человек и до конца учебного года остается 3 месяца. В связи с этим, директор школы заявил, что он намерен не останавливать работу школы до тех пор, пока ее будет посещать хоть один ученик.

Как и было объявлено ранее, с 3 февраля в палаточных лагерях не выдавалась гуманитарная помощь. Последняя выдача хлеба в лагере "Сацита" состоялась 29 февраля. Население было проинформировано о том что, те, кто подаст документы на возвращение до 25 февраля, получат задолженность по гуманитарной помощи, а оставшиеся не получат ничего, даже если у них задолженность только по одному месяцу.

Уже стало привычным систематическое отключение света. Около 3-х дней (с 26 по 28 февраля) в лагерях "Сацита" и "Спутник" не было электричества. Сначала было объявлено, это связано с какими-то неполадками на линии электропередач, и люди были спокойны, так как и в примыкающем к лагерям районе станицы Слепцовской света не было тоже. (Хотя 27 февраля до людей стали доходить слухи, что их лагерь отрезан от ЛЭП из-за задолженности, что вызвало панические настроения).

Газ подают без перебоев. Воду в лагере так и не дали. Местное население, проживающее недалеко от лагеря, запретило беженцам брать воду у себя во дворах, так как беженцы с утра до вечера создавали большие очереди в их частных владениях. Теперь беженцы ходят за водой на территорию пилорамы (2 километра от лагеря). Как говорят беженцы, очень трудно преодолевать овраг, когда они идут с полными водой канистрами. Надо отметить, что хотя IRS (International Rescue Committee) установил подушки под воду, вода в них непригодна для питья.

Из неофициальных источников стало известно, что зам. министра здравоохранения Чеченской республики, во время своего визита в Ингушетию, сказал, чтобы Минздрав Ингушетии не занимался больными из Чеченской республики, так как Минздрав Чечни работает и способен обеспечить своих граждан медицинской помощью. В любом случае, под этим предлогом зав гинекологии Сунженской районной больницы, Людмила Борисовна отказались принять жительницу лагеря "Сацита" Асуханову Таису, после чего среди ночи на такси она была отправлена в родильное отделение Ачхой-Мартановской районной больницы.

В тоже время есть и конкретные результаты оказываемого давления на беженцев. Как сообщалось ранее в начале февраля в лагере "Сацита" был задержан Батаев Алхазур. Его супруга, Батаева Лариса была уверена, что это реализация угроз в адрес ее семьи, после того как она высказалась достаточно резко на встрече с Э. Памфиловой. В конце февраля она получила предложение написать заявление на возвращение в Чечню, после чего ее мужа освободят. На свой страх и риск она согласилась, и через несколько дней после ее возвращения мужа освободили.

МРО "Рассвет" (ст.Слепцовская)

После долгих дебатов ингушскими властями принято решение о переселении людей из палаточных городков в домики, поставленные MSF France на территории МРО "Рассвет". В домики перевезут тех, кто отказывается возвращаться в Чечню.

23 февраля первые несколько семей были перевезены из лагеря "Спутник".

Как говорят сотрудники MSF France, предложение властей на переселение поступило неожиданно. Ранее, более года власти не соглашались дать разрешение на их заселение (в период ликвидации лагеря "Белла" беженцы тоже просили об этом, но им было отказано). Жителям "Сациты" было объявлено, что для них в "Рассвете" отведены домики на 110 семей. На конец февраля 40 семей (252 чел.) из "Сациты" изъявили желание на переезд в "Рассвет". И хотя домики, несомненно, лучшее жилье, чем палатки, у людей вызывает опасение тот факт, что они маленького размера. Если во многих палатках проживают муж и жена с родителями, разделив палатку одеялами, то в маленькой комнатушке такой возможности не будет.

Домики начали заселяться, но большая их часть все еще пустует, так как жители палаточных лагерей "Сацита" и "Спутник" решили не переезжать до конца учебного года. Переехавшим не выплачена обещанная задолженность по гуманитарной помощи. В лагере более или менее сносные условия. Есть свет, вода и газ, но нет душевых.

Палаточный лагерь "Барт" (Карабулак)

Вынуждены констатировать, что на начало марта одного из крупнейших палаточных лагерей "Барт" уже не стало. Он полностью расформирован.1-го марта были ликвидированы последние 9 палаток. Многие из лагеря уехали в Чечню, поддавшись на "компенсационные" обещания и угрозы лишиться социальных выплат (пенсий, детских пособий и т.д.). На опустевшем после лагеря поле идет разборка административных построек.

P.S. Последние тревожные сведения из лагеря "Сацита"

(получены от автора предыдущего материала, сотрудника ПЦ "Мемориал" в Назрани Ахмета Барахоева 4 марта с.г.)

Здравствуйте Светлана Алексеевна!

Только вчера отправил Вам свой материал по событиям в лагерях. Сегодня произошли кое-какие перемены.

Во-первых, в лагере "Сацита" сотрудники УДМ ЧР совместно с администрацией Ачхой-Мартановского района стали разбирать забор. Кроме этого, они стали откручивать все лампочки (освещающий лагерь). На некоторое время в лагере был отключен газ и свет.

Я сказал жителям лагеря, чтобы они написали заявление в ПЦ "Мемориал", и на основе этого заявления мы будем действовать.

Я не знаю, что и думать. Один день говорят, что лагерь оставят до июня месяца до окончания работы школы, а на следующий день начинаются угрозы срочной ликвидации лагеря. Сегодня сказали, что лагерь уберут до 15-го марта. Люди в панике. Если еще вчера у них оставалась надежда на переезд в "Рассвет", в домики, поставленные MSF France, то сегодня чиновники в присутствии Хасимикова сказали, что переезд прекращен и теперь для беженцев один путь из лагеря - в Чечню.

Завтра с юристами мы будем работать над заявлениями от беженцев, и я поставлю Вас в известность. Я не знаю, что мы можем для них сделать на данной стадии.

Приложение (запугивание беженцев)

Лорхен Гюнтер, жительница г.Грозного (Грозный, ул. Кассиора 4-б,кв.64). С 1 октября 1999г. она проживает в лагерях Ингушетии. Во время расформирования лагеря "Белла" Лора выступала против действий властей. После переезда в лагерь "Сацита" продолжает общественную деятельность против выдавливания беженцев из палаточных лагерей. Часто дает интервью журналистам, сотрудничает с правозащитниками. За смелую позицию к Лоре Гюнтер проявляют интерес структуры ФСБ, что вызывает опасения за ее безопасность. Ниже приводится интервью с Лорой Гюнтер.

- В настоящее время я проживаю в лагере "Сацита" (ст. Орджоникидзевская). С первых чисел января в лагере активизировали свою деятельность представители Чеченского комитета по переселению беженцев. Ежедневно проверяли наличие людей в палатках и агитировали вернуться в Чечню. Через недели две к "комитетчикам" прибавились главы и представители администраций районов Чеченской республики, а также чеченская милиция из г.Грозного. Все их вопросы сводились к одному: "Собираетесь ли вы ехать домой и если нет, то почему". Когда они пришли ко мне в палатку, я сказала, что возвращаться в Чечню не собираюсь.

После этого я почувствовала к себе особое внимание. Каждый раз, как я заходила в администрацию лагеря, один из комитетчиков обращался к вновь прибывшим чиновникам:

-А это Гюнтер Лорхен. Она в Грозный не собирается и в ее палатку, 11 ряд номер 46, можете не ходить.

И так повторялось неоднократно.

В феврале месяце интерес ко мне возрос. За этот месяц представители власти посетили меня 5 раз. В первых числах февраля ко мне пришли 4 человека в штатском, русской национальности (приехали на зеленой автомашине 6-й модели "Жигули"). Они просто побеседовали со мной, стоя у палатки. В основном спрашивали: почему я нахожусь в лагере; есть ли у меня дети; собираюсь ли я домой и т.д. Я думала, что они обходят всех, но потом выяснила, что они приезжали только ко мне.

Ближе к середине февраля ко мне в палатку ввалились двое. Один русской, другой ингушской национальности. Русский показал мне свое удостоверение, но от волнения я не запомнила фамилии, только помню, что это был полковник ФСБ. Ингуш все время молчал, а полковник заявил, что к ним поступил звонок, что я якобы агитирую беженцев не возвращаться в Чечню, что я немецкий представитель и тайно отправляю чеченские семьи в Германию. Начались вопросы о том, где я родилась, что я собираюсь делать дальше и т.д. Особый интерес он начал проявлять к моему сыну: сколько ему лет, служил ли он в армии, чем занимается и, если его нет дома, где находится на данный момент.

23 февраля в мою палатку пришел старший лейтенант уголовного розыска Гацаев Абу-Супьян из МВД ЧР (он подъехал к палатке на милицейском УАЗике). Из его сумбурной речи я поняла, что якобы на меня поступило заявление (которое он сам не видел и не читал), в котором говорится, что у меня приписки, и что он пришел проверить. Когда я потребовала его удостоверение, он сказал:

- Я знаю, что у тебя завязки в "Мемориале", у меня тоже там знакомые,- и начал называть фамилии и имена, которые я вообще не знала. Я сказала ему, что в "Мемориале" таких людей нет. Переписав мои данные (у меня временное удостоверение личности, так как мой паспорт украли вместе с кошельком в 2001г. ), Гацаев ушел.

На следующий день, 24 февраля, около 11 часов утра, он пришел опять и потребовал мое временное удостоверение еще раз. Он начал к нему придираться, говорить, что оно просроченное и фальшивое. Я предложила ему пройти в администрацию лагеря, сотрудники которой выдавали и продлевали мне удостоверение. После этого он ушел.

25 февраля, около 15 часов дня, я была у соседей, когда зашли люди и сказали, что к моей палатке подъехали милиционеры и ходят вокруг нее. Я вышла. Возле своего жилища я увидела серебристого цвета машину и 4 людей (двое в штатском, двое в форме) у тыльной стороны палатки. Я подошла к ним и спросила:

- Что вы здесь делаете?

- А кто вы? - спросили они.

- Я-хозяйка этой палатки, - ответила я.

- Так это вы Гюнтер Лорхен? Мы пришли с вами познакомиться. Мы видели Вас по телевидению (мое интервью НТВ, где я говорила об оказываемом давлении на беженцев, показали в телевизионных новостях 22 февраля).

Я попросила их представиться, на что они сказали, что это неважно. Я ответила, что в таком случае я имею права не разговаривать с ними.

Сказав мне: "До скорой встречи", они ушли.

Мой знакомый общественник из Грозного рассказал мне, что ни одно совещание в Чеченском комитете и Миграционной службе не обходится без упоминания моего имени.

Еще в начале февраля ко мне приезжал Панасюк П.П. с главой администрации Ачхой-Мартановского района. Они предложили мне стать комендантом в новых двух ПВРах в Ачхой-Мартановском районе и организовать выезд туда людей из палаточных лагерей. Я отказалась. Недавно зам. главы опять был у меня с Хасимиковым (председателем Чеченского комитета по возвращению беженцев) и опять уговаривали меня написать заявление на должность коменданта. Получив мой отказ, они ушли недовольные. Я не знаю, что будет дальше и просто опасаюсь за безопасность своих детей.

Опубликовано в марте 2004 г.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 12:52

27 мая 2017, 11:53

27 мая 2017, 11:20

27 мая 2017, 10:26

  • Гезяль Байрамлы арестована на три месяца

    Сабаильский районный суд Баку избрал в отношении обвиняемой в контрабанде заместителя председателя партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) Гезяль Байрамлы меру пресечения в виде ареста сроком на три месяца. Байрамлы отвергла обвинение и заявила, что ее преследуют из-за оппозиционной политической деятельности. Защита считает решение об аресте необоснованным.

27 мая 2017, 09:23

  • 1 Двое полицейских осуждены в Ростове-на-Дону по делу о взятке

    Начальник отделения полиции по делам несовершеннолетних Советского района УМВД Ростова-на-Дону приговорен к четырем годам колонии за получение взятки, местный участковый за посредничество во взяточничестве осужден условно, сообщили в региональной прокуратуре.

Архив новостей