13 марта 2004, 18:41

Интервью информационного агентства "Апсныпресс" с председателем Верховного Суда Республики Абхазия Аллой Авидзба

Интервью информационного агентства "Апсныпресс" с председателем Верховного Суда Республики Абхазия Аллой Авидзба.

- Алла Отаровна, чаще всего о судебной власти вспоминают в связи с уголовными правонарушениями. Когда же осложняется внутриполитическая ситуация, то и ругают, и надеются на исполнительную и законодательную ветви власти. Как Вы полагаете, с чем это связано? Не означает ли это неверие людей в судебную власть?

- В последнее время я часто слышу нарекания в адрес судей. Их обвиняют в нечестности, взяточничестве. Не буду говорить, что абсолютно все работники судебных органов "кристальны как стеклышко". Но мне очень больно, когда негативные оценки экстраполируют на все судейское сообщество. Ни в коей мере не оправдываю судей, выносящих несправедливые решения или вымогающих взятки, нарушающих закон вместо того, чтоб вершить правосудие. Но не могу не сказать и о том, что среди чиновников в структурах исполнительной власти куда больше злоупотреблений служебным положением и нарушений закона. Квалификационная коллегия судейского сообщества рассматривает вопросы, связанные с соответствием тех или иных судей занимаемой должности, прекращением их полномочий и т.д. Что касается неверия людей в судебную власть, отчасти это связано с невысокой правовой культурой граждан. У нас в республике пока не столь велик опыт судебного разбирательства конфликтов между личностью и властью, споров между государством и органами местного самоуправления, рассмотрения дел, касающихся результатов выборов и избирательных процедур. Но нельзя забывать, что мы не сможем построить демократическое, правовое государство без уважения к судебной власти, без обеспечения ее подлинной независимости.

- Что необходимо сделать, чтобы судебная власть стала действительно независимой, как это записано в Конституции?

- Судьи должны быть принципиальными. Существует закон, и деятельность судей должна определяться именно им. Судья не должен бояться потерять должность. Он обязан работать по совести. Работа судей сопряжена со сложностями. Безусловно, к нам обращаются с различными просьбами, даже пытаются давить на нас, порой угрожать. Но надо иметь смелость и гражданскую позицию противостоять этому. Главный принцип, из которого должна исходить судебная власть, - это верховенство закона. А посему, судьи должны руководствоваться законом, а не личными пристрастиями. К сожалению, и среди судей попадаются недобросовестные люди.

- И все же, что позволит обеспечить подлинную независимость судей?

- Независимость - это, прежде всего, надлежащее материально-техническое обеспечение и финансирование судебных органов. Без этого трудно представить независимость. К сожалению, судебная власть обеспечивается государством по остаточному принципу. Вы посмотрите, в каких условиях работают судьи? Но одного этого недостаточно. Судебная власть должна пользоваться авторитетом в обществе и государстве. Судьи должны быть защищены законом и государством. И здесь требуется поддержка со стороны остальных ветвей власти. Еще одно немаловажное обстоятельство - это профессионализм судей, наличие квалифицированных кадров.

- Поскольку Вы затронули проблему кадров, хотелось бы уточнить. Профессия юриста у нас очень престижна. На юрфаке самый большой конкурс. Много молодых людей обучается юриспруденции за рубежом. И все же речь идет о нехватке юристов. Как это понимать?

- Чтоб стать судьей, недостаточно иметь юридическое образование. Необходим как минимум пятилетний стаж юридической практики. У выпускников АГУ пока нет подобного стажа. Люди постарше не очень хотят идти в судьи.

- А с чем это связано?

- Я думаю, это связано со сложностью судебной работы. Судьи не имеют права на ошибку. Вот даже в Верховном Суде у нас недобор. Нет цивилиста, свободны две вакансии судей. Те, кому я предлагаю работу в Верховном Суде, те квалифицированные специалисты, которых я хотела бы видеть рядом с собой, отказываются, ссылаясь на сложность и ответственность. В то же время многие, неадекватно оценивающие свои способности, хотели бы попасть к нам на работу ради престижа и амбиций.

- Какова процедура избрания судей?

- В соответствии со статьей 69 Конституции РА судьи всех уровней избираются парламентом по предложению президента. Именно президент решает, какие именно кандидатуры представить в высший законодательный орган. Но вот рекомендации на кандидатов в члены Верховного Суда готовлю я и представляю их президенту. Что касается городских и районных судей, их кандидатуры первоначально рассматриваются на Квалификационной коллегии. Это - орган судейского сообщества, в который входят представители всех ветвей власти. Проект судебной реформы, подготовленный нами, предполагает включение в состав квалификационной коллегии и представителей общественности. Коллегия, рассмотрев возможные кандидатуры, направляет мне свое заключение по ним. Я в свою очередь направляю эти рекомендации президенту. Важным элементом во всей этой процедуре должна стать конкурсная основа.

- По Конституции Генеральный прокурор назначается парламентом по представлению президента. Судьи избираются депутатами по предложению главы государства. Но я не могу припомнить случая, когда бы президент предложил парламенту более одной кандидатуры, на должность судьи. С чем это связано?

- Конкурсная основа не действует в парламенте. Она возможны в Квалификационной коллегии. Именно коллегия выбирает кандидатуры на конкурсной основе. В соответствии с законом о статусе судьей им может быть гражданин Абхазии, достигший 27 лет, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет, сдавший специальный экзамен и представивший справку о состоянии здоровья. Два последних условия не соблюдались. Сейчас принято положение об экзаменационной комиссии при Квалификационной коллегии. Судья должен обязательно сдать экзамен. Я надеюсь, что этот экзамен позволит отобрать лучших кандидатов. С одной стороны, у нас действительно много людей с дипломами юристов, а, с другой, не хватает квалифицированных специалистов по различным областям права - гражданскому, конституционному, финансовому, административному и пр. Кроме того, для работы недостаточно одних знаний, правовой грамотности. Здесь очень важны нравственные качества человека. К сожалению, мы не всегда говорим человеку правду в лицо, стесняемся невежде сказать, что он невежда, недостойному, что он недостоин. То ли менталитет нам не позволяет, то ли еще что-то. А недобросовестные люди этим пользуются в своем рвении подняться по служебной лестнице. А вообще, судья - это от бога. Он должен быть фанатично предан своей профессии.

- Выше Вы коснулись вопроса предполагаемой судебной реформы. В чем ее суть?

- Нами подготовлен пакет документов, касающихся судебной системы в целом, судоустройства, деятельности органов судейского сообщества и т.д. Эти проекты не меняют порядок избрания судей, определенный Конституцией, но позволяют упорядочить работу, учитывают изменения времени. Совет Судей, Квалифицированная коллегия - все это важные органы судебной власти. Для нормального функционирования этих структур требуются соответствующие законы и положения. Судебная власть не на словах, а на деле должна быть самостоятельной. Нельзя допускать превращения ее в некий придаток государственного аппарата. Следует пересмотреть вопросы финансирования работы судебных органов. В предлагаемых законопроектах усилена ответственность судей, детализирована работа Квалификационной коллегии. У нас существовал кодекс чести судей. Сейчас мы готовим Кодекс судейской этики. Жизнь требует большей ответственности судей.

- Если я правильно поняла, Вы испытываете нехватку законов, касающихся вашей деятельности, и пытаетесь восполнить ее?

- Так, законы об органах судейского сообщества требуют развития, большей детализации. Должны быть прописаны четко статус, возможности Квалификационной коллегии при подборе кандидатов.

- Через несколько месяцев заканчивается пятилетний срок избрания большинства судей. Как вы готовитесь к этому?

- Не знаю, кто как, я же - совершенно спокойно.

- Я не имею в виду самочувствие или беспокойство по поводу избрания на следующий срок. Готовите ли Вы к выборам какие то процедурные вопросы?

- К тому времени, когда завершится срок полномочий судей, я представлю президенту характеристики на них. Квалификационная коллегия подготовит рекомендации на районных судей. Окончательное решение от нас не зависит. Но в характеристиках будет отражено качество работы судей, стабильность приговоров и решений, профессионализм, моральные качества.

- До референдума 1999 г. у нас в стране судьи были несменяемы. Теперь же они избираются сроком на пять лет. Не влияет ли это на независимость судей? Как Вы думаете, не увеличивает ли это возможность исполнительной власти оказывать давление на судей?

- Если говорить о давлении на судей, то это возможно и в случае их несменяемости, и при их избрании. Во многих странах судьи избираются на определенный срок. Мы всего лишь строим демократическое, правовое государство. В этих условиях трудно избежать проникновения в судебную систему случайных людей. Тем более что мы испытываем нехватку квалифицированных кадров. Со временем, может, мы и вернемся к принципу несменяемости судей.

- В соответствии с Конституцией на Верховный Суд возлагается обязанности Конституционного. Что сейчас делается для того, чтобы Верховный Суд мог на деле выполнять эти функции?

- Еще в 1997 году мы представили в парламент проект закона о механизме рассмотрения конституционных споров. По неизвестным мне причинам, он не был рассмотрен. Сейчас уже во втором чтении принят закон о конституционном судопроизводстве. Как только его примут в окончательном варианте, мы приступим к работе. Но есть одно важное обстоятельство. В настоящее время право толкования Конституции дано парламенту. Я считаю, что это право должно быть передано Верховному суду, рассматривающему конституционные споры.

- Почему?

- С одной стороны, постановление, принимаемое нами по конституционным спорам окончательно. Оно вступает в силу с момента его провозглашения. А, с другой, парламент, обладающий правом толкования Конституции, может принять решение о том, что мы неправильно истолковали то или иное положение. Получается правовая коллизия, "замкнутый круг". Верховный суд не сможет работать полноценно, будучи лишенным права толкования Конституции.

- А парламент не соглашается с Вами?

- Еще в начале деятельности парламента этого созыва я направила в комитет по законодательству письмо с предложением рассмотреть вопрос о передаче права толкования Конституции Верховному Суду. Председатель комитета Владимир Начач-оглы был согласен с моим предложением. Требовалось доработать проект закона о конституционном судопроизводстве, внести в него главу о процедуре толкования Конституции. Но сегодня я не знаю, как будут решены эти вопросы.

- В прошлом году, когда парламентский комитет по законодательству инициировал принятие закона о порядке внесения изменений в Конституцию, это вызвало неоднозначную реакцию. Многие высказывались против изменения Конституции. Как Вы считаете, требуются ли изменения в основном законе республики?

- Я всегда говорила, что Конституция требует изменений. Многие критикуют состав парламента, принимавший ныне действующую Конституцию. Я считаю, это был хороший состав парламента. В то время была иная ситуация. Она требовала принятия того варианта конституции. Прошло почти десять лет. Многое изменилось. Поэтому нужны поправки. Но меня смущает упрощенная процедура принятия поправок, которая была заложена в Конституцию. Нельзя принимать поправки к основному закону страны двумя третями голосов парламента.

- Вы поддерживаете тот вариант закона, который предусматривает создание Конституционной комиссии?

- Да. Если до вынесения в парламент вопрос о поправках к Конституции будет рассматриваться в Конституционной комиссии, в которую войдут представители трех ветвей власти, то да.

- Не противоречит ли институт Конституционной комиссии самой Конституции?

- Прежде чем заработает Конституционная комиссия, будет принят специальный закон, регламентирующий ее деятельность. Еще раз хочу подчеркнуть, что в нашей Конституции был заложен весьма упрощенный порядок принятия поправок. А по вопросу их принятия у меня нет двух мнений. Они нужны. Это позволит развить положения Гражданского и Гражданского процессуального кодексов, привести их в соответствие с велением времени.

- В некоторых странах Конституционный суд существует самостоятельно.

- Я бы не возражала, если бы и у нас существовал Конституционный суд отдельно. Но это связано с возможностями нашего государства. Я за специализированный Конституционный суд. В крайнем случае, можно иметь отдельную конституционную коллегию.

- А это возможно?

- Я полагаю, да. Будут внесены изменения в закон о судопроизводстве и создана, кроме гражданской и уголовной, еще и конституционная коллегия.

- Вы готовы инициировать эти предложения, если Вас изберут на следующий срок?

- Да. Но дело не в том, кто конкретно будет возглавлять Верховный Суд на следующий срок. В Конституционной коллегии нужен будет совершенно другой подбор кадров.

- Но у нас не так много специалистов в области конституционного права.

- Да, их действительно очень мало. Кроме того, для того, чтобы стать конституционным судьей, недостаточно заниматься научной деятельностью. Необходимо иметь опыт практической работы в этой области. Надо будет растить молодые кадры. Нельзя будет просто взять следователя и поручить ему заниматься вопросами конституционного права. Какие-то шаги надо предпринимать уже сегодня.

- Порой складывается впечатление, что судебная власть ведет себя "очень скромно". Вы сами говорите о необходимости судебной реформы, конституционных изменениях. Не кажется ли Вам, что эти вопросы надо поднимать публично?

- Да, я говорю обо всем этом в суде, парламенте, направляю предложения президенту. Я в парламенте постоянно выступаю по вопросам, которые касаются судебной власти. Я неоднократно поднимала вопрос о работе конституционных судей. Это очень важная и ответственная работа. Люди с практическим опытом работы не очень то и хотят идти в эту область. В Верховном Суде можно было бы хоть сегодня создать конституционную коллегию, но все упирается в кадры. Конституционным судьям придется давать заключение по указам президента, решениям парламента, правительства.

- Как Вы относитесь к институту омбудсмена? Эта идея обсуждалась, когда еще готовился проект ныне действующей Конституции.

- Наши суды занимаются вопросами, касающимся нарушения прав человека, но нам необходим закон "О защите прав и свобод организаций и граждан". Парламент работает над этим законопроектом. Целая глава Гражданского процессуального кодекса посвящается процедурным вопросам рассмотрения дел, связанных с защитой прав и свобод граждан. Раньше в ГПК не было главы об избирательных правах, а это необходимо. Нет у нас закона об иностранных гражданах. Верховный суд обладает правом законодательной инициативы, но, естественно, я не могу разработать и представить парламенту все необходимые законопроекты. Что касается законов, регламентирующих деятельность судебных органов, по ним мы работаем активно. Представители Верховного Суда участвовали в работе комиссии по разработке Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Завершена работа над Гражданским кодексом. К завершению подходит работа над Гражданским процессуальным кодексом. Требуется доработать три главы ГПК, но мы ждем принятия соответствующих законов.

- И все же, как Вы считаете, нужен в наших условиях институт защитника по правам человека?

- Я - за. Еще и потому, что его участие имело бы важное значение при рассмотрении конституционных споров. В работе Конституционной коллегии должны участвовать представители общественности. И если у нас будет введена должность омбудсмена, который сможет работать и в Конституционной коллегии, это только поможет делу.

- Осенью мы будем избирать нового президента. Споры в парламенте вызвал пункт законопроекта о месте голосования. Так, где же, с вашей точки зрения, должно происходить голосование, по месту жительства или фактической прописки?

- Не следует усложнять проблему. Люди должны уже определиться с тем, где они живут, прописаться по месту фактического проживания и голосовать соответственно. Это позволит избежать путаницы, всякого рода "каруселей" и прочее. Если человек не прописан там, где он живет в настоящее время, пусть возьмет открепительный талон. Я за дисциплину в этом процессе. Выборы происходят не каждый день. Надо отнестись к ним ответственно.

- Как Вы относитесь к цензу оседлости?

- Это может стать предметом спора в Конституционном Суде. Я уверена, что многие претенденты в связи с цензом обратятся в суд. Как у гражданина, у меня есть свое мнение по этому вопросу, но я не имею права публично высказываться по этому поводу.

Хотелось бы несколько слов сказать об условиях нашей работы. У нас нет своего помещения; мы арендуем этаж у завода "Сухумприбор". Как-то нам выделили 150 тысяч рублей, но мне было жалко тратить эти деньги на ремонт чужого помещения, из которого нас могут при желании в любое время попросить. Ни в Парламент, ни в Кабинет министров так просто не войдешь. Там везде сидит охрана. То же самое в МВД, прокуратуре. Только к нам может пройти любой человек с улицы. Более того, на первом этаже располагается кафе. Завтра могут появиться игровые автоматы и пр. Это тоже показатель "внимательного" отношения государства к судебной ветви власти. 
 
Опубликовано 11 марта 2004 года.

источник: ИА "АПСНЫПРЕСС" (Абхазия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

16 января 2017, 20:17

  • Жители Гумрака добились разработки альтернативных решений по реконструкции шоссе

    Представитель проектировщика работ по реконструкции шоссе Авиаторов, проходящего через поселок Гумрак Дзержинского района Волгограда, встретился сегодня с недовольными действиями рабочих местными жителями. По итогам встречи достигнута договоренность, что проектировщик подготовит решения по изменению условий реконструкции, в которых будут учитываться жалобы жителей.

16 января 2017, 20:02

  • Защита сочла формальным судебное следствие по делу Сафаряна

    Суд в Ереване вынес обвинительный приговор Геворгу Сафаряну при отсутствии доказательств его вины и с целью исполнения политического заказа, считают адвокат Тигран Айрапетян и правозащитница Жанна Алексанян. Защита активиста решила обжаловать приговор.

16 января 2017, 20:00

  • Житель Ингушетии осужден судом за попытку присоединиться к ИГ

    Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил к двум с половиной годам колонии общего режима жителя Ингушетии за попытку выехать в Сирию и присоединиться к запрещенной судом в России террористической организации "Исламское государство", сообщило ФСБ.

16 января 2017, 19:36

16 января 2017, 19:20

Архив новостей
Все SMS-новости